Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

И снова о дорогах

2012-06-29
Инна Волошина, "Советская Сибирь"
И снова  о дорогах
Российские дороги не ругал, наверное, только ленивый. Но так ли всё плохо? Есть ли у нас трассы, аналогичные европейским? Об этом и многом другом читателям «ВН» рассказал руководитель Территориального управления автомобильных дорог (ТУАД) Новосибирской области Константин ГРОМЕНКО.

«Не надо гнать волну»

— Константин Геннадьевич, сегодня в Новосибирске строится третий мост, но часто приходится слышать мнение, что он не решит проблему пробок, что нужен и четвертый мост, и пятый. Пред-принимаются ли по этому поводу какие-то конкретные шаги, или пока это только разговоры?

— Строительство третьего моста находится вне компетенции нашей организации. Но как житель города и как человек, знающий проблему, считаю, что третий мост городу необходим. Конечно, теоретически не помешали бы и четвертый, и пятый мосты, но построить мостовой переход через такую реку, как Обь, — это очень дорогое удовольствие, хотя задумываться об этом, конечно, необходимо. Да, говорят, что третий мост транспортную проблему не решит. Но кто это говорит? Уж во всяком случае не специалисты. Критиковать всегда легко. Так зачем же, как говорится, «поднимать волну»? Чтобы придать себе больше значимости? Мне это непонятно. Хочу напомнить всем критикам: общественное мнение всегда отражается на количестве выделяемых средств. То есть, иначе говоря, видя сложившиеся негативные настроения, федеральный центр просто перестанет давать нам деньги на постройку третьего моста. Нам это надо? За счет городского и областного бюджетов такое грандиозное сооружение не построить. И еще один момент, о котором сегодня мало кто помнит: третий мост через Обь могли начать строить еще двадцать лет назад. Тогда стеной встали экологи, и денег не дали. И кто от этого выиграл?

— А кто и как рассчитывает размер компенсаций за сносимые дома?

— Обычно приглашают независимых экспертов, которые проводят обследование и делают оценку имущества. Иногда нанимают сразу две организации, чтобы видеть спектр мнений. А потом представители власти совместно с собственниками домов приходят к мировому соглашению по размеру компенсаций.

— И все же некоторые идут в суд. И много таких исков?

— Достаточно много, 50—60 в год. Нам предъявляют претензии по качеству дорог, по сервису, и граждане, попавшие в аварию, тоже иногда с нами судятся. Порой до абсурда доходит: один водитель сел за руль, не имея прав и в нетрезвом виде, слетел с дороги, разбил машину и тут же побежал в суд, пытаясь доказать, что авария произошла из-за плохого качества дорожного покрытия. К счастью, в подобных случаях суды чаще всего на нашей стороне. Но все равно это достаточно неприятно.

Скрытые резервы есть всегда

— Часто говорят, что у нас миллиарды «закатывают в асфальт». А от чего на самом деле зависит стоимость дорожного строительства, и мостов в частности?

— Здесь очень много факторов. Если говорить конкретно о мостах, то тут имеют значение ширина реки, высота берегов и их уклон, геологическое строение, гидрологическая обстановка, стоимость строительных материалов (можно, например, поставить металлические опоры, а можно железобетонные). Ну и, конечно же, имеют значение габариты будущего моста, наличие тротуаров, освещения и т. д. Кроме того, стоит помнить, что мост без подходов — это не мост.

Еще бы я хотел отметить вот какой момент. Как правило, у каждой подрядной организации есть свои внутренние резервы. Например, можно повысить производительность труда, использовать более современное оборудование и более эффективные транспортные схемы и тем сократить затраты.

Некоторые подрядчики, чтобы снизить стоимость проекта, идут на снижение собственной прибыли. Бывает, что и «в ноль» работают, но зато сохраняют рабочие места. А вообще, чем масштабнее строительство, тем больше резервов можно найти.

Технологии XXI века

— Какие изменения произошли в дорожной отрасли за последние десятилетия? Какие новые технологии появились?

— Действительно, изменения произошли очень большие. Раньше очень широко использовался ручной труд. Да вы и сами, наверное, помните женщин в оранжевых жилетах, вооруженных ломами и лопатами. Сегодня такого не увидишь. Подходит самосвал, за ним сразу идет асфальтоукладчик, который оборудован датчиками температуры и уплотнения. Управляет всем компьютер. То есть оператору остается только задать нужную программу. Более того: у нас уже есть техника, оснащенная 3D-датчиками. Фактически такой грейдер может работать и без водителя.

— Фантастика!

— Видите, прогресс не стоит на месте. Кроме того, у нас сегодня более 700 единиц техники подключены к системе GPS, и мы в любой момент знаем, кто где находится и какую задачу выполняет. Если вдруг, например, снег пойдет, можем отрегулировать движение техники.

— А разве можно класть асфальт во время снегопада?

