11.12.2010  «В театр зритель приходит с надеждой»!!!
Сергей Безродных, заслуженный артист России, «звезда» театра «Старый дом», отмечает юбилей.

Наверное, самое замечательное свойство этого актёра — умение удивлять, находить для своих героев неожиданные краски. Сергею Безродных по плечу и классика — такие пьесы, как «Поздняя любовь» Островского или «Женитьба» Гоголя, и современные вещи — например, «Карточный домик» Стоппарда или «Медея» Мюллера. Заметными страницами биографии актёра стали «Проклятие меча» — спектакль, принятый на «ура» японской публикой, поэтические постановки «Федра» по мотивам Цветаевой, «Дом Бернарды Альбы» Лорки, «Окуджава»...

На сцене «Старого дома» состоялся бенефис, посвящённый 50-летию Сергея Безродных.

— Сергей Иванович, как прошел праздник?

— По-доброму. Просто и тепло! И поздравления были, и стихи, и армянский коньяк... Наверное, мы не напрасно выбрали для бенефиса именно «Трактирщицу» Гольдони — веселый, легкий спектакль, над которым можно не только посмеяться, но и подумать. Для зрителя это важно.

— «Подмостки — отечество актера, и нужно все время продлевать паспорт, чтобы не лишиться гражданства». Должно быть, эти слова Чарлтона Хестона не случайно процитированы на вашей праздничной афише? Расскажите о новых проектах «Старого дома», в которых вы участвуете.

— Летом, во время гастролей в Швеции, мы начали работать над пьесой очень популярного шведского драматурга Вильхельма Муберга «В сотый раз женаты». Репетиции проходили в древнем поместье Рокельстадт, где мы жили и разучивали сцены вместе с Александром Нордштремом.

«В сотый раз женаты» — комедия про маленькую театральную труппу, разъезжающую по гастролям. Пьеса достаточно интеллигентная, с очень тонкими, своеобразными шведскими нюансами, которые перекликаются с нашей российской жизнью. Моя роль хоть и небольшая, но любопытная: я играю этакого «настоящего шведа» — человека вежливого, обходительного, но всегда очень точно знающего, что ему нужно, и умеющего добиваться своего. Премьера нового спектакля состоится в конце декабря.

— Шведские впечатления как-то помогли в работе над ролью?

— Разумеется! Люди, с которыми мы общались в Швеции, меня просто поразили тем, что всегда готовы помочь, бескорыстно и чистосердечно. Приведу конкретный пример. Однажды мы довольно далеко забрели, нам надо было вернуться к центру города, и мы спросили: как вызвать заказать такси? Куда позвонить? Человек, который нам встретился, с таким участием выслушал вопрос! Потом набрал номер по своему собственному мобильному телефону, дождался ответа, вызвал такси, передал нам трубку, объяснил, что и как... Боюсь, если бы мы у себя на родине подошли к прохожему с таким вопросом, натолкнулись бы на агрессию. В лучшем случае — на недоуменный вопрос: «Вы из деревни, что ли, приехали?» Может быть, шведы от благополучной, нормальной жизни такие участливые, такие открытые? У них не возникает мысли, что вы убежите с чужим телефоном в руках, люди друг другу доверяют. И когда видишь подобное отношение, самому хочется быть таким.

— Как прошли гастроли?

— В Швеции мы сыграли спектакль «Дуэт». Публика в основном была русскоязычная, нас приняли очень доброжелательно. Сцена, на которой мы выступали, оказалась небольшая, но, наверное, в этом была своя прелесть. Создавалась особая, камерная, доверительная атмосфера. После спектакля мы устроили что-то вроде конференции со зрителями — вышли на сцену и отвечали на вопросы.

Как я уже упоминал, мы жили в Рокельстадте — в старинном замке, которому несколько веков. Представляете? Озеро, которое помнит еще крестоносцев и королей — тех, великих! По этому озеру мы катались на каноэ. Узкая, смешная лодочка так и норовила завалиться набок, но мы все-таки научились ею управлять. На середине озера ходили волны от ветра, каноэ покачивалось так, что сердце замирало, но ничего — выплыли.

Между прочим, Рокельстадт знаменит еще и тем, что сюда приезжают пары со всей Европы, устраивают свадьбы. Когда-то здесь часто бывал молодой Герман Геринг, нацистский босс. В 20-е годы прошлого столетия он служил «воздушным таксистом», или, попросту говоря, пилотом. Не раз гостил в Рокельстадте и даже нашел себе здесь жену — ею стала племянница хозяина поместья. Такая вот небольшая историческая зарисовка...

Мы гуляли по старым улочкам Стокгольма, где еще сохранились дома XVI—XVII веков, три дня провели в Уппсале — в одном из самых древних городов Европы и в то же время в одном из самых молодежных. Уппсала — студенческий город, здесь находится старейший в Европе университет. А еще — древний католический собор, где проходят концерты классической музыки и где мы совершенно неожиданно для себя увидели православную икону с надписями на русском языке. В этом соборе когда-то короновался первый король Швеции Густав Васа, объединивший страну.

— Текущий сезон был очень насыщенным для актеров «Старого дома» в плане поездок. «Вечерка» уже рассказывала о том, что спектакль «Пять пудов любви» побывал на фестивале «У Золотых ворот» во Владимире. Чеховский герой Тригорин — одна из самых неоднозначных ваших ролей. Как прошел показ?

