Выберите свой район: Новосибирск
Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым
Резонанс
Резонанс
Яндекс.Погода
03.02.2016

Военная заточка, или Как министр инженеров за «Копьё» ругал

В Новосибирске увидела свет уникальная книга о тех, кто ковал оборонный щит СССР в Сибири. Коллективный труд под названием «Творцы оборонной техники г. Новосибирска 1941–1965 гг.» посвящен нашим землякам, оставившим яркий след в истории российского ОПК.

В Новосибирске увидела свет уникальная книга о тех, кто ковал оборонный щит СССР в Сибири


Коллективный труд под названием «Творцы оборонной техники г. Новосибирска 1941–1965 гг.» посвящен нашим землякам, оставившим яркий след в истории российского ОПК.

Автор идеи — новосибирский инженер лауреат Ленинской премии Виталий Райзберг, трудившийся долгое время в Научно-исследовательском институте измерительных приборов (НИИИП). Довольно быстро ему и поддержавшему его Борису Потаповичу удалось собрать команду единомышленников, заручиться поддержкой областного и городского руководства. Творческая группа — Виталий Райзберг, Борис Потапович, Иван Савицкий, Владимир Шумилов, Виктор Трифонов — стала обращаться с запросами на предприятия. Однако добыть необходимые сведения о достойных людях оказалось не так-то просто.

Людей найти — не поле перейти
— Возьмем Новосибирский завод точного машиностроения, коротко говоря «Точмаш», — говорит Райзберг. — Этот завод, так много выпустивший, от простых до сложнейших взрывателей, в период Великой Отечественной войны и позже, был ликвидирован в девяностые годы. Где взять по его сотрудникам информацию, мы не знали. Наконец удалось отыскать Анатолия Бригиду, он в последние годы существования «Точмаша» был заместителем директора по режиму. От Бригиды я узнал, что весь заводской архив сгорел. Позже через общих знакомых я вышел на Юлена Орлова, который когда-то был на «Точмаше» начальником ОКБ — главным конструктором завода, начальником — главным конструктором специального конструкторского бюро по разработке лазерных взрывателей. Юлен Владимирович имел еще и журналистский опыт. Он начал искать нужных людей, согласился написать для книги очерк о заводе. Собранная им команда смогла восстановить многие забытые события.

Впрочем, у ныне здравствующих предприятий также обнаружилось немало проблем с архивами.

— Скажем, завод имени Коминтерна сегодня живет, неплохо зарабатывает, но многих сведений не сохранил, — продолжает мой собеседник. — В частности, трудно было восстановить данные о том, какой путь прошли люди, прежде чем устроились на это предприятие. Приходилось пользоваться личными связями, воспоминаниями.

005-23-02.jpg

Одна из разработок новосибирских оборонщиков — радиолокационная станция РЛС 1С12 для ЗРК «Круг». Фото с сайта dobriden.ru

Был мой коллега скромным…
В конце 50-х — начале 60-х годов прошлого столетия ряд сотрудников новосибирских предприятий участвовали в разработке и внедрении уникальной радио­локационной станции РЛС 1С12 для зенитно-ракетного комплекса «Круг»: впервые в нашей стране локатор вкупе со специальной кабиной и всей необходимой аппаратурой был установлен на самоходное танковое шасси. Боевое развертывание станции занимало пять минут, после чего она уже могла выдавать информацию, просматривая окрестности в радиусе 180–200 километров. Главным конструктором станции стал Виталий Райзберг, удостоенный за это Ленинской премии. Его заместителем по внедрению был главный инженер ОКБ завода имени Коминтерна Владимир Гайслер, получивший затем Государственную премию СССР.

— Гайслер был очень скромным человеком, — вспоминает Райзберг. — Воевал, служил с 1943 года водителем боевой машины. Я знал его много лет, но, лишь работая над книгой, обнаружил: у Владимира Ефимовича, который ушел из жизни в 2000 году, было три боевых ордена — Славы III степени, Красной Звезды и Отечественной войны, а также медаль «За отвагу»! Он никогда их не носил, о них не рассказывал. Благо сейчас на сайте Министерства обороны есть наградные листы, и мне удалось найти Володин документ. Оказалось, первый орден он получил за то, что взял языка; второй — за трех человек, которых захватил в плен; третий — за участие в уничтожении вражеского самолета. Я был потрясен!

