Новосибирск
09.10.2004 00:00:00

Вспоминает заслуженный работник культуры РФ, заместитель директора по концертной работе Сибирского хора, и бывший директор филармонии

Александр МИЛАНТЬЕВ

Александр Милантьев говорит, что, по его наблюдениям, исключительно здоровый образ жизни на долголетие вовсе не влияет. Фото Сергея ПЕРМИНА

На медицинской комиссии в Омском авиационном училище Саша прибавил себе два недостающих для поступления года. Комиссия признала парня годным, и детская мечта о небе приобрела реальные очертания. Учиться летным премудростям в то время, когда фашистские асы бомбили советские города, мальчишкам было невыносимо. Курсанты рвались на фронт, но преподаватели училища время от времени охлаждали их пыл: «Вы «золотой фонд« авиации. На ваш век войны хватит». Двадцатилетний лейтенант Александр Милантьев окончил училище в 1945 году. Войны на его век не хватило, и слава Богу.

— Два года я служил на военных аэродромах в Астрахани и на Кубани, — вспоминает Александр Иванович. — Жаль, но в романтической профессии летчика я вскоре разочаровался. Спустился с небес на землю и приехал в Новосибирск к родителям.

Отец тогда решил принять деятельное участие в судьбе сына и устроил его секретарем уголовной коллегии в областной суд.

— В суде рассматривалось дело многодетной матери, укравшей у государства два кармана зерна, — вспоминает Милантьев. — Женщину осудили на три года. Я во время процесса сидел в зале и сгорал от стыда.

После вынесения приговора молодой секретарь высказал свои соображения по поводу случившегося, мол, это же издевательство над человеком, над его голодными детьми. Его слова были переданы председателю областного суда, и тот незамедлительно вызвал смельчака на «ковер». После довольно неприятного разговора Александр навсегда распрощался с карьерой юриста, а мог бы, кстати, срок получить за свой острый язык.

— Сначала я хотел вернуться в авиацию, — говорит Александр Иванович. — Я хорошо знал самолеты ПО-2, Р-5, СБ, ПЕ-2. И даже получил приглашение работать летчиком в Омске, но небо больше не вызывало былого душевного трепета, поэтому я пошел учиться в Новосибирский педагогический институт на исторический факультет.

Кроме неба была у Александра еще одна страсть — он хорошо пел. Свои певческие данные Александр совершенствовал на вокальном отделении музыкальной школы для взрослых под руководством педагога Александры Давыдовой.

После окончания НГПИ молодого специалиста Милантьева распределили на должность директора школы вначале в Убинский, а затем в Чистоозерный район, где он проработал пятнадцать лет. Ежегодно директор устраивал в школе смотры художественной самодеятельности. Устраивал с размахом, чтоб пели все от души, а не для галочки. А уж как он сам пел! Так, например, секретарь райкома Убинского района Константин Щеголев заслушался однажды, расчувствовался, и стали они с Александром Ивановичем с тех пор лучшими друзьями.

Как-то на областном совещании директоров школ я встретил Щеголева, тогда уже секретаря обкома партии, — говорит Милантьев. — Он очень удивился: «Ты что тут делаешь?» «Заседаю», — ответил я. «Через две недели я жду тебя в обкоме», — приказным тоном сказал Константин. Так моя судьба сделала «крутое пике». Я был принят на работу в идеологический отдел обкома партии. А диссертация моя на тему трудового воспитания школьников так и осталась лишь рукописью.

Работа идеологического отдела в те годы состояла из поездок по области, отчетов и прочей бумажной волокиты. А для человека творческого каждый составленный на бумаге отчет — мука. И опять из рутины Милантьева вытащил товарищ Щеголев.

«Ты ведь поешь, — сказал он, — так иди директором в филармонию». Так в 1965 году Александр Милантьев стал директором Новосибирской филармонии.

— Я начал свою бурную деятельность с того, что поступил… в консерваторию на вокальное отделение, причем на общих для всех абитуриентов основаниях, — говорит Милантьев.

— Арнольд Кац тогда очень удивился: «Зачем, Саша? Ты ведь и так директор». На что я ему ответил: «Для того учусь, чтобы твои профессионалы-оркестранты меня крестьянином не называли, как предыдущего директора». Кац долго смеялся…

Совместно с Арнольдом Кацем Александр Иванович впервые в филармонической истории города организовал абонемент симфонического оркестра. Вместе с Вячеславом Мочаловым, нынешним руководителем Сибирского хора, были организованы хор мальчиков и детская филармония. На основе симфонического оркестра Кац и Милантьев создали камерный оркестр. Кроме того, директор филармонии поставил перед собой цель приобщить к высокому искусству жителей области. Так появился выездной музыкальный лекторий. За восемнадцать лет своей директорской деятельности Милантьев организовал шестнадцать гастрольных туров в наш город столичных театралов.

— Прихожу в Большой театр, — вспоминает Милантьев, — а исполняющий обязанности директора театра спрашивает: «Сколько дашь, сибиряк?» «Сколько надо», — отвечаю. «Тогда мы приедем», — обещает он.

Гастроли Большого театра на сцене НГАТОиБ прошли при полном аншлаге. Еще бы, ведь партию Спартака («Спартак») танцевал Владимир Васильев, а Красса — неповторимый Марис Лиепа. А во время гастролей Малого театра (Москва) произошла неприятная история. Народный артист СССР Борис Бабочкин, любимый всеми Чапаев, опоздал к началу гастролей. Зато когда приехал, то устроил в кабинете директора филармонии скандал. Суть его заключалась в том, что имя народного артиста на афишах якобы было написано слишком мелким для его статуса шрифтом.

— Сегодня же закажите мне билет на самолет, — горячился артист. — Я улетаю немедленно. Меня так еще никто не оскорблял…

И ведь улетел, хотя был занят в нескольких заявленных в гастрольном репертуаре спектаклях.

Что касается «звезд» эстрады того времени, то каждый из них запомнился Александру Ивановичу по-своему. Например, Иосифа Кобзона Милантьев назвал лучшим из столичных гастролеров.

— Настоящий мужик, — говорит Александр Иванович. — Мы ему устраивали по четыре концерта в день, и он работал на каждом с полной отдачей. Никаких капризов, типа устал или из окна дует. Всегда вел себя сдержанно, с достоинством, но без кичливости.

София Ротару запомнилась директору филармонии своей мягкостью, женственностью, обаянием. Милантьев специально ездил в Ялту, чтобы на месте договориться о ее концертах в Новосибирске. Говорит, купил огромный букет цветов и веник. Букет отдал Софии, а веник — ее мужу, Анатолию Евдокименко. Как заметил директор, своего любимого супруга певица всегда держала в «ежовых рукавицах»…

Больше всех план по сборам в Новосибирске выполнила Алла Пугачева. В конце семидесятых годов примадонна уже достигла зенита славы, поэтому народ толпой валил на ее концерты, так что Ледовый Дворец спорта был забит до отказа. Милантьева тогда удивила невероятная работоспособность «звезды». После концерта она, сидя за роялем в ресторане, могла петь всю ночь напролет. «Веселая, но наглая дама», — смеется Александр Иванович.

А великолепному танцору Махмуду Эсамбаеву директор Новосибирской филармонии после каждого его выступления в нашем городе обычно дарил шапку. Тот принимал дар с благодарностью. Александр Иванович как-то поинтересовался: куда Эсамбаев девает такое количество шапок. Танцор ответил: «Я их дарю секретарю горкома в Грозном, а он — своим родственникам».

Восемнадцать лет на посту директора филармонии пролетели, как один день. Последующие четырнадцать лет Милантьев был директором цирка на сцене. Говорит, что цирк — не менее творческое место, чем филармония.

— Я сорок восемь лет был директором разных коллективов — от педагогических до творческих, — говорит Александр Иванович. — Главное, что я понял в жизни — что людей, особенно людей творческих, надо любить, ведь они ранимы, как дети.

Талантливых артистов Сибирского хора Милантьев любит уже почти десять лет. Правда, он не директор коллектива, а его заместитель. Однако авторитет у него в хоре огромный, потому что Милантьев — это опыт, Милантьев — это неисчерпаемый юмор, Милантьев — это просто хороший человек.

Несмотря на возраст, а в следующем году Александр Иванович отметит свое восьмидесятилетие, он не пропускает ни одной плановой поездки коллектива. Сегодня хор поет в Чулыме, завтра — в Чике, послезавтра — в Коченеве, а Милантьев всегда рядом с артистами, всегда в гуще событий. Сейчас замдиректора по концертной работе озабочен организацией поездки хора в Москву. Эта поездка — подарок коллективу к 60-летнему юбилею, который будет отмечаться в мае 2005 года.

Как удается Александру Милантьеву сохранять бодрость и побеждать возраст? Сам он говорит, что, по его наблюдениям, исключительно здоровый образ жизни на долголетие вовсе не влияет.

— Вот я, например, курю, выпить могу с друзьями, — смеется Александр Иванович. — Правда, зарядку по утрам делаю, а еще петь люблю, чтобы хором и от души, вот и весь секрет…

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Новости
Больше новостей
Новости районов
Больше новостей
Новости партнеров
Больше новостей