Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Дом, который построил ЖЭКТ

2003-05-20

К 110-летию Новосибирска

Базарная площадь, 20-е годы

 Когда-то мне не нужно было называть улицу и номер дома при знакомстве. Достаточно было сказать, что живу я в двухэтажном доме напротив входа в сад имени Сталина (до войны), а потом против входа в Центральный парк, как стали называть этот сад после войны.

В ответ всегда слышала: «Да, я хорошо знаю этот дом!»

...С конца 2002 года мне в Академгородок со всех концов города начали названивать школьные товарищи, друзья по пединституту, родные и знакомые, старожилы города:

- Уже снесли крышу вашего дома!

- С твоих окон сняли наличники!

- Бревна все пронумеровали, возможно, его перенесут в другое место! Хорошо бы!

- Разобрали по бревнам ваш дом!

- Во дворе забивают сваи...

Это конец. Эти звонки мне как по сердцу ножом.

И сквозь грохот забиваемых свай во дворе бывшего дома я ясно слышу церковный звон колокольни давно не существующей кладбищенской церквушки, прощальный колокольный звон.

Прощай наш старый добрый дом!

***

До сих пор не знаю, как появилась семья моего деда в Новониколаевске. Семья с редкой фамилией Канцеровы. Бежали Канцеровы с берегов Оки до берегов Оби от Колчака или пришли с Колчаком?

Бежали так, что бросили свой дом, имущество, все, что было нажито за долгие годы, и стали настоящими пролетариями, которых вожди настойчиво призывали объединяться.

Мой дед (по линии отца) - Канцеров Петр Яковлевич и бабушка - Канцерова Екатерина Яковлевна долго в Новониколаевске не прожили. В 20-м году их обоих уже не было (дед умер от тифа, бабушка от рака), и похоронили их на кладбище, где сейчас расположен Центральный парк, на земле которого веселятся и танцуют тысячи новосибирцев, где в свое время отплясывала на танцевальной площадке и я со своими сверстниками. А в доме напротив стала жить семья Канцеровых-младших, семья моего отца. Но это произошло не сразу, а после того, когда мой отец женился на племяннице Иннокентия Григорьевича Истомина, семья которого жила в доме на Ядринцевской со дня основания жилищно-кооперативного товарищества «Просвещенец», одного из первых кооперативов Новониколаевска.

Мне бы хотелось поподробнее рассказать о доме, в который приехала мама, и о кооперативе (ЖЭКТ) «Просвещенец». Мне известно, что первые кооперативы создавались в Новониколаевске еще до революции.

Когда был создан «Просвещенец», точно не знаю. К этому жилищному кооперативу относились несколько домов в Новосибирске, расположенных по улицам Урицкого, Чаплыгина, Ядринцевской. Некоторые из них выстроены, видимо, по типовым проектам, так как их фасад был одинаков и все они были двухэтажными и деревянными.

Пайщиками кооператива состояли в основном представители интеллигенции города. Основу их составляли учителя и врачи Новосибирска. До войны при кооперативе имелось подсобное хозяйство, куда ездили со своими семьями жители домов. Они обрабатывали землю, сажали там овощи, разводили землянику - «викторию».

Как во сне я помню эти поездки, так как я была совсем маленькая. Но мне хорошо запомнились ведра с крупной спелой викторией, которую собирали все вместе, а потом поровну делили и складывали в корзинки. Дети ели ягоду прямо с грядки. Помню, что на заимке (так называли это подсобное хозяйство) царила атмосфера дружелюбия, сплоченности и веселья.

В двухэтажном доме было восемь квартир, но нумерация квартир продолжалась и в находящихся во дворе флигелях, в каждом из которых было по две квартиры (дом на две половины с отдельными входами). Каждому хозяину квартиры во дворе принадлежали: сарай, погреб (под крышей, со льдом) и туалет. Сараи были забиты доверху дровами и углем. Иногда за зиму сгорало 5 тонн угля!

