Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Деревни строятся по всем программам

Деревни строятся по всем программам
Сельскохозяйственный производственный кооператив «Колос-колхоз» Татарского района — это две небольшие деревеньки: Рождественка и Первомихайловка, бывшие отделения совхоза «Северотатарский», отделившиеся в самостоятельное хозяйство. Это их и спасло, потому что остальные фермы и даже центральная усадьба умерли заживо — здесь нет производства.
— Мы получили очень плохое наследство, — говорит нынешний председатель «Колос-колхоза» Геннадий Краснов. — Какая была политика в советские времена? Строительство производственных объектов и жилья — все в центре. Приближали село к городу, стирали грани. Но так и не стерли, мы оказались в полном смысле этого слова у разбитого корыта.

Но Геннадий Андреевич не такой человек, чтобы плакаться в жилетку. Именно в «Колос-колхозе» развернулось большое строительство жилья, причем задействованы все программы — федерального центра, губернаторская и своя, колхозная.

Что касается колхозной, Краснов говорит кратко: «Мои деньги, а все остальное на вкус строителей». И сколько же этих денег надо на один дом? Больше миллиона рублей. Конкретно: миллион и сто тысяч. Но в хозяйстве большое поголовье крупнорогатого скота: почти тысяча коров. Ежемесячно оно получает за молоко пять миллионов рублей, потому что цена на эту продукцию нынче вполне приемлемая. Половина суммы идет на зарплату, остальное — на прочие нужды. В том числе и на строительство. Уже построено несколько двухквартирников в разных концах деревни. Идем с Красновым к тому дому, который находится в стадии строительства, знакомимся с плотниками. Их трое. Виктор Николаевич Остриков, отец, и его два сына — Павел и Николай. Павла сегодня нет, уехал домой, в Калачинск Омской области.

— Вы предприниматель? — спрашиваю Острикова-отца.

— Какой к черту предприниматель, простой плотник, — незатейливо отвечает он.— Тот же наемный работник.

Тем не менее у отца или бати, как зовут его сыновья, своя пилорама, свой автотранспорт. Остриковы закупают красный лес-кругляк в Тарском районе Омской области, везут в Калачинск, распускают бревна на доски, готовят брус, косяки, рамы — все, что нужно для строительства дома. И — в Рождественку.

Проходим по всему объекту. Просторные кухни, два водогрейных котла, батареи отопления.

— Дом будет что надо, — замечает председатель. — Пластиковые окна, непременно сайдинг. Не дом, а игрушка. Кстати, — обращается он к бате, — не мало ли поставили батарей? Не будет ли холодно жильцам?

— Все согласно нормам, — отвечает Остриков-старший. — Будьте спокойны. Двухквартирник сдадим «под ключ» в ноябре.

А Геннадий Краснов уже думает над тем, где поставить новый колхозный дом. Да, наверное, рядом.

— Уберем вон тот барак, чтобы не мозолил глаза, и начнем строительство. Скорее всего за работу возьмутся Остриковы, они уже не первый двухквартирник у нас строят, — рассуждает он.

Посмотрели мы и дом, который воздвигается по федеральной программе: 30 процентов его стоимости платит хозяин, остальные деньги из бюджета. Сам Краснов до конца не разобрался в механике оплаты, но в конце концов это не так важно. Важно, что будет жилье, которого пока недостает. Сколько же его надо?

— Много, — говорит председатель, — деревни, та и другая, заваливаются. Хоть тридцать квартир, хоть сорок. Жить есть кому, было бы где.

В этом году председатель подал заявку на десять домов. В программу включили только пять, малость опоздали. На следующий год хочет строить тринадцать квартир из тех семидесяти, что обещаны району.

— Поздно спохватились, — корит себя голова. — Надо было раньше думать, включаться во все программы. Глядишь, и воз бы с места стронули.

Из пяти квартир, которые строятся по федералке, только одна в Рождественке, остальные в Первомихайловке. Занимаются ими строители из Новосибирска, которые проживают в конторе. Работы также заканчиваются. Между прочим, на каждого члена семьи 18 квадратных метров — таково главное условие федералки. Если пять человек, то это уже девяносто квадратных метров!

Кто будет жить в новых домах, о ком так хлопочет председатель? Да его же работники. В Первомихайловке один дом займет управляющий Александр Велижанский, у которого недавно родилась двойня. Новоселами станут также доярка Наталья Салова и ее муж Виктор, бригадир, сварщик Сергей Петров, механик по животноводству Олег Иванов. А в Рождественке новоселье справят доярки Ольга Бабенышева, Елена Метель, шофер Владимир Бочкарев, тракторист Геннадий Гейнц.

— Будут работники, — заключает председатель, — будут и дела.

Но это не все строительство, которое ведется в колхозе. Недавно сданы в работу сразу два красавца-магазина: в Первомихайловке и в Рождественке. Это по линии потребительского общества. Еще на центральной усадьбе строится церковь: восемь на восемь метров. Пока без названия. Это привет от земляка Виктора Филипповича Шрейдера, мэра города Омска. Жил долгое время в Рождественке и его родной брат Андрей, колхозный агроном.

— Мы с Андреем пенсионеры, — рассказывает Геннадий Краснов. — Перед нынешней жатвой говорю ему: «Вот кончим уборку, приберем хлебушко и пойдем на заслуженный. А он возьми да и умри посреди страды... Теперь что же? Надо работать за себя и за Андрея. А дружба с Виктором Филипповичем не потеряна. Помогает родной деревне. То солярки поможет купить по сходной цене, то еще какую услугу нам окажет. Спасибо ему огромное.

Виктор Филиппович был на похоронах брата, на девять дней приезжал, встречался с Красновым, сказал, что связи с малой родиной терять не намерен, пожелал ей всяческого благополучия.

Рождественка да Первомихайловка в самом деле хорошеют. Это видно невооруженным глазом. Дай Бог дальнейшего процветания.
Резонанс
С 14 октября вступили в силу поправки в антитабачный закон. Отныне курить на улице разрешено только в специально отведенных местах. Об этом сообщается в приказе Министерства строительства и ЖКХ и Министерства здравоохранения России. Как отнеслись к запретам те, кто дымят, и те, кто дышат дымом, поинтересовался Александр Куршев.
Жители Новосибирска вместе со всеми россиянами будут отдыхать в течение десяти дней — с 30 декабря 2017 года по 8 января 2018 года. Также нерабочими будут три дня с 23 по 25 февраля, четыре дня с 29 апреля по 2 мая, День Победы 9 мая, три дня с 10 по 12 июня и три дня с 3 по 5 ноября.
Состояние двух автомобильных мостов через Обь в Новосибирске серьезно тревожит специалистов. Трещины в элементах Октябрьского моста были обнаружены экспертами еще в 2007-м году, но ремонт его металлоконструкций ни разу не проводился. Димитровский мост действует почти 40 лет, но в 2013 году эксперты отмечали, что его швы давно не выдерживают нагрузок.    
«Универсам» на ул. Ленина планирует расширяться и построить здание высотой 5 этажей на месте старой пристройки «Пассаж». Жители соседних жилых домов выступили категорически против этой идеи на общественных слушаниях 17 октября. Они страдают от шума и тесноты и опасаются, что лишатся солнечного света. Примут ли во внимание рекомендации общественных слушаний или все же будет выдано разрешение на строительство – зависит от решения мэра Новосибирска.  
Министр транспорта и дорожного хозяйства Новосибирской области Анатолий Костылевский проконтролировал качество выполненных работ по ремонту дорожного полотна на улицах Ломоносова и Вокзальной в городе Оби.
Всемирный фестиваль молодежи-2017 в Сочи преодолевает языковые барьеры. Поэтические баттлы, спортивные состязания и встречи с государственными деятелями - участники фестиваля от Новосибирской области поделились своими впечатлениями о первых днях фестиваля.