Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Здесь ржавеет игла наркомана, а небо становится синим

2004-10-30

Наш корреспондент съездил в Гусельниково, чтобы увидеть своими глазами, как человек возвращается к самому себе

Очень хотелось бы увидеть «памятник скорби и печали, несбывшихся надежд и нереализованного интеллекта», где поименно будут вписаны в барельеф люди, которые погибли от наркомании. Вечный огонь голубого цвета, как предостережение потомкам об опасности, которое таит в себе человеческое любопытство, и как итог — смерть за это любопытство.

Общество может совершить нравственный подвиг, создав мемориал падших людей в «нарковойне». День поминовения соберет тысячи и тысячи родителей, у которых погибли дети. Более действенной психотерапии вряд ли можно представить, когда перед взором на газонах мемориала будут расставлены тысячи фотографий умерших мололых людей. Где, как ни здесь, проводить занятия по предмету «Основы безопасности жизни», чтобы уберечь детей от угрозы попробовать «белую смерть».
Сергей БАЯНОВ, врач-психиатр-нарколог, психотерапевт

Эта беда свалилась на нас позже, чем на Запад, позже налаживается и служба реабилитации. Пока нишу заполняют частные реабилитационные центры с разными методиками. Есть и такие, где добиваются успехов по избавлению от тяжелой зависимости, правда, часто полный курс излечения стоит несколько тысяч долларов. Простая семья, на которую обрушилось горе, таких денег, даже продав последнее, не найдет.

У нас в области работают на вполне законных основаниях уже несколько центров реабилитации. Центр «Свободная жизнь» в Гусельникове этой осенью отметил свое четырехлетие. Но привлек он наше внимание не этой некруглой датой, а слухами о доступности услуг для среднестатистических сибиряков.

«Дакс хауз»

Георгий Рассказов «под крышей дома своего»

Сам Георгий Рассказов, руководитель «Жизни», прошел школу излечения от химической зависимости и реабилитации от и до. В 1992 году он был уволен, как и тысячи наших кадровых офицеров, в запас в связи с экстренной ликвидацией группы советских войск в Германии. По сути, у человека выбили почву из-под ног. Два высших военных образования плюс организаторская хватка — он и не думал остаться без куска хлеба, но… Занимался бизнесом, и алкоголь все больше сопровождал его жизнь. Пока однажды, отлично сознавая опасность, в которую погружается, он не сказал себе: «Хватит!» Потом была реабилитация при областном центре. А позже родилось желание помогать себе подобным. Добрым советчиком в этом ему была жена Ольга, профессиональный психолог, которая работала и работает в новосибирской региональной организации «Свободная жизнь» (впоследствии так стал называться и центр в Гусельникове).

В 1995 году Рассказов съездил по приглашению в США и своими глазами увидел работу нескольких реабилитационных центров, действующих по методике анонимных алкоголиков «12 шагов». Можно по-всякому относиться к помощи заокеанских благотворителей (а они, по-видимому, бывают разные), но личное знакомство Рассказова с одним из бывших «страждущих», Корли Стерлингом, который после смерти сына-наркомана решил посвятить оставшуюся часть своей жизни борьбе с этой болезнью, постепенно переросло в дружеское сотрудничество. Георгий пробовал начать работать с наркозависимыми в Бердске, где живет с семей. С помощью профессиональных врачей и психологов он разработал программу реабилитации, в основе которой все же лежат методы «12 шагов». Но известное прохладное отношение среди части нашей общественности и, в общем-то, элементарное непонимание и какое-то недоверие со стороны властей к заокеанской методике, плотное кольцо наркоторговцев, которое окружало его группу и по-своему «спонсировало» подопечных, заставило Рассказова искать принципиально иной путь решения проблемы.

Он порыскал по ближайшим селам, поприценялся к постройкам и потом на деньги того же Корли Стерлинга купил подходящую деревенскую усадьбу в Гусельникове. Так появился «Дакс хауз» — Дом Дакка.

Они сделали это!

Резидент Сергей и его верная подруга Лиза. Из пациента он превращается в одного из лучших помощников руководителя

Не доверяя рассказам, я сам отправился в Гусельниково на день рождения «Свободной жизни».

В холодноватом местном Доме культуры собралось человек сто: около двух десятков нынешних резидентов (так называют здесь пребывающих в центре) и гости, которые приехали с родителями и даже женами из ближайших регионов. Это уже бывшие резиденты (читай: люди, в настоящее время пребывающие в трезвости). За четыре года их количество приближается к восьмидесяти. Сейчас это здоровые работоспособные люди, хотя в мозгу каждого притаилась наркозависимость, о чем им в очередной раз со всей прямотой напомнил Георгий.

Открыв собрание (подчеркну, на которое никто никогда никого за рукав не тянет, бывшие резиденты съезжаются ежегодно сами по доброй воле и велению сердца), Рассказов держал небольшую речь. Потом показали профессионально сделанный телефильм о буднях «Дакс хауза». А затем один за другим пошли вперед бывшие подопечные. Мало связные, но идущие от самого сердца слова (не профессиональные ведь политики и говоруны), скромные подарки от благодарных, со слезами на глазах родителей. Все просто и вместе с тем трогательно. Были подарки и от самого Рассказова — бывшим резидентам, которые занимаются теперь в центре и хозяйственными, и организаторскими, и административными делами. Один печки кладет, другой круглосуточно с новичками, третий — снабженец и т. д. Потому что за четыре года центр окреп, расширился, теперь у него уже четыре деревенских усадьбы, и строительство подсобных помещений продолжается. Еще Георгий на той встрече вручал специальные знаки, если так можно сказать, отличия: чип за один месяц трезвости, за год, за два и т. д.

Интересное наблюдение: бывшие резиденты встречались здесь, на празднике, как родные: обнимания, целования у девчонок. За время пребывания в центре они становятся как-то по-особому открытыми и, кстати, охотно позируют перед фотокамерой. Но я все же был осторожен и снимал только тех, кто лично позволял это сделать для газеты.

«Боже, что я пережила!»

Томич Вадим, бывший резидент, интеллигентный мужчина чуть за сорок:

— Я употреблял алкоголь и наркотики, можно сказать, всю жизнь. Пробовал создать семью, но она вскоре развалилась. Впереди мрак и пустота, лучше не вспоминать. Перепробовал несколько методик лечения — все впустую, снова срывался, а мне уже было под сорок. Появились мысли о суициде. Решил еще раз пройти курс освобождения от зависимости с изоляцией от прежнего окружения. Так попал к Георгию. Мы, как говорится, были первыми. Зима, ветхая деревенская изба. Принялись утеплять ее, благоустраивать территорию. Одновременно включились в занятия по разработанной программе. Главное в ней, помимо лекций, группового собеседования, самоанализа в дневнике и встреч с психологами — ежедневная работа с самим собой. Ты выбираешь себе духовного спонсора, не обязательно руководителя группы, которому доверяешься. Плюс ежедневный обязательный труд по хозяйству. И постепенно в этом своеобразном братстве приходит ощущение внутренней свободы. Через несколько месяцев я был настолько уверен в себе, что Георгий спокойно отпустил меня. Сейчас работаю, учусь заочно в университете. Интересно было сниматься в качестве ведущего в телефильме. В нем нет ни слова лжи. Это — главное. На абсолютной правде отношений построена вся работа центра. Если кто отходит от этой заповеди и пытается тайком нарушать режим, он немедленно отчисляется «без выходного пособия».

Наташа, бывший резидент:

— Боже мой, что я пережила! В пятнадцать лет в компании взрослых парней попробовала травку. Секс, естественно. Потом дошло и до героина. Мама плакала, разузнала адрес Георгия. Езжай, говорит. Поехала, нашла, понравилось, но сорвалась. Георгий выгнал меня. Потом — еще один заход, надеюсь, что теперь более успешный.

Куры, коровы и скромная помощь

После поездки в Гусельниково я разговаривал с главным наркологом области Равилем Теркуловым. Он всемерно поддерживает начинания таких людей, как Рассказов. Главное, чтобы был результат. И вокруг Новосибирска уже действуют несколько центров с разными методиками. Постепенно, отнюдь не сразу, стала помогать и администрация области. В этом году Рассказов выиграл грант в 50 тысяч рублей (все-таки деньги), помогли и с продуктами на 100 тысяч рублей. Это уже кое-что. А при собственном хозяйстве центра, которое насчитывает восемь голов крупного скота, несколько овец, свиней, курей и прочей живности, кормить резидентов стало легче, часть денег теперь можно истратить на оборудование, аппаратуру, домашнюю утварь и т.д. И условия содержания резидентов становятся чуть получше, чем ниже средних. Но до роскоши здесь дело никогда не дойдет, да и не нужна она, роскошь. Плата за месяц пребывания здесь весьма скромная еще и потому, что вся методика реабилитации безмедикаментозна, что само по себе весьма показательно. В жизни ведь не будешь регулярно колоться против пьянства и наркотиков или принимать «антиколеса».

Соседи

Трудностей у центра более чем достаточно. Главная, пожалуй, это отношения с местным населением. «Резидентура» однажды вмешалась в драку-разборку местных парней. Георгий сразу отчислил несколько горячих голов. Пропадает скотина, местные пьяницы, которых сейчас везде хватает, скорее всего, поживились.

Полностью изолироваться от жизни центру тоже нельзя: в комплекс реабилитации входит и социальная реабилитация. Работники центра ищут контакт с сельчанами, руководством ЗАО «Синий лен», сельсоветом. Но и сама деревня живет очень непростой жизнью: до Искитима рукой подать, а там зелья навалом, как и везде сейчас.

«Я — наркоман»

Передо мной лежит статья врача-специалиста. «Одна из моделей реабилитации — американская программа «12 шагов». «Исправленные наркоманы« становятся консультантами, которые тиражируют опыт дальше. В основе модели лежит феномен аддикции (вовлеченности). Первое, что человек должен сделать, это принять наименование болезни — Я НАРКОМАН, что уже само по себе вносит ограничение и лишает человека свободного выбора к проявлению качественных трансформаций. 12-шаговая модель — эффективная технология. Но присвоение имени болезни — единственный минус системы».

Прошу прокомментировать это суждение психолога «Свободной жизни» Ольгу Рассказову:

— Это самая распространенная точка зрения: мол, мы повязываем человека, лишаем его воли, внутренней свободы. И многие представители Церкви тоже к нам настороженно относятся. Но, во-первых, лечить человека от болезни, не называя ее, — нонсенс. И он не в кабалу от зависимости пожизненно попадает, а признает факт, что наркозависим. И у него есть возможность действительно жить с пониманием собственной беды, как с наличием того же, допустим, диабета, настоящей полноценной жизнью. Мы все к чему-то прицениваемся, выбираем, ищем свои российские пути решения проблемы. Но пока мы ищем, миллионы людей в США, Индии, странах Европы уже давно, несколько десятилетий, освобождаются от наркозависимости, живут нормальной человеческой жизнью.

Интересно еще и то, что здесь пациентов-резидентов принимают «чуть тепленькими». Перед поездкой сюда совсем не обязательно медикаментозное прерывание химической зависимости у врача-нарколога. Здесь происходит возвращение человека к самому себе прежде всего через работу над самим собой.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Старт массовой вакцинации против коронавируса объявлен в регионе 18 января. В настоящий момент в районах и в городе Новосибирске уже организовано почти 60 пунктов вакцинопрофилактики. Как прививаются от ковида в Мошковском районе, сегодня в ходе пресс-тура показали журналистам.
25.01.2021 Видео
В музее «Галерея времени» представили новые экспонаты. В местную коллекцию вошли военная бронетехника и самые редкие образцы советского автопрома. Посмотреть на раритетную технику и вспомнить юные годы за рулем знаменитого мопеда в Новосибирск приехал Электроник Сыроежкин.

Заниматься сырами семья Бурдинских стала пять лет назад. Сейчас у нее есть сыроварня в Октябрьском, которая за сутки перерабатывает больше тонны молока.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год