Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Сам себе полицейский

2014-07-18
Екатерина Осипова
Сам себе полицейский
Вооружение населения: кого именно, чем и зачем?

В США вооружены примерно две трети населения, а в некоторых штатах оружие приобрести не сложнее, чем бутылку пива — достаточно предъявить продавцу водительское удостоверение. Впрочем, сегодня даже в бедных странах Африки тысячи единиц огнестрельного оружия, а автомат Калашникова можно свободно купить всего за пять (!) коров.

В России оружия тоже немало, но стоит оно дорого, и официальная покупка — дело весьма хлопотное. Тем более что по лицензии можно купить только ружье и травматическое оружие, а вот короткоствольное запрещено. А между тем криминогенную ситуацию в нашей стране спокойной не назовешь. Так, может, стоить упростить процедуру, чтобы дать возможность гражданам защищать свою жизнь? Этого уже давно добиваются активисты всероссийского движения «Право на оружие».

Но не приведет ли победа их убеждений к еще большему разгулу преступности?

Об этом и многом другом мы подискутировали с одним из создателей новосибирского отделения движения Ростиславом АНТОНОВЫМ.

Где грань?
— Ростислав, для начала хотелось бы узнать,  почему вообще возникла необходимость создания движения «Право на оружие»?

— Сначала такая организация появилась в Москве. На московском примере мы решили в Новосибирске создать региональное отделение. В принципе, я изначально не был сторонником этой идеи, но затем пришел к пониманию — не защитишь себя сам, никто не защитит. Из-за общей криминогенной ситуации в регионе и стране люди зачастую оказываются один на один с бедой и при этом не всегда могут получить защиту от правоохранительных органов. Поэтому я стал одним из инициаторов создания движения «Право на оружие» в Новосибирске. Сейчас я не являюсь формальным руководителем, но все еще активно участвую в работе и поддерживаю идеи легализации оружия и права на самооборону. Знаете, какие ситуации бывают? Представьте себе московское метро. Молодая девушка с друзьями ждет поезд, и к ним привязывается нетрезвая компания. Начинается потасовка. Чтобы предотвратить конфликт, девушка достает травматический пистолет (он же для самообороны куплен!) и стреляет. Двое нападавших ранены, девушка задержана. Далее суд, который не верит в самооборону и приговаривает ее к трем годам колонии общего режима.

Мы настаивали на пересмотре приговора и были возмущены избирательностью нашей Фемиды: вспомните нашумевшее дело «Черного Тигра» Расула Мирзаева, который одним ударом профессионального спортсмена убил студента из-за конфликта у ночного клуба. Его осудили на два года ограничения (!) свободы. Напрашивается вопрос: почему нас могут бить, убивать, а обороняться мы не можем?

— Это, конечно, спорная ситуация. Но можно ли быть уверенным, что выданное оружие будет использовано только для самозащиты, а не для нападения?

— Во-первых, не каждый человек сможет приобрести лицензию на использование оружия, для этого необходимо пройти жесткий фильтр: серьезные проверки биографии, отбор, медицинские противопоказания, также есть и контроль со стороны правоохранительных органов. Все тщательно проверяется. Можно обратиться к статистике: сейчас на руках россиян до 6,5 млн легальных стволов (охотничьи ружья и карабины), из них около 120 тысяч — в Новосибирской области. А процент правонарушений среди владельцев такого оружия равен почти нулю. Социологи даже портрет владельца оружия как-то составили — это человек консервативных взглядов, который владеет собственностью, у которого есть семья, есть что терять и есть что защищать. Это интернациональный портрет.

— Водительские удостоверения у нас тоже официально только после экзаменов выдают, но некоторые идут обходными путями. Что на дорогах творится, вы и сами видите. Не получится ли так с оружием?

— Не думаю. Насчет оружия проверка действительно серьезная идет. Для начала нужно пройти медицинское освидетельствование, и кто с этим сталкивался, знает, что это не формальность. Потом в полиции проверяют, совершал ли человек ранее какие-то правонарушения, анализируют их, если есть сомнения в законопослушности, однозначно отказывают. Затем человек посещает курсы, на которых учат обращаться с оружием. И только после этого документы оформляет лицензионно-разрешительный отдел полиции.

Мой дом — моя крепость
— Как вы считаете, у человека, владеющего оружием, какие преимущества?

— У него есть чувство защищенности. И преступник десять раз подумает, прежде чем забраться, например, в дом с целью ограбления, если будет знать, что в помещении есть вооруженные люди.

А еще с помощью оружия можно предотвращать преступления. Мы это видим на примере западных стран: граждане сами задерживают преступников. Мы тоже можем, только последствия от такого героизма у нас и в западных странах разные — в России героя могут посадить в тюрьму. Поэтому нужно дать возможность людям не только вооружаться, но и обороняться. Наше движение сейчас пропагандирует такую концепцию, по стране проходят акции под названием «Мой дом — моя крепость». Ее призыв: если к вам в квартиру ворвались преступники, то сначала надо стрелять, а потом разбираться. Приведу пример: в прошлом году мы устраивали пикет в Первомайском сквере в поддержку новосибирца Евгения Стригина, которого осудили на девять лет лишения свободы за то, что он пытался защитить себя и свою семью от нападения разъяренной нетрезвой толпы мужчин, которым не понравилось, как он припарковал авто во дворе. Он вырвался, заскочил в свою квартиру, где находились жена и двое маленьких детей, но, когда одиннадцать человек ломают дверь, тут уж любой бы схватился за ружье. Он ни в кого не целился, просто дробь срикошетила, один из нападавших был убит. Он спас себя, свою семью, но лишился свободы. Справедливое наказание? И что выбрать: оказать сопротивление и потом сесть в тюрьму или же отдаться на милость нападающих и смотреть, как подвергаются насилию твои близкие и родные? Считаю, что подобного противопоставления быть не должно.

— Кто входит в состав вашего движения?

— Прежде всего, это добровольцы: стрелковые клубы, организации, которые профессионально занимаются стрельбой. Именно они являются основным «локомотивом» данного движения. Но также есть просто граждане, жители города, которые поддерживают легализацию оружия и работают вместе с нами.

— Чем еще сейчас занимается организация «Право на оружие»?

— Недавно было собрано сто тысяч подписей за инициативу «Мой дом — моя крепость». Она была рассмотрена на уровне правительства РФ. Несмотря на возражение правоохранительных органов, была дана рекомендация для того, чтобы изучить возможность ее реализации. До Государственной думы, конечно, эта инициатива еще не дошла, но мы надеемся на положительное решение этого вопроса.

Второе направление работы — легализация короткоствольного оружия. Этот проект рассматривается с конца прошло года. Мы подключились к реализации его в Новосибирске и области. Хотя некоторые депутаты Законодательного собрания выступают категорически против и прислушиваться к нашим аргументам не хотят. Мы им говорим: у людей давно есть возможность покупать и ружья, и карабины, и травматику, но самым популярным орудием бытовых убийств остаются кухонные ножи. Так, может, запретить их тоже?

Травматика как игрушка
— Хорошо, вооружим мы народ, а не получится ли как в тех же Штатах: там примерно раз в месяц какой-нибудь подросток, стащив у папы ружье, идет и расстреливает одноклассников и учителей, или в торговом центре псих берет заложников… Как предотвратить подобное в России?

— Единичные случаи есть везде, но, как показывает опыт постсоветских стран, после упрощения порядка владения оружием ничего страшного не произошло.

— Но при владении оружием у некоторых людей может возникнуть чувство вседозволенности, не так ли?

— У нас есть закон, его нужно соблюдать. Люди с нестабильной психикой не должны получить доступ к оружию. Все это отслеживается правоохранительными органами.

— В Израиле оружие носят открыто, а у нас его нельзя демонстрировать. Насколько это правильно, как вы считаете?

— Там иная ситуация, ведь в Израиле очень высокая террористическая опасность. Преступники взрывают автобусы, совершают нападения на детей. Именно поэтому ношение оружие открытое, как бы демонстрация защиты. Но они защищаются от внешней угрозы: вы где-нибудь слышали, что жители Израиля стреляют друг в друга из-за каждой мелочи только потому, что они вооружены? Нет, там жесткая дисциплина и самоорганизация на уровне общества. Нам к этому тоже нужно стремиться.

— В нашей стране, судя по сводкам МВД, народ с удовольствием вооружается пневматикой, а потом устраивает разборки на дорогах или распугивает нарушителей ночной тишины. Трагических примеров хватает. Может, стоит сначала нашим гражданам культуру пользования травматическим оружием привить, а потом уже короткоствольное вводить в обиход? Как вы считаете?

— На мой взгляд, травматика — не самый лучший вид оружия. Именно оно порождает ложное чувство безнаказанности. Оно вроде как несерьезное — считается, что убить из него нельзя. На самом деле это не так. Масса преступлений, в том числе убийств, совершается с помощью травматического оружия. Потом человек начинает оправдываться, что, мол, убивать не хотел. А вообще применять оружие надо лишь в самом крайнем случае.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
08.04.2021 Видео
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год