Освещая путь к прогрессу
Как шел отбор героев книги? Решено было внести в сборник имена главных конструкторов и их заместителей, испытателей, работавших на полигонах, авторов изобретений, активных рационализаторов, рабочих, имеющих звание «Лучший по профессии».

Главное, подчеркивает Виталий Райзберг, это должны быть именно специалисты. Не организаторы, не директора… Впрочем, для отдельных глав предприятий, если они что-то важное сами изобрели или решающую роль сыграли в успехе других, сделано исключение.

Так, директор НИИ-617 (ныне НПП «Восток») Валентин Авдеев вошел в историю не просто как талантливый руководитель, но и как автор феноменального изобретения — стержневых радиоламп. В 1943 году он начал заниматься разработкой сверхминиатюрных радио­ламп для авиационной радио­аппаратуры. Создал принципиально новую конструкцию, в которой роль электродов выполняли жестко закрепленные стержни. Эти лампы отличались высокой экономичностью, уникальной стойкостью к механическим и внешним климатическим воздействиям, имели малые размеры и вес.

За время работы Авдеева, в 1949–1960 годах, институт создал серии современных на тот период радиоламп, ликвидировав в этой области техники отставание от ведущих зарубежных фирм, получил всеобщее признание. Новшество стало активно применяться в портативной и бортовой аппаратуре, в том числе ракетной и космической. За выдающиеся заслуги в создании электронной техники Авдеев, не написавший и не защитивший диссертационных работ, в 1958 году был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. Имя этого руководителя-изобретателя, конечно же, внесено в энциклопедию «Творцы оборонной техники г. Новосибирска».

Как новинка стала «вчерашним днем»
Есть в книге сведения о Якове Беликове, создателе и первом директоре НИИИП. Сам Яков Павлович, руководивший институтом 20 лет (до выхода на пенсию), ничего в это время не изобретал, но…

— Он сумел создать уникальную обстановку на своем предприятии, — Виталий Райзберг вновь принимается за рассказ. — Не просто организовать людей, а обеспечить им все условия для творчества. НИИИП — единственный институт из известных мне, у которого ни одна разработка не легла, как говорится, на полку.

Хотя одна такая все же имела место. Но забраковали ее не по вине предприятия. Речь о радиолокационной станции «Копье», предназначенной для наведения прожектора на цель, чтобы ее подсвечивать. Испытания прошли успешно, но сразу выяснилось: сама идея успела морально устареть.

— Знаете какая секретность была! — продолжает Виталий Вениаминович. — У нас в институте знать не знали, что под Москвой уже стоят ракетные комплексы С-25, рядом с которыми наша новинка — действительно вчерашний день… Как нас Валерий Калмыков, министр радиопромышленности, за это «Копье» ругал! А в чем мы виноваты? Заказчик сказал — мы сделали. Министр и говорит: «Заказчику вы должны делать не то, что он просит, а то, что ему нужно!» Мне этот алгоритм основательно в голову врезался. То есть мы, проектировщики, разработчики, производители, испытатели, творцы, должны лучше знать, что нужно заказчику. Вот такой урок. С тех пор уж точно ни одна разработка НИИИП на полку не пошла, и в этом большая заслуга Якова Беликова. Директор каждый раз просчитывал ситуацию, грамотно распределял ресурсы, соответствующим образом нас направлял.

005-23-03.jpg

В действительности свет увидели две книги… Фото Натальи МАНТОРОВОЙ

Другая история: продолжение следует?
Книга «Творцы оборонной техники г. Новосибирска» вышла в год 70-летия Великой Победы тиражом 500 экземпляров, предназначенных главным образом для библиотек, предприятий, героев книги, их семей и близких. Содержит она сведения о 294 специалистах, которые трудились в основном в 1941–1965 годах. Почему таким сроком все ограничено? Тут начинается уже другая история.

— Я был категорически против, — поясняет Райзберг, — но часть нашей творческой группы давила на то, что материалы архивов рассекречены лишь до 1965 года. Хотя какое это для нас имеет значение? Мы прежде всего о людях пишем! Но меня не поддержали. Меня утешает мысль об издании в перспективе единого сборника, информация в котором не была бы ограничена 1965 годом. И мы в предисловии к своей книге просим читателей: если они располагают сведениями о достойных людях, которые в сборнике не упомянуты, пусть напишут об этом в адрес предприятия или организации, чтобы можно было дополнить книгу в случае ее переиздания.

VN_new_logo_2017