— Вы не поверите, но сегодня и такое возможно, есть соответствующие технологии. При классической технологии температура асфальтобетонной смеси составляет примерно 140 градусов, но сегодня есть такие смеси, температура которых на 20—40 градусов выше. То есть вода, которая попадает на горячий асфальт, моментально испаряется, и дорожное полотно получается без брака. Есть и другие, «холодные» смеси, которые можно укладывать при температуре воздуха до -10 градусов. Раньше это было в принципе невозможно. Таким образом, используя эти технологии, можно продлить сезон на месяц, а то и на два. В сибирских условиях, с нашим коротким летом это весьма актуально.

— Какие еще современные технологии применяются в строительстве и содержании наших дорог?

— Взять, например, катафотную разметку дорожного полотна, ее можно видеть на западном выезде из города. Такую разметку видно гораздо лучше, особенно в ночное время, а от этого напрямую зависит безопасность движения. У катафотной разметки есть только один недостаток — она забивается пылью. Но и эту проблему вполне можно решить. Нужно только приобрести специальную машину, которая будет мыть такую разметку.

Или — Советское шоссе. Там мы применяем самые современные материалы в мире, на этой трассе будет оборудовано постоянное видеонаблюдение, различные световые табло, яркие дорожные знаки, современная разметка. Метеостанции тоже установим, чтобы водители могли знать, что их ждет впереди, оттепель или поземка. Словом, это будет суперсовременная магистраль, не хуже, чем в Европе. В октябре, я думаю, она уже будет готова.

— Это здорово, но возникает другая опасность: есть у нас такие водители, которые правила не соблюдают. И чем лучше дорога, тем быстрее они ездят…

— Да, это большая проблема. А ведь правила дорожного движения, так же как и устав воинской службы, писаны кровью. Висит, скажем, знак 40 км в час, а такой горе-водитель несется 120 км в час. И не понимает того, что знак не просто так повесили. Это значит, что впереди опасный участок дороги, на котором уже были смертельные случаи. Или, например, льет дождь проливной, видимости никакой, а они все равно едут. Ну встань ты на обочине, подожди десять минут, ливень кончится, и езжай себе дальше. Нет, у нас всем срочно надо. А в той же Европе, между прочим, в таких случаях просто трассу перекрывают, и все. И ничего, все стоят, ждут, потому что понимают — от этого зависит их жизнь.

Или возьмем другую проблему. На наших дорогах не так уж редки случаи вандализма, люди ломают дорожные знаки, зачем-то стреляют по ним, а не то просто выламывают их и уносят.

— Зачем?

— А кто их знает? Может, в огородах у себя ставят. А каждый знак, между прочим, стоит 1000 рублей. И с кого взыскивать эти деньги, где искать вандалов? Остановочные павильоны тоже зачем-то разбирают. Мы, конечно, обращаемся в полицию, но толку от этого чуть.

А ведь, как я уже говорил, дорожные знаки не для красоты на трассе стоят. В области есть очаги аварийности, и 90% из них расположены в радиусе 50 км от Новосибирска. Каждый год мы проводим работу, чтобы уменьшить число аварий: устанавливаем освещение, делаем новую дорожную разметку, устанавливаем дорожные заграждения и разделители, монтируем пешеходные переходы. Это огромная работа и огромные деньги. И очень хочется, чтобы люди понимали, что все это делается для их же пользы. 

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
23.11.2020
Вакцинацию препаратом от коронавирусной инфекции «ЭпиВакКорона» прошли первые пять добровольцев в возрасте 60 лет и старше, сообщили в пресс-службе Роспотребнадзора.
Добровольцы начали доставлять льготные лекарства пациентам из группы риска в Новосибирске - пожилым людям и тем, кто по состоянию здоровья не может прийти в поликлинику.
Фуд-корты, детские площадки и кинотеатры в торговых центрах попали под ограничительные меры с 16 ноября. Общепиту две недели можно работать лишь навынос. Новосибирцы стараются обхитрить систему и едят гамбургеры по углам, отворачиваясь от охранников. На самом большом фуд-корте в «Меге» посетители продолжают обедать за столиками некоторых ресторанов.
Наряду с обеспечением населения медикаментами в центре внимания и продовольственная безопасность. В правительстве региона обсудили, как помочь оптовым и розничным продуктовым рынкам в Новосибирске - они оказались в трудной ситуации из-за пандемии.
На дистанционное обучение с понедельника, 16 ноября, перешли 40% школьников региона или 140 тысяч учащихся. У многих из них возникают проблемы организационного и технического плана, а кто-то за три дня дистанционки успел получить двойку - за неподключение. Министр образования региона заявил, что так оценивать успеваемость сейчас недопустимо.
Пимокатный двор появился в Новосибирске. Открыл его умелец, который больше десятка лет делает обувь из шерсти, без каких-либо механизмов. Корреспонденты ОТС узнали, сколько времени мастер тратит на одну пару и почему носит повязку на голове.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^