Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Если о политике — значит, о Путине

2005-09-15

На неделе две заметных фигуры в современной российской политике (формальный статус значения не имеет) решили публично высказаться. Как говорится, у кого что болит, тот о том и говорит. Михаил Ходорковский, находящийся сейчас в СИЗО, и Эдуард Лимонов, не так давно покинувший тюрьму, размышляли о российской политике. И читать их тексты, прямо скажем, не только интересно, но и полезно, в отличие от изречений тех, кто занимает сегодня высокие посты.

Ходорковский — Проханову…

Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский в последние месяцы написал несколько интересных текстов, которые были немедленно опубликованы — либо в СМИ, либо в Интернете. Если он когда-нибудь решит составить из них книгу, то она наверняка попадет в разряд бестселлеров. Причина понятна — привлекает личность автора…

Но нам сегодня интереснее содержание. В беседе с известным российским писателем главным редактором газеты «Завтра» Александром Прохановым Ходорковский рассказал, почему он, успешный бизнесмен, все-таки пришел в политику.

Для начала он напомнил, что в 28 лет стал советником премьер-министра Ивана Силаева (помните такого?), а вот когда пришел Гайдар с компанией, то оказался невостребованным. Ходорковский избегает обтекаемых выражений и политкорректных фраз. Он сразу же формулирует: «25 часов в сутки я занимался Россией». Потом повторяет, что всегда «интересовался тем, что будет с моей страной в будущем и какова будет моя роль в этом будущем».

На вопрос Проханова, почему же не уехал, как Березовский и Гусинский, Михаил Ходорковский отвечает: «Без России мне неинтересно. Я частичка российской цивилизации». Еще он вспомнил о «русских «кухонных« дискуссиях о судьбах мира». И заодно заметил, что четыре года назад мог продать ЮКОС и «отвалить» с тридцатью миллиардами долларов. Однако предпочел быть «действующим русским политиком», поскольку это гораздо интереснее.

Ходорковский сказал, что политикой не занимался по одной простой причине — ею нельзя заниматься в качестве хобби, в свободное от основной работы время. Однако, по его словам, от политики все равно уйти не удалось, потому что сначала она привлекала его просто как гражданина, как «заинтересованного наблюдателя», а потом как главу крупнейшей компании страны, решившего, что «его умение и опыт могут быть востребованы в политике».

Владимир Путин

Если помните, одна из версий «посадки» Ходорковского состоит в том, что он намеревался получить контроль над Государственной думой и превратить Россию в парламентскую республику, где он бы стал премьер-министром. Проханову Ходорковский сказал на этот счет так: «Был и остаюсь сторонником президентско-парламентской модели». То есть президент был бы, как говорится, гарантом, а правительство отвечало бы перед парламентом. Нынешнюю систему Ходорковский считает недееспособной, поскольку «излишняя централизация, в которой отсутствует делегирование реальной ответственности, делает любую систему неэффективной».

Кстати, Ходорковский уверен, что в тюрьму попал как раз не из-за политики, хотя многие в этом убеждены. Политика, по его мнению, была лишь предлогом, а суть в ином — посадили, «чтобы отобрать ЮКОС».

О тюрьме. Ходорковский признал, что «хорошо информированные люди» предупреждали его о возможности скоро оказаться в тюрьме. Он вспомнил, как «ранним утром холодной субботы» в Новосибирске, в аэропорту — «захват прямо в самолете». По прошествии двух лет, проведенных в тюрьме, создатель ЮКОСа утверждает, что жить в тюрьме можно, несмотря на все трудности: «Если ты пребываешь в ладу с совестью». По его словам, потеряв собственность и свободу внешнюю, он поднялся на «совершенно новый уровень свободы внутренней» и не зависим ни от чего, кроме как убеждений и совести.

Интересно, что в камере Ходорковский пересекся с полковником Владимиром Квачковым, которого обвиняют в покушении на Чубайса. Оба арестанта немало спорили о сегодняшней жизни, остались оппонентами, но, как сказал Ходорковский, с полковником Квачковым в разведку бы он пошел.

А в принципе тюрьма научила его не делать поспешных выводов. Вот любопытное изречение МБХ: «Сегодняшняя власть скоро уйдет, и меня гораздо больше интересуют следующие поколения политических лидеров, которым придется возложить на себя бремя управления страной — со всеми ее тяжкими и экстренными проблемами». И вот тут Ходорковский как раз демонстрирует, что считает себя политиком общероссийского масштаба, поскольку предлагает проект, который смотрится как сверхзадача, которой нам сегодня не хватает.

Он предлагает думать не о десяти-пятнадцати ближайших годах, а сформулировать стратегию развития России на 100–200 лет вперед! Задачи таковы: