Новосибирск
12.08.2004 00:00:00

Спорт нашего детства

В послевоенные 50-е годы мы жили в Железнодорожном районе, в то время он назывался Кагановичским. Параллельно железнодорожному вокзалу шли улицы: Омская, Салтыкова-Щедрина, Красноярская, Иркутская, Енисейская, Нарымская. Они пересекались Комсомольским проспектом, Сибирской, Челюскинцев, ул. 1905 года, Железнодорожной, образуя кварталы. Дома были деревянными, район утопал в зелени тополей, черемухи, сирени.

Эти улицы были не только нашей малой Родиной, но и нашими стадионами, спортивными площадками.

Нас, 12–15-летних мальчишек, никто не собирал, никто не организовывал. Экономя на завтраках в школе, купили настоящий футбольный мяч. Мяч был тяжелый, особенно когда намокал. Сильный удар сваливал с ног юных футболистов. В футбол играли с утра до вечера, ворота заменяли два кирпича. Играли улица на улицу. В наших воротах стоял доморощенный Хомич, у него у одного были настоящие бутсы и гетры; у остальных на ногах были тапочки, ботинки, но это не мешало нам проводить всевозможные финты, передачи. Страсти и азарта было не меньше, чем в игре настоящих команд. Ведь недаром Стрельцов в шестнадцать лет в команду мастеров пришел из уличного футбола, а бразильские мальчишки учатся играть в футбол на пляжах Капакабана.

К вечеру на улице собирались взрослые парни, натягивали волейбольную сетку и до темноты играли в волейбол. Мы бегали и подавали мячи. Иногда приносили городки и с одного удара распечатывали «городошное письмо». После таких нагрузок за день дома засыпали мгновенно. Дети того времени были худые и мускулистые и подтянуться на турнике 12–15 раз никому не составляло труда. Почти все делали «подъем разгибом», а некоторые на самодельной перекладине «крутили солнце». Благо, самодельные перекладины были почти в каждом дворе.

Спортивного инвентаря в то время было мало, и взрослые поднимали не спортивные гири, а весовые, с толстыми неудобными ручками. Пытались и мы поднять гирю, но выше чем до колен не могли. Зато качали силу с килограммовыми гантелями по пособию Пустовойта и поднимали железный ломик с привязанными на концах железками. Мы все хотели быть сильными, похожими на чемпиона мира Григория Новака. Впрочем, двухпудовую гирю с неудобной ручкой я вырвал в 14 лет.

Купались мы в то время на Лесоперевалке, добираясь туда через понтонный мост. Все плавали, а учились сами. Купались до посинения.

Как ни странно, в то трудное время родители поощряли наши занятия спортом.

У некоторых из нас были велосипеды. На переднее колесо ставился «счетчик», и за лето мы накручивали до тысячи километров. Занятия спортом в то время у нас носили не индивидуальный, а коллективный характер. Поодиночке не занимались. Друг другу помогали.

В октябре главным событием был мотокросс в Заельцовском бору. Мы всей улицей были там, оббегали всю трассу, были на всех бродах и подъемах. Еще бы! Выступали такие асы, как чемпионы СССР Владислав Платыч, мастера спорта Александр Гритчин, Владислав и Виктор Новоселовы.

С нетерпением ждали зиму. С первым снегом расчищали площадку, заливали ее водой. Коньки у нас были простенькие. Привязывали их к валенкам веревкой или бечевкой, обливали водой: они замерзали и мертво сидели на ноге. Клюшки мастерили сами, заводских у нас не было. Начинали играть после школы и заканчивали, когда шайбу было уже не видно. Каждое воскресенье бегали на стадион «Спартак», где играла любимая команда ОДО. Хоккеисты приходили на стадион в белых полушубках, в валенках, у каждого было по две-три клюшки. Переодевались они в общей раздевалке. Мы, мальчишки, с открытыми ртами следили за каждым их движением: как они надевали щитки, как шнуровали ботинки с коньками. А на площадке до хрипоты подбадривали Г. Овчинникова, Палкина, Маклецова, Огородникова, Ивлева, Панькова и других наших любимцев.

На зимних каникулах почти каждый день катались на лыжах в Заельцовском парке, смело преодолевая Заячий Лог.

В те годы в начале марта в город приезжали члены сборной по конькам. Как сейчас помню имена Дмитрия Сакуненко, Халиды Щеголеевой. С ними соревновались наши юные мастера Живанова, Ананко. Овал вокруг ледяной дорожки был заполнен зрителями. Мы, мальчишки, как всегда были в первых рядах. В то время двери спортивных секций, спортивных залов были открыты настежь. Так, в ОДО юных гимнастов тренировал чемпион РСФСР мастер спорта О. Чекис, в «Динамо» с юными борцами работал заслуженный тренер СССР Иванов.

Власти широко рекламировали городские и областные соревнования. В людных местах развешивались красочные афиши. Так, с афиши узнали имена наших замечательных штангистов — рекордсмена мира Хабутдинова, мастеров спорта Булгакова, Аферина, Куклина и других.

Вечером мы уже сидели в игровом зале «Динамо» и наблюдали за соревнованиями. Как много они поднимали, как красиво они были сложены. После этого дома с удвоенной энергией поднимали свои гири и ломики. Мы хотели походить на них.

Мне повезло. С восьмого класса я стал учиться в 10-й школе, где впервые встретился с замечательным педагогом и тренером Розенфельдом. Вот он-то действительно нас завел. Я до сих пор помню первый урок физкультуры. Он проходил в классе за партами. 45 минут Яков Романович рассказывал нам о тайнах спорта, об истории спорта, о победах наших спортсменов. Но красной нитью в его выступлении было, что спорт делает человека сильным, красивым. Это было как раз то, к чему стремились мальчишки моего поколения. О выгоде мы в это время не думали. В конце 50-х феномен уличного спорта стал исчезать. Занятия спортом стали принимать организованный характер. Впрочем, те, с кем я играл в футбол, хоккей на улице, поднимал гири, впоследствии спортом не занимались. Если и интересовались им, то только по газетам. Спорт прошел через всю мою жизнь, но именно уличный неорганизованный спорт того времени закалил мой характер и мое тело.

Владимир Журавлев, мастер спорта.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Новости
Больше новостей
Новости районов
Больше новостей