Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Что год грядущий нам готовит?

23.12.2004 00:00:00

Министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко — о первоочередных изменениях в системе образования

Андрей Фурсенко: «Наша система образования оторвана от мирового рынка труда»

Слова «образование» и «реформа» (или «модернизация») в последние годы воспринимаются как синонимы. Изменения в образовательной системе происходят непрерывно, порой напоминая старый анекдот о попытках сохранения поголовья кур. «Мрут? А мы выкрасим стены курятника в желтый цвет! Все равно мрут? А если нарисовать синие квадратики? А давайте проведем еще оранжевые полосочки! Как, кур уже совсем не осталось? Какая жалость, у нас было еще столько интересных идей!»

Интересных идей в области образования тоже хватает. Из масштабных экспериментов, начатых в последнее время, можно перечислить хотя бы ЕГЭ, профильное обучение, государственные именные финансовые обязательства. И все это — эксперименты на людях, на детях. Тех, которые наше будущее. Впрочем, если экспериментов не проводить — будущего у этих самых детей не будет.

Образование сегодня: вещь в себе

На прошлой неделе корреспондент «ВН» побывал в Москве, где состоялась встреча министра образования и науки Российской Федерации Андрея Фурсенко с представителями региональной прессы. Трехчасовая беседа была посвящена перспективам развития нашей образовательной системы. И министр признал, что сегодняшние выпускники не имеют необходимых навыков, недостаточно компетентны. Иными словами — система образования не справляется со своей основной задачей: подготовкой специалистов. Такого же мнения придерживаются и работодатели (это подтверждает исследование, только что проведенное министерством).

— В девяностые годы государство фактически ушло из образовательной системы, сохранив свое присутствие лишь на уровне лозунгов, — отметил Андрей Фурсенко. — Система сохранилась за счет увеличения самостоятельности, но стала маловосприимчивой к внешним запросам, замкнулась сама на себя. Сама себя контролировала, сама себе ставила оценки. И в результате оказалась совершенно оторванной от мирового образовательного рынка, от рынка труда. И при росте массовости высшего образования произошло резкое снижение его качества.

Увы, но для молодежи студенчество — один из способов отложить на будущее вопрос, «как жить дальше»

Наши образовательные учреждения в массе своей доказали свою неспособность приспосабливать свои программы под рынок труда — в результате предприятиям, принимающим на работу молодых специалистов, приходится их доучивать или переучивать. И разрыв существует не только между образованием и экономикой, но и между образованием и наукой. Российская научная школа пока еще пользуется авторитетом в мире. Но этот авторитет базируется в основном на заслугах «старой гвардии» — новых кадров в науке практически нет.

Выход из сложившейся ситуации один — создание системы профессионального образования, причем ориентированной на внешнюю среду, на потребности общества (промышленности, науки и так далее). Систему, качество работы которой будет оценивать не сама система, а та самая «внешняя среда».

Министерство уже подготовило ряд законопроектов, которые планируется претворить в жизнь в самом ближайшем будущем — в 2005 году, своего рода «пробные шары» программы развития образования до 2010 года. Какими будут эти первые шаги?

Высшее образование: второй сорт — не брак!

Последние три года в нашей стране наблюдается забавная тенденция — в 2000 году число поступивших в вузы сравнялось с числом выпускников школ, а к 2003 году количество первокурсников оказалось на 200 тысяч больше. В таком массовом стремлении к высшему образованию, в принципе, нет ничего плохого — но в то же время вопрос подготовки квалифицированных кадров эти студенческие массы не решают. Как отметил Андрей Фурсенко, у нас есть огромная тяга к получению «высшего образования вообще», и для многих студенчество — один из способов отложить на будущее вопрос, «как жить дальше».

Чтобы, с одной стороны, удовлетворить стремление российской молодежи к получению корочек, подтверждающих наличие «высшего образования», а с другой — все-таки решить вопрос качественной профессиональной подготовки (а качественная подготовка в таких масштабах невозможна), предполагается уже с 2005 года сделать систему высшего образования двухуровневой — бакалавриат (общее высшее образование) и магистратура (специальная подготовка). В сущности, в самом подходе нет ничего принципиально нового — многие вузы еще с 90-х годов практикуют двухуровневую подготовку. Да и в тех, которые продолжают учить «по старинке», специализация, как правило, начинается со старших курсов. Проблема, в сущности, заключается в том, что бакалавриат не воспринимается «в массах» как законченное, полноценное высшее образование (к которому все так стремятся).

Предполагается, что с введением двухуровневого высшего образования бакалавры начнут считаться полноценными специалистами, и квалификация, которую они получат, должна обеспечить их успешность на рынке труда в качестве менеджеров, специалистов по продажам, администраторов и так далее (те самые специальности, где, принимая на работу, сейчас спрашивают диплом о «высшем образовании вообще», как правило, не уточняя специальности). А магистратура будет ориентирована на подготовку исследователей, управленцев высокого класса, инженеров-проектировщиков, то есть специалистов, профессионалов.

Эти нововведения должны, кроме всего прочего, дать студентам дополнительные возможности для выбора специализации. Например, получить звание бакалавра в одном вузе — и заканчивать магистратуру в другом (или в академическом институте, где, по мнению Андрея Фурсенко, магистратура также имеет право на существование)

Одновременно с введением двухуровневой системы обучения (массовой и элитарной) планируется также создание сети национальных университетов (около 10 процентов от ныне существующих вузов) — статусных учебных заведений, в которых проводятся фундаментальные и прикладные исследования, осуществляются перспективные разработки, решаются практические задачи развития экономики. Национальные университеты должны стать ядром системы высшего образования. Сейчас Министерство образования и науки разрабатывает систему критериев отбора и дальнейшей поддержки этих учебных заведений, причем, как отметил Андрей Фурсенко, «совершенно не обязательно, что все национальные университеты будут располагаться в Москве и Санкт-Петербурге».

ПТУ надо быть ближе к земле

Основные проблемы начального и среднего профессионального образования сходны с проблемами высшей школы. Это утрата связей с базовыми предприятиями, слабая профессиональная подготовка (сейчас выпускники по рабочим специальностям имеют, как правило, второй или третий разряды — в то время как промышленности нужны специалисты пятого и шестого). Как считает Андрей Фурсенко, передача начального профессионального образования регионам значительно облегчает решение этой задачи — появилась возможность более плотного (и взаимовыгодного) сотрудничества производства и профобразования.

При этом, если еще недавно учащиеся НПО вместе с профессиональной подготовкой в обязательном порядке получали еще и общее среднее образование, то теперь они вправе выбирать — будут ли они заканчивать школу в стенах ПТУ или ограничатся профессиональной подготовкой. Андрей Фурсенко считает, что право на получение бесплатного среднего образования у ребят, выбравших «только профессиональное обучение», должно сохраняться — и должна быть создана система, позволяющая молодым рабочим, имеющим за плечами только девятилетку, реализовать свое право. Одновременно с плеч системы НПО будут сняты социальные обязательства. Иными словами, задачей начального профессионального образования станет только обучение профессии. Кто будет заниматься воспитанием «трудных» несовершеннолетних, составляющих изрядную долю учащихся системы НПО, — пока загадка.

Школа: учиться дольше и медленней

Необходимость перехода на двенадцатилетнее обучение (точнее, создание предшкольной системы раннего развития детей) Андрей Фурсенко объясняет тем, что сегодня уровень детей, приходящих в первый класс средней школы, сильно различается — одни уже изучают иностранные языки, а других необходимо учить букве «а». Двухлетняя предшкольная подготовка (три занятия в день по двадцать — двадцать пять минут) по идее должна «выровнять» уровень подготовки будущих первоклашек и одновременно подготовить их к условиям обучения в школе.

Еще одна первоочередная задача — снижение недельной нагрузки на учащихся. Что количество часов надо уменьшать — с этим никто не спорит, но пока еще неясно, за счет каких предметов можно снизить нагрузку. Как отметил министр, ни один специалист сам свой предмет не урежет — и как изучают дети семь видов лишайников, так и будут изучать — потому что, по мнению биологов, эта информация им жизненно необходима. Сам министр сказал, что, с его точки зрения, снижать нагрузку надо за счет… физкультуры. Впрочем, тут же поправился, что надо не уменьшать количество часов, а менять подходы: чтобы физкультура из «нагрузки» стала «разгрузкой».

«Зеленую улицу» предполагается также дать и профильному обучению, чтобы каждый школьник мог сам выбирать себе индивидуальные программы, а от жесткой регламентации содержания учебных предметов и часов в действующем образовательном стандарте необходимо переходить на требования к компетенции выпускников — и к тем условиям, в которых ведется образовательная деятельность.

Андрей Фурсенко отметил, что нововведения в системе образования — тема для многих достаточно болезненная. «Мы не стремимся разрушать сложившуюся систему, — сказал министр, — мы пытаемся аккуратно создавать на ее базе новые возможности».

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Рыбак Антон Курдюмов похвастался трофейным уловом. Мужчине удалось поймать восьмикилограммового сазана.


13.05.2021 НАУКА
В прошлом году кровопийц в регионе было немного. Энтомолог, старший научный сотрудник лаборатории паталогии насекомых Института систематики и экологии животных СО РАН Юрий Юрченко рассказал VN.ru о предстоящем «комарином» сезоне.  
Количество бюджетных мест  в вузах Новосибирской области выросло почти на 8 сотен. В следующем учебном году оно составит 14 тысяч 847 мест. Об этом на встрече с журналистами 18 мая рассказал министр образования региона Сергей Федорчук.