В восьмиквартирном доме каждый имел большую кладовку с полками до потолка. В кухне была выложена у всех русская печка, отдельно плита с чугунным баком для подогрева воды и духовкой. На печи (вверху) можно было спать, когда стояли сильные морозы, а можно было спать и на полатях. В комнатах стояла «голландка», она отапливалась из большой комнаты и выходила двумя сторонами в маленькую. Приятно было к ней прислоняться зимой.

Водопровода, конечно, не было. Воду привозил зимой и летом водовоз в большой бочке, зимой бочка была обледенелой, замерзал кран, из которого текла вода, и его разогревали, поливая из ковша кипятком. Помню, иногда с коромыслом родители ходили в какой-то соседский двор, в котором имелся колодец.

Во дворе самыми уважаемыми людьми были водовоз (потому что без воды и ни туды, и ни сюды!) и дворничиха. Дворничиха следила за порядком во дворе и разгребала снег, приговаривая: «Я убираю, а снег все сере и сере». Приходила в любую из квартир, ее поили горячим чаем. Не помню точно, в каком году дом был электрифицирован, и в каждой комнате разрешалось иметь одну лампочку. (Кстати, о качестве электролампочек тех лет: они горели по несколько лет, их засиживали мухи, а они не перегорали!) До этого квартиры освещались керосиновыми лампами и свечками.

А в тридцатые годы в каждой квартире появилась холодная вода и теплые туалеты, устроенные в кухне. Дом стал, как бы сказали теперь, элитным! Да он и до этого считался таким. Высокие потолки (3 метра), большие окна, двери, вырубленные из целых досок, красивые медные ручки (их мы чистили зубным порошком до блеска!), комнаты и кухня, расположенные так, что по ним можно было бегать по кругу (что и делали мои дети), а можно, закрыв одну дверь, сделать их изолированными.

Чердак использовался жильцами дома и зимой и летом для просушивания белья. Для нас, детей, поход на чердак был радостным и романтичным. Попасть туда без родителей было невозможно. Толстая деревянная дверь закрывалась на огромный замок. Ключи от чердака хранились у домкома (человека, отвечающего за порядок в доме). Пока родители развешивали белье (за каждой квартирой была закреплена своя веревка), мы, подставив ящики, любовались картиной, которая открывалась перед нами из «фонариков», которых на крыше было четыре и обращены они были на все стороны света.

Из северного «фонарика» открывалась перспектива прекрасного парка, улицы Мичурина, по которой вскоре стал бегать трамвай, весело звеня и раскачиваясь. И было видно далеко-далеко с нашей «смотровой площадки», как навстречу ему катится красное чудо нашего детства. Там, где садилось солнце и освещало закатным сиянием крыши одноэтажных домов нескольких улиц и улочек, видно было красное здание банка, а значит, площадь и кусочек Красного проспекта. А на углу Ядринцевской и главной улицы города, сначала приютился красивый каменной кладки домик, на крыше которого иногда выбрасывали белый флаг с красным солнцем посередине, а позднее появилось замечательное здание «Аэрофлот». Здесь почти все было красное, а значит - прекрасное.

Особенно любили мы смотреть из восточного «фонарика». Отсюда как на ладони были видны соседние домики, а особенно их дворы, а в этих дворах было много интересного. В соседнем дворе в крошечной хибарке жили китайцы, и можно было видеть, как они выходят из дверей в своих черных халатах, с тонкими косичками на голове. Они что-то выращивали в малюсеньком огороде у домика, но снимали большой урожай с него.

Китайцы были женаты на русских женщинах. Всех своих жен называли Марусями, хотя мы знали, что у этих женщин совсем другие имена. Я пишу «всех», потому что эти жены периодически сбегали от них в неизвестном направлении и заменялись новыми. «Маруси» ходили в роскошных китайских халатах, на которых были вышиты диковинные птицы и цветы, а подпоясаны они были широким шелковым шарфом. На голове что-то непонятное, но не платок.

Обычно они сидели на маленькой скамеечке. Мы знали, что китайские жены по дому и огороду ничего не делали, за них все делали их мужья. Люди утверждали, что «Маруси» сбегали от такой райской жизни, потому что китайцы заковывали их ноги в деревянные колодки, чтобы они не росли и оставались всегда маленькими.

