Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Нашей экономике не хватает… языка! В этом убежден известный экономист Виталий Найшуль

17.08.2004 00:00:00

Виталий Найшуль. Фото автора

Считается, что слово «ваучер», столь нелюбимое нашим народом, ввел в обиход столь же нелюбимый этим же народом (во всяком случае, если верить социологическим опросам) Анатолий Чубайс. Но на самом деле просто так получилось, что ваучер и Чубайс стали синонимами (кавычки в современном российском контексте можно опустить). А ввел в обиход, пожалуй, самое знаменитое слово из первой половины 90-х Виталий Найшуль.

Он, как говорится, широко известен в узких кругах — в данном случае среди тех, кто интересуется экономикой. У президента Института национальной модели экономики всегда есть своя точка зрения. И часто она бывает весьма неожиданной.

Вот о чем говорил Виталий Найшуль, выступая недавно на одной из сессий Московской школы политических исследований в Голицыно.

Что сказать о перспективах?

Перспективы бывают разные. О краткосрочных говорить легко. Мы имеем две тенденции, оформившиеся в президентство Владимира Владимировича Путина. Во-первых, это стабилизация, которая совершенно явно наступила в 2003–2004 годах, и, во-вторых, адаптация населения к рынку, которая набрала обороты после 1998 года. Рынок сейчас далеко не эксперимент, а вещь по-настоящему народная. Это уже не какая-то невидаль, а способ жизни, который сегодня существует и развивается.

О среднесрочных перспективах. Нынешнее правительство дает хороший повод, чтобы подвести итог двенадцатилетию реформ: что получилось и что нет. Парламентские выборы 2003 года показали, что вопрос о реформах вообще перестал быть актуальным. Я уже писал в одной статье о том, что бывают реформы вширь и реформы вглубь. «Вширь» — это массовая приватизация, этот этап мы прошли, а «вглубь» — уже другой вопрос: реституция, а это совсем иное содержание.

Лучше всего на пустом месте развилась торговля, и надо сказать, что новая торговля не имеет ничего общего с тем, что было в Советском Союзе. Мы все это видим. А вот где нет успехов? Список слишком велик — банковский сектор, наукоемкие отрасли, здравоохранение, образование, наука и оборона.

Возникает вопрос: почему? Да потому что там, где было сочетание нового и традиции прошлого, — там успеха не добились. Поэтому мы имеем сегодня две России. Одну — тысячелетнюю, а другую — двенадцатилетнюю.

Новая Россия — это НЭП, это временное устройство, которое не имеет глубоких корней. Старая Россия имеет прошлое, но не настоящее, а новая имеет настоящее без прошлого и будущего. Именно поэтому ничто не гарантирует ее саму от пересмотра важнейших вещей.

Если же говорить о долгосрочной перспективе, то речь идет о том, что страна должна быть конкурентоспособна, и для развития экономики должны быть два главных фактора: общественная мораль и государственная культура. Вот с общественной моралью в России не очень хорошо… Известный журналист Виталий Третьяков в одной из статей писал о «непрекращающейся горячей и холодной войне». Последствия этого очевидны сегодня не только для Михаила Борисовича Ходорковского, находящегося в известных местах.

У нас есть разрыв в преемственности, и жить с такими проблемами означает жить в не очень крепком доме.

Возникает естественный вопрос, что же делать и как быть? Нужно утверждать веру как источник нравственных норм. Однако сегодня религия воспринимается как досуговое учреждение, и эта ситуация крайне государственно неэффективна. А вера может усилить общественные узы и тем самым общественную мораль.

Есть проблемы с языком…

Россия всегда заимствовала. Она заимствовала христианство, литературу, естественные науки и добивалась успеха. Этот путь нам предстоит пройти и в общественных науках с тем, чтобы они вышли на мировой уровень. Задача эта решаема, но она связана с проблемой языка. У нас нет общественного и политического языка!

В нашей стране развился прекрасный русский литературный язык, но не развился язык политический. Посмотрите, кто выиграл выборы — тот, кто не выступал! А если бы выступал, то не выиграл бы…

Какая ассоциация возникает в связи со словом «гражданин»? «Гражданин, пройдемте!» Вместо знаменитого «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан…» Пушкин еще в 1825 году сказал о том, что у нас есть большая поэзия и что расцветает проза, но политически он по-русски не говорит… Интересно, что в России есть великая переводная литература и общепризнано, что многие переводы, например зарубежной классики XX века, выглядят лучше оригиналов.

Мы не можем использовать сегодня тот же язык, на котором писали о США «Известия» 80-х… Такой язык разобщает нас с остальным миром. Мы не можем получить сегодня высококачественного перевода — просто не на что переводить, поскольку не существует русского политического языка (именно политического, а не литературного). Это печально!

И хотя задача создания такого языка очень сложная, но она все-таки решаемая. Задача создания русского литературного языка была осуществлена от Ломоносова к Пушкину. Сегодня нужен новый прорыв, потому что без этого мы не способны будем создать высококачественные экономические институты, ну а без них развития просто не будет.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс

Новости
Профессор МГАХИ и кандидат искусствоведения  Николай Васильев провел авторскую экскурсию по главным архитектурным памятникам и нетуристическим объектам Новосибирска.
Сталь, железобетон и причудливые формы. Здания советского модернизма можно встретить на всем пространстве бывшего СССР. VN.ru спросил архитекторов города – какими зданиями, построенными в конце прошлого века, можно гордиться.

Звезда российского рэпа рассказал Юрию Дудю о жизни в родном городе.