Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

С миру по нитке

2014-08-08
Екатерина Осипова
С миру по нитке
Помощь одиноким старикам: как, зачем и почему?

Посты о помощи в  Интернете не редкость, но история дедушки Вани затронула сердца тысячи новосибирцев. Этот почти слепой старик ежедневно приходил в переход на улице Гоголя, распродавал книги, чтобы купить себе хоть немного еды. А еще надеялся среди прохожих встретить дочь, которая о нем забыла.

Недавно одинокий пенсионер умер, так и не узнав, что обрел много пусть и виртуальных, но друзей. Разве что удивлялся — покупателей в переходе стало в разы больше. Но точку в этой истории ставить рано. Волонтеры общественного движения «Помощь покинутым старикам Новосибирска» решили привлечь к ответственности всех, кто оказался виновен в нищете и одиночестве дедушки Вани. Будет ли толк? Сколько еще в нашем городе таких дедушек? Кто и чем старается им сегодня помочь? Об этом и многом другом мы расспросили руководителя движения и главу благотворительного фонда «Евдокия» Екатерину СОСНОВУ, пригласив ее на вечерний разговор.

Гордые, чтобы просить
— Одиноких стариков всегда жалко, но большинство пожалели и дальше пошли. А вы создали целое общественное движение и помогли уже многим. Как возникла идея движения? Была чья-то история, затронувшая душу?

— Началось все с моего знакомства с одной бабушкой — Валентиной Федоровной, которой очень нужна была помощь. Ей 90 лет, на иждивении недееспособная дочь. Родных в нашем городе у нее нет, более того, она снимает квартиру, на оплату которой уходит почти вся пенсия. Я написала пост в социальных сетях, и на следующий день ко мне обратились телевизионщики, решившие снять про эту историю сюжет. И тут же последовал огромный отклик от интернет-сообщества — сотни людей предлагали пенсионерке свою поддержку. Впрочем, были и такие, кто спрашивал: «А зачем тебе эти старики?» Но на такие вопросы я не отвечала, собрала вокруг единомышленников, и Валентине Федоровне мы тогда помогли и сейчас следим за ее судьбой, не бросаем. А потом сработал эффект «сарафанного радио» — люди стали нам рассказывать о других одиноких нуждающихся в помощи стариках нашего города. Конечно, у нас есть государственные органы, которые занимаются социальной защитой пожилого населения, но некоторые вопросы не в их компетенции. У них задача помогать адресно и по заявительному принципу. Но, как показывает практика, немало стариков, которые слишком гордые, чтобы просить о помощи.

— Как вы считаете, почему дети бросают своих стариков? И насколько вообще велика эта проблема в нашем городе и в мире?

— С одной стороны, причины у всех разные, но мне кажется, все дело — в воспитании. У меня, конечно, язык не повернется сказать бабушке, что она сама виновата: избаловала или, наоборот, мало уделяла внимания своим детям, а теперь пожинает плоды. Бывают случаи, когда дети действительно не могут помочь, но это редкость. А вообще проблема брошенных стариков весьма распространена. Не могу ручаться за весь мир, потому что в каждом государстве свои социальные органы, и работают они по-разному, а от этого многое зависит. Но в Новосибирске проблема стоит остро. Вы посмотрите по сторонам — на улице, в магазинах, в собственном подъезде… Думаете, от нечего делать старушка под дождем цветочки у супермаркета продает? Главное, не быть равнодушным. А в мегаполисе это весьма распространено.

— Волонтеров у вас много? И сколько на каждого приходится подшефных?

— Точное количество волонтеров подсчитать сложно: многие помогают от случая к случаю, кто-то берет шефство, а потом их увлекают другие дела. Много желающих помочь в какой-то определенной истории, город ведь большой. Но костяк у движения есть: это три юриста, двенадцать волонтеров и столько же подшефных. Самому движению «Помощь покинутым старикам Новосибирска» уже почти три года, а благотворительному фонду «Евдокия» будет в ноябре только год.

Волонтёры-мошенники
— В чем именно заключается ваша помощь: сами за ними ухаживаете, приносите продукты и лекарства? А родственников пытаетесь усовестить?

— У нас нет каких-то определенных прописанных обязанностей. Нет бумажной волокиты, как у социальной защиты. Вот у них есть перечень: купить продукты, лекарства, вымыть пол, сделать то, что потом можно будет вписать в официальные документы. А мы ориентируемся на потребности человека. Мы приходим и спрашиваем, что именно сейчас нужно: поменять картридж в принтере, починить инвалидное кресло, оплатить коммунальные услуги... Усовестить родственников мы даже не стараемся. Знаете, у таких стариков либо их нет, либо родственники давно вычеркнули своих стариков из собственной жизни. Бесполезно что-либо говорить. Поздно. Потому что эти «дети» сами уже достаточно зрелые люди, а я молодая девушка, и если я буду взывать к их совести, пользы это не принесет.

— С мошенничеством не сталкивались? Например, когда бабушка оказывается вовсе не одинокой…

— С мошенничеством со стороны стариков, к счастью, сталкиваться не приходилось. А вот со стороны «помощников» было дело. У нашего подопечного дедушки Захара Захаровича отняли квартиру обманным путем. Втерлись в доверие к полуслепому пенсионеру, предложили квартиру с доплатой обменять, он договор подписал, а оказалось, что подарил квартиру мошеннику. Лжеволонтер ее даже перепродать успел! Очень сложное дело было, мы два года боролись за то, чтобы вернуть квартиру. В этом очень помогла наш юрист — Юлия Мелихова.

Второй жуткий случай был с Валентиной Федоровной. Деньги ей приносили многие. Она всех в дом впускала — красть-то нечего. Вот и две женщины повадились ходить, предлагали мед, пока одна задушевные разговоры вела, вторая деньги забирала, которые люди пожертвовали. Теперь я проверяю каждого волонтера и заранее предупреждаю бабушку или дедушку, кто к ней придет и с чем.

— Как старики на вашу помощь реагируют? С какими проблемами могут столкнуться волонтеры?

— Реагируют по-разному. Кто-то отказывается вовсе от помощи, другие боятся говорить адрес. Сложно с доверием сегодня у нас. Ведь могут подумать, что и мы — мошенники. Доходит до того, что с некоторыми стариками мы встречаемся в общественном месте и передаем им там продукты, деньги, лекарства. И я их понимаю, потому что у соцзащиты есть документы, а волонтеры, по сути, — люди с улицы, хоть и неравнодушные. Объясню на ситуации. Мы привезли как-то дедушку в больницу в очень тяжелом состоянии. Пришли навестить на следующий день — не пускают. Говорят — чужих людей по правилам лечебного учреждения в палате быть не должно. Сейчас, когда я представляюсь директором благотворительного фонда, понимание найти легче. Есть официальный статус.

Не проходите мимо!
— Как именно можно получить помощь: подать заявку, кому-то позвонить?

— Сами старики не обращаются. «Подают заявку» те, кто встретил какого-либо одинокого пожилого человека. Люди мне пишут в социальной сети, что видели там такого-то дедушку. Я рада, что людям это небезразлично. Только одно пожелание — не надо писать: «Бабушка на площади Ленина побирается», площадь большая, где ж ее нам искать, указывайте более точную информацию. По возможности подойдите, поговорите, узнайте имя, телефон или адрес, чтобы человека можно было найти и оказать помощь.

— Одинокие старики могут заключить с мэрией договор пожизненной ренты и получать помощь. Но пользуются этим единицы. Остальные предпочитают голодать, но квартиру все равно не завещают. Как думаете, почему?

— Я думаю, здесь несколько причин. Не все старики знают о том, что можно заключить подобный договор. Ну и, конечно, многие боятся подобных «обменов».

— История про дедушку Ваню взбудоражила Интернет. В сообщении говорилось, что у старика появилось много виртуальных друзей. А реальных? Кроме участников вашего движения на него кто-то обратил внимание?

— Знаете, я не скажу, что сразу стало много друзей, потому что времени от первого поста в социальной сети и до того, когда дедушки не стало, прошло всего лишь дней десять: с 26 июня по 6 июля, когда он пропал. Конечно, его главный реальный друг — Екатерина Лыжина. Она первая его встретила и рассказала о проблеме. Я знаю, что очень многие приходили к нему, чтобы не просто купить книги, но и поговорить с ним. Как сказала Катя, когда она к нему пришла, дедушка Ваня целый час разговаривал с ней, а она просто слушала и отвечала. Ему так было необходимо общение! И те люди, которые приходили поговорить, этим, безусловно, ему помогали. Дедушка не хотел принимать какую-либо материальную помощь, потому что когда мы спросили, какие продукты принести, то он ответил: «Что? Я — взрослый человек и сам с этим справлюсь». Это, конечно, удивляло. Но мы прекрасно понимали, что надо помочь. Он очень плохо видел, даже не мог прочесть огромные буквы. К сожалению, много сделать мы не успели…

— Был ли в вашей практике какой-либо случай, который сильно повлиял на вас?

— Знаете, каждая история на меня как-то влияет. Я не могу выделить одну. У каждого человека своя ситуация: сложная и запутанная. Все индивидуально. Из каждой истории ты берешь то, что ближе тебе сейчас, важнее. Историю с дедушкой Ваней я переживаю очень болезненно.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
08.04.2021 Видео
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год