— Театральный праздник во Владимире называется «фестиваль фестивалей» потому, что там идут спектакли, которые уже завоевали признание, вызвали отклики, заслужили награды. Публика принимала нас великолепно, а критики даже поспорили по поводу некоторых моментов спектакля. «Пять пудов любви» сконструированы таким образом, что на сцене мы все такие... немножко «крейзи». Мы, актеры, старались понять и воплотить режиссерскую установку. Много дискуссий вызвала «сцена в бочке», проводилась параллель с римскими банями, задавался даже вопрос: «А при чем тут Чехов?» Но как бы ужасно, как бы цинично ни вели себя герои, мне кажется, в этом есть... жизнь. Тяжелая и непростая. Ведь в России вообще никогда не было легкости бытия, об этом писали и Достоевский, и Чехов. Мне представляется, Чехов был очень жестким человеком — игроком. Он, врач, смертельно заболев, не пожелал лечиться, и чем бы ни было вызвано такое решение — это поступок. Быть может, своего рода фатализм. У меня лично спектакль Линаса Зайкаускаса никаких возражений не вызвал. Да, спектакль необычный, но я все равно понимаю, что это тоже — Чехов, что драматургия — чеховская. Думаю, наша реальная жизнь бывает еще страшней, еще уродливее, чем написано в пьесе и показано в спектакле.

Критики отметили, что актеры сыграли очень слаженно, что у нас был замечательный ансамбль. Вообще о труппе отозвались хорошо. Конечно, со времени премьеры спектакль изменился. Так, первые три спектакля Аркадину играла Ирина Алферова, а сейчас эту роль исполняет Эльвира Главатских, и, естественно, образ Аркадиной стал другим. Если Ирина самые жесткие циничные ситуации смягчала женственностью, снисходительностью, у нашей актрисы доминируют экспрессия, темперамент, напор! И это тоже очень интересно.

— С какими театрами, творческими коллективами вы сотрудничаете помимо «Старого дома»?

— Я по-прежнему играю в театре антрепризы «Артистическое созвездие», которым руководит Евгений Важенин. Уже третий год на сцене ДК имени Дзержинского идет наш спектакль «Не открывайте дверь незнакомцу» — спектакль хоть и непритязательный, но очень добротный, легкий, забавный, как и вообще все работы «Артсозвездия». Автор пьесы Сергей Белов видел запись спектакля и прислал хороший отзыв.

Иногда приходится заниматься деятельностью, которая с театром напрямую не связана: озвучивать рекламные ролики или документальные фильмы — про ВАСХНИЛ, про Академгородок, про Новосибирский метрополитен. Наша местная реклама начала развиваться в суровые девяностые, в этой сфере работали замечательные ребята — умницы, профессионалы, многие из которых уже перебрались в столицу. Я попал в струю и нарабатываю опыт до сих пор.

Хотя, конечно, самое главное для меня — то, что происходит на сцене «Старого дома».

— Скажите, ваше отношение к актерской профессии со временем менялось?

— Конечно, менялось. И очень сильно! Если вспомнить, как я начинал выступать, можно сказать, это были совсем другие времена, совсем иное состояние души. По молодости лет я вообще не задумывался особо, как я выхожу к зрителю и с чем: просто радовался любому выходу на сцену, любой роли, и мне казалось, я классно играю! Этакий юношеский задор!

А сейчас наступил момент, когда я  чувствую зрительный зал. Вместе с волнением и настроем появляется не совсем обычное ощущение: все эти, казалось бы, чужие, незнакомые люди — все они для меня как родные. Наверное, с опытом начинаешь понимать, что зрители приходят в театр с надеждой: «Что-то интересное должно произойти!» А если зрители уже в зале, значит, они сегодня наши. И надо постараться (не заигрывая, не переигрывая) найти контакт, увлечь их спектаклем, чтобы в ответ тоже что-то произошло. Открытие, откровение, чудо.

 

Автор: Татьяна РЕШКЕ
Фоторепортаж


Оставьте свой комментарий
Имя
Эл.почта
Проверочный код: Введите этот защитный код
Если Вы не можете различить проверочный код обновите его.





Новости по теме
25.02.2011
«Я вспоминаю...»
В Новосибирске прошёл творческий вечер Геннадия Хазанова.
25.02.2011
Гармония «на троих»
Новосибирской оперой вновь руководит Борис Мездрич.
22.02.2011
В темпоритме времён
Новосибирской театральной школе исполняется 50 лет.
19.02.2011
«Действующие лица» необщим выраженьем
Жизнь театра «Старый дом» откроется зрителю
19.02.2011
Рояль на четверых
Всемирно известные пианисты сыграют в Новосибирской филармонии
17.02.2011
О Гоголе с грустью и любовью
Наталья Бондарчук представила новый фильм, рассказала о
10.02.2011
«СКАТТ» подарил счастье и удачу
«Русский с китайцем — братья навек», —
10.02.2011
Не бойся, что не знаешь, — бойся, что не учишься
Актуально ли древнее китайское изречение для современных
10.02.2011
Телеканал ОТС: на пути развития
ОТС сегодня — это телевизионный канал с
10.02.2011
Львята в режиме онлайн
Маленькие знаменитости Новосибирского зоопарка стали телезвёздами.
Свежий номер
Вакансия
Новосибирская областная газета Советская Сибирь Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций) Многофункциональный центр организации предоставления государственных и муниципальных услуг Новосибирской области
О газете      Размещение рекламы в газете Вечерний Новосибирск      Экспорт новостей (RSS)
| | | |