Еще помню, что ребятишки с нашего двора, и я с ними, залезали на забор и дразнили китайцев: «Ходя, соли надо? Русской свободы надо?!» Не знаю, кто нас этому научил, но эта фраза приводила в ярость и китайцев, и их «китайских» жен.

Не любили мы смотреть только в южную сторону. Там находились тюрьма и «желтый дом». Сквозь тюремные решетки иногда выглядывали серые лица заключенных, они что-то кричали проходящим мимо них людям или кормили голубей, которые, кружась, садились на их ладони. Рядом стояло каменное здание, где находилась тюремная контора и жили семьи «тюремщиков», а мы, дети, считали их плохими людьми, хотя охотно общались с их детьми и бегали в этот дом.

«Желтый дом» (сейчас бы сказали просто - психушка) «сошел с ума» не с момента его постройки, его в желтый цвет перекрасили позднее. Там стоял и «Белый дом», деревянный и не совсем обычной архитектуры, он был покрашен белой краской, поэтому мы и называли его так. В этом доме появлялось на свет новое поколение новониколаевцев. Первый родильный дом!

Вот здесь в 1923 году в семье Канцеровых появилось на свет крошечное существо, названное в честь двух бабушек Екатерин - Катенькой. В «Белом доме» начали рождаться коренные новосибирцы.

Когда город Новосибирск будет отмечать свой очередной юбилей, то жители всех домов ЖЭКТа «Просвещенец» с благодарностью и любовью должны вспомнить имя архитектора-проектировщика нашего дома, а возможно, и остальных домов кооператива - Евгения Васильевича Ермакова. Он все до мелочей предусмотрел для жителей суровой Сибири: от русской печи до подпола и ледника для хранения продуктов в летнее время года.

Светлая, добрая память о тебе, Евгений Васильевич, останется навсегда у жителей и современного Новосибирска, где живут наши внуки и правнуки, сделавшие свои первые шаги в твоем доме, в нашем доме!


Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
21.09.2020
Осень-2020 принесет не только сезонную эпидемию ОРВИ и гриппа, но и вторую волну коронавируса, предупреждают ученые. Согласно официальной статистике, число зарегистрированных случаев COVID-19 в Новосибирской области остается стабильным, но зато показатели ОРВИ уже подскочили от 2 до 4 тысяч обращений в сутки. Мы разобрались: как и где можно сдать тест тем, кто чувствует, что заболел. А также, какие бывают тесты на коронавирус.
Хозяйственным мылом и ржаной мукой предлагает мыть голову Рапунцель из Новосибирска. Модные шампуни - ерунда, они только портят шевелюру, утверждает обладательница длинной косы. Секретами шикарных волос и тайными рецептами сохранения своего богатства женщины поделились с VN.ru. В чем сила женской косы и стоит ли ради нее страдать?
В Новосибирской области выбрали казачьего атамана. Мандат доверия на пять лет получил ныне действующий руководитель Алексей Харитонов. За тем, как прошел большой отчётно-выборный круг, наблюдали корреспонденты ОТС.
Пособие по безработице для семей с детьми, появившееся в разгар эпидемии коронавируса, необходимо увеличить и выплачивать на постоянной основе. Такая идея содержится в предложениях Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) к генеральному соглашению между правительством, объединениями профсоюзов и работодателей на 2021–2023 годы.
Небольшое село Новососедово прославилось на всю Россию, когда в эфире телеканала «Звезда» началась трансляция финала международного конкурса «Танковый биатлон». В составе российского экипажа выступал старший сержант Павел Золотько. Именно его отличная стрельба помогла нашей команде пройти маршрут в кратчайшие сроки и занять первое место, оставив позади танкистов из Китая и Белоруссии.
В Новосибирске разгорается скандал вокруг строительства ресторана. Жители дома в центре города возражают против соседства с заведением общепита. Переговоры с собственником здания, где планируют разместить ресторан, результата не дали: реконструкция помещения идет полным ходом.
x^