Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Школа–вуз–работодатель

23.11.2010 00:00:00
Татьяна Коньякова
Школа–вуз–работодатель
Что сегодня заботит ректора?

Качество образования, как известно, держится на трех главных китах. Заинтересованные, хорошо подготовленные абитуриенты — раз. Хорошая материально-техническая база и высокий уровень преподавательского состава — два. И, наконец, третье — востребованность выпускников вуза на рынке труда. В каждом из этих блоков есть свои задачи и свои проблемы. Об этом наш разговор с Николаем Пустовым, ректором НГТУ, вице-президентом Российского союза ректоров, председателем Совета ректоров вузов Новосибирской области.

— Когда мы беседовали с вами пять лет назад, то одной из главных проблем было недопонимание между вузом и средней школой. С тех пор ситуация в плане выработки неких единых согласованных требований как-то изменилась?

— Это противоречие известное. И уже достаточно давно стало очевидно, что в подготовке абитуриентов вузы в той или иной форме должны участвовать. У нас есть Ассоциация лицеев и гимназий, которая многие годы занимается взаимодействием с учреждениями общего образования в части их научно-методического сопровождения. Мы проводим тестирование учащихся, устраиваем семинары для педагогов. В свое время практиковали «сертификаты доверия» — суть была в том, что университет признавал уровень оценок школ как вступительные экзамены. По просьбам ведущих лицеев и гимназий вузы направляли туда преподавателей по базовым дисциплинам. Мы имеем собственный лицей, где обучается порядка 500—600 школьников, с конкурсом четыре человека на место.

Последняя инициатива областной администрации — это создание специализированных классов по базовым дисциплинам (математика, физика, химия) на базе ряда школ, лицеев и гимназий, отобранных на конкурсной основе, Финансирование таких классов увеличивается в разы. И принципиальное условие их создания — обязательные договоры с университетами и в части научно-методического сопровождения, и в плане закрепления за этими школами ведущих вузовских преподавателей. Есть целевой заказ областной администрации подготовки по тем или иным специальностям... Все это как раз и направлено на взаимодействие общеобразовательной школы и университета. Проблем, конечно, еще много, но уже есть заметные подвижки к взаимопониманию и взаимодействию. Механизмы здесь в значительной степени налажены и отработаны.

— И, тем не менее, разговоры о том, что «раньше студенты были лучше», ведутся по-прежнему. Как быть с этим?

— Сколько в советское время выпускников школ поступало в вузы? 20—25%. А сегодня 80%! Ученики во все времена были разные. Но сейчас-то мы берем почти всех! Вот вам и ответ на вопрос. Поток поступающих в вузы резко вырос, и туда попала волна не очень способных и не очень сильных, это я так аккуратно выражусь. У вузов, конечно, есть право сказать, что, например, в НГТУ, если ты имеешь менее 60 баллов ЕГЭ, мы не берем. Но тогда нам будет некого учить. Поэтому учебный процесс строится в соответствии с качеством набора.

— Раз уж мы заговорили об этом, то вы сторонник или противник ЕГЭ?

— Я вообще считаю, что ЕГЭ не стоит того ажиотажа, который вокруг него создан. Это всего лишь форма государственной усредненной оценки. Лично у меня, да и у большинства ректоров, предубеждения против ЕГЭ нет. Можно говорить о качестве тестов или спорить, можно ли в такой форме тестировать литературу, грамотность — над этим еще надо работать. А в том плане, о котором говорим мы с вами, особых вопросов нет. ЕГЭ лишь позволяет сделать ситуацию более формализованной. Вся страна отвечает на одни и те же вопросы (пусть даже плохие), требования ко всем одинаковые, и как пространство ни крути, один набрал 60 баллов, другой — 70, третий — 30 баллов...

Проблема тут в другом. Если уж вы ввели ЕГЭ, то вы должны ввести большее число обязательных ЕГЭ. У нас же как получается: мама с папой видят, что ребенок слаб в физике и химии, и говорят: пойди, сдай математику — ее нельзя не сдавать — и, к примеру, обществоведение. Он сдал и идет в университет. А дальше начинается! На инженерную специальность его не возьмешь — у него требуемых ЕГЭ нет. А родители в претензии: мой ребенок мечтал быть экономистом, у вас мест нет, а мне платить нечем.

А что должен делать вуз? Тогда учите ребенка физике: сдавайте ЕГЭ, и его с удовольствием примут на автоматику, на энергетику и так далее. То есть нельзя ставить и государство, и вуз в такое заведомо безысходное положение. Или, бывает, он поступил на факультет бизнеса — на платное место, а потом требует перевести его на бюджет. Государство даст бюджетные места, мы возьмем его с удовольствием, если он будет хорошо учиться.

— В обществе бытует стойкое убеждение, что скоро наше образование на все 100% станет платным? Ваши прогнозы?

— Разговор о том, что у нас образование платное, не совсем, я бы сказал, правомерен. В НГТУ, например уже в течение ряда лет как было на инженерно-технические специальности 1 400 бюджетных мест, так и осталось.

— Однако на такие факультеты, как экономический, юридический, гуманитарный, у вас всего 80 бюджетных мест. И конкурс более десяти человек на место...

— Государство имеет право за свои деньги проявить свой интерес: проплатить подготовку тех специалистов, которые ему нужны позарез. Общество же пока думает несколько иначе: у нас все хотят быть менеджерами и юристами. Хотя сейчас, замечу, ситуация реально меняется, прежнего ажиотажа уже нет. Чаще всего молодежь сейчас поступает на техническую специальность, а потом получает второй диплом — экономиста, социального работника, юриста, управленца. У нее получается джентльменский набор. Но в целом интерес общества еще находится не в области инженерных и технических специальностей, а там, где мест нет. Поэтому и идут разговоры о платности образования.

— Давайте поговорим о взаимодействии вузов с рынком труда. От работодателей часто приходится слышать, что наши университеты дают слишком общие знания, а конкретным навыкам приходится доучивать на местах...

— Именно поэтому и важно, чтобы рынок начинал интересоваться выпускниками не на стадии получения диплома, не на рынке труда и в фонде занятости, а начиная с третьего курса. Если речь идет о небольшом предприятии, то сделать это достаточно сложно. Но предприятия могут налаживать отношения с интересным им вузом корпоративным образом. Так это было раньше, и постепенно мы начинаем к этому возвращаться. Без взаимодействия с предприятиями мы просто не можем учесть всех нюансов специализаций рынка труда. А так мы будем уже заранее ориентировать ребят на какой-то блок предприятий, поможем им осуществить специализацию.

Возможности для этого у нас есть: есть практика составления индивидуальных планов, обучения по индивидуальной программе. Предприятия часто приплачивают этим ребятам за индивидуальную подготовку, дают им заказы. Мы можем отказаться от наших типовых курсовых проектов и позволить им сделать свои и так далее. Это касается и науки. Контакт между рынком труда и университетом должен быть неразрывным.

— А зачем предприятиям делать какие-то дополнительные усилия, если ваши выпускники все равно придут к ним, и они из сотни соискателей, выберут десятку лучших?

— Так было в 90-е, когда был рынок свободного труда. Сейчас ситуация изменилась. И вопрос о том, чтобы заблаговременно заботиться о специалисте, приучать его к предприятию, стал весьма актуальным. Если заранее решить с кафедрой вопрос об индивидуальном учебном плане, взять студента на практику или, например, привлечь его вечером работать на заводе в том же конструкторском бюро, то еще до окончания учебы он станет на предприятии своим. И, заканчивая вуз, он туда придет. Если, конечно, его там хорошо приняли, его устраивает вознаграждение и социальные перспективы.

— Иногда призывают вернуться к прежней системе распределения. Как вы относитесь к этому?

— Искренне считаю, что вернуться туда нельзя. Раньше ситуация была плановой. И то эта система распределения не работала на 100%. На хорошие предприятия студенты всегда шли — там проблем не было, а когда их отправляли на непопулярные предприятия, они искали причины, чтобы туда не пойти. Причины находились, и особых последствий не было.

— Действует ли механизм плавного заказа подготовки специалистов по стране, об этом тоже давно говорят?

— Такие попытки, безусловно, делаются. Министерство собирает заявки, проходят конкурсы заявок, распределений мест, но это пока не работает. Для того, чтобы что-то придумать, надо, согласитесь, сначала собрать информацию. А государство не способно сегодня собрать информацию, кто кому нужен, со всех предприятий, киосков, станций техобслуживания...

— Любому ректору не безразлично, как его вуз оценивается социумом. Как вы относитесь к рейтингам? И почему в международных рейтингах мы держим «обидные» места?

— По международным рейтингам идут постоянные споры. То, что российские вузы находятся там на безобразно низких местах, не соответствует действительности.

— Почему?

— Там есть определенные традиции — цитируемость, например, и так далее. О том, кто такой Королев Сергей Павлович, мы узнали только тогда, когда он умер. При жизни у него никаких публикаций не было. Но от этого он не стал менее значим ни как конструктор, ни как научный работник. У нас была своя система, она была очень закрытой (хотя на Западе тоже не все так просто: там тоже есть закрытые темы).

— А российские рейтинги? По каким они составляются критериям? И всегда ли они носят объективный, профессиональный характер?

— Критерии могут быть самые разные. Есть, например, рейтинг по среднему баллу ЕГЭ поступающих — мы там держим место в первой двадцатке. Есть рейтинг технических университетов — мы попадаем в 20—30 лучших российских вузов...

— И, наконец, вопрос о переходе высшей школы на двухуровневую (бакалавриат — магистратура) систему. Речь шла о том, что вузы должны перейти уже в следующем году...

— Высшая школа переходит на эту систему с 2011 года. И тут, я думаю, больших проблем не будет.

— Надеюсь, мы еще вернемся к этому вопросу через год, и поговорим об этом более предметно...

СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ ГАЗЕТЫ «ВЕЧЕРНИЙ НОВОСИБИРСК» И МИНИСТЕРСТВА ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ И ИНФОРМАЦИИ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ


Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс

Новости
Профессор МГАХИ и кандидат искусствоведения  Николай Васильев провел авторскую экскурсию по главным архитектурным памятникам и нетуристическим объектам Новосибирска.
21.10.2021 фото
Сталь, железобетон и причудливые формы. Здания советского модернизма можно встретить на всем пространстве бывшего СССР. VN.ru спросил архитекторов города – какими зданиями, построенными в конце прошлого века, можно гордиться.

29.09.2021 Видео
Звезда российского рэпа рассказал Юрию Дудю о жизни в родном городе.