Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Кольцовские «заключенные»

2005-01-11

Четверо новосибирских малышей изолированы от внешнего мира, потому что могут представлять для него опасность. На сегодняшний день их детская — областной Центр профилактики и борьбы со СПИДом в Кольцово, а мамы и папы — врачи-инфекционисты. У детей есть игрушки, импортные молочные смеси и памперсы, но нет будущего. Они брошены своими мамами, ВИЧ-инфицированными наркоманками, и могут нести в своем организме «мину замедленного действия» — вирус иммунодефицита. В этом году к группе добавятся еще двое детей: у двух вич-инфицированных наркоманок подходит срок родов.

Детский сад «Вектора»: медсестра Светлана Дорофеева со своей воспитанницей Кариной. Фото Сергея ПЕРМИНА

На проходной закрытого предприятия «Вектор», на территории которого находится необычный детский сад, объявление: «Коллеги! Помогите нашим детям теплыми вещами».

— А что нам остается делать? — вздыхает главный врач Владимир Орловский, встречающий корреспондентов на крыльце четырехэтажного здания (здесь медики пытаются продлить жизнь ВИЧ-инфицированным больным). — Дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных родителей, попадают к нам сразу из роддома и живут в инфекционном отделении, пока мы не выясним — носят ли они в своем организме вирус. Почти два года должно пройти, прежде чем мы диагноз поставим. Дети растут, им одежда нужна, вот и выкручиваемся, как можем — детский дом, да и только.

«Детский дом», или, как называют его кольцовские медики, «инфекционный детский сад» находится на втором этаже Центра. Карантинный блок заперт на висячий замок — от посторонних. В таком «заключении» дети живут в Центре, пока им не исполнится год и восемь месяцев. В этом возрасте делают контрольный анализ крови на наличие антител.

— Наши ребятишки, разумеется, не заразны. ВИЧ воздушно-капельным путем не переносится, заразиться от инфицированного ребенка практически невозможно. Но поостеречься нужно. Потом в моем кабинете вымоете руки с мылом. — Владимир Александрович снимает замок и приглашает внутрь.

Медсестра Елена Бубнова с Ирочкой. Фото Сергея ПЕРМИНА

Просторный холл, застеленный ковром и заваленный игрушками. Пахнет не «режимной» больницей, а молочной смесью, детской присыпкой и свежевыглаженным бельем. Трудно представить, что тут живут дети, обреченные на пожизненные страдания. И грустно оттого, что эти два года, проведенные в «детской» Центра, будут, пожалуй, для них самым светлым отрезком в их жизни. Потом вечное клеймо изгоя — «заразный».

— У нас в Барабинске живет тринадцатилетняя ВИЧ-инфицированная девочка. — Это уже заведующая детским отделением Светлана Орловская ведет нас в палаты, где просыпаются после тихого часа годовалая Ирочка и Карина и восьмимесячные карапузы Егор и Павлуха. — У нее мать — наркоманка, девочку воспитывает бабушка. За один год ей пришлось поменять три школы — клюют сверстники, со страхом и брезгливостью относятся учителя — в районе быстро разошлась информация, что девочка больна. Быть ВИЧ-инфицированным в нашем обществе — непосильное бремя. Особенно для детей.

Годовалая Ирочка живет в отдельной палате. Потому что медики уже знают — малышка ВИЧ-инфицированна. Ее мать — наркоманка с десятилетним стажем. Последние два года крепко сидела на героине. Девочка родилась с весом кило триста и с жуткой патологией — хроническим заболеванием почек, легких и печени. Месяц кроху выхаживали в палате интенсивной терапии, затем привезли сюда — в Центр.

В добрых руках можно и улыбаться. Фото Сергея ПЕРМИНА.

Она похожа на пятимесячного младенца — худенькая, прозрачная до синевы. Недавно научилась держать голову и улыбаться тем, кто наклоняется над ее кроваткой. Она гулит и цепко хватает за пальцы медсестру, которая в защитных перчатках усаживает ее на горшок. Очень любит, когда ее выгуливают в коляске по коридорам отделения. Но у этой малышки нет будущего. Мать ее давно сгинула в новосибирских наркоманских притонах, а родня постаралась об Ирочке забыть.

— Через восемь месяцев мы должны будем выписать ее из Центра, но куда? — Светлана Петровна гладит Ирочку по голове. — В обыкновенный детский дом ее нельзя, а в Новосибирске до сих пор нет специальной группы для ВИЧ-инфицированных детей. В соседнем Красноярске, когда у них появились первые брошенные инфицированные дети, быстро создали в детском доме для них отдельную группу. Хотя это тоже не выход — потом школа, кто будет для них специальный класс открывать? Замкнутый круг получается — никому эти больные дети не нужны.

В будущем Ира обречена на одиночество — у нее никогда не будет своей семьи. Даже если найдется тот, кто захочет связать свою жизнь с ВИЧ-инфицированной больной, — детей им лучше не иметь.

— В принципе, такая женщина может родить здорового ребенка, при условии, если во время беременности она будет наблюдаться в нашем Центре и не кормить ребенка грудью, — рассказывает медик. — Но, к сожалению, заводить детей отваживаются только те, кому уже терять нечего.

Рожают наркоманки и от наркоманов. А дети наркоманов, даже без смертельного вируса в крови, долго не живут.

Черноглазая Карина — любимица всех сотрудников Центра. Женщин в белых халатах она зовет «мамами», а главного врача — папой. Загадывать медики боятся, но у этой девчушки, брошенной в новосибирском роддоме уроженкой Узбекистана, антитела в крови с каждым месяцем уменьшаются. Есть надежда, что через восемь месяцев она выпишется в детский дом или ее удочерят приемные родители.

— В прошлом году нашего мальчишку, которого мы выхаживали в Центре, усыновила приемная семья, — рассказывает главный врач. — Но у него при выписке были хорошие анализы, а с Ирой — совсем другая история… Не хочется даже думать, что ее ждет впереди. А через несколько месяцев у нас — пополнение. Нужно опять закупать памперсы и соски…

На прощание Ирочка протянула мне резинового зайца, которого старательно кусала на руках у медсестры. Я, поборов свой страх, взяла игрушку и погладила детскую ручонку.

Дверь в инфекционный детский сад закрылась на замок. А мы пошли в приемную главного врача мыть руки с мылом…

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Британский вариант коронавируса, из-за которого введены жесткие ограничения в Европе, обнаружен на территории России. Многие СМИ активно демонизируют его и нагоняют страхи. Причин для паники нет, считает новосибирский вирусолог Сергей Нетесов: новый вариант не дает каких-то особых осложнений, и зачастую вызываемая им болезнь переносится легче, чем та, которая вызывается предыдущими штаммами нынешнего коронавируса. Имеющиеся вакцины смогут от него защитить, но спешить с прививкой некоторым не стоит: это касается тех, кто уже достоверно перенес COVID-19 и имеет к нему подтвержденные лабораторно антитела.
11.01.2021
В чтение газет 125-летней давности вместе с дизайнерами, краеведами и школьниками окунулись сотрудники одной из новосибирских библиотек. Самые интересные новости попадут на интерактивную карту о жизни Ново-Николаевска с момента его основания. Более века назад людей интересовала плохая уборка улиц, дороговизна продуктов и другие не менее горячие новости.

Сегодня, 13 января, двойной праздник – не только Старый Новый год, но и День российской печати. Эту дату назначил Борис Ельцин почти тридцать лет тому назад, в декабре 1991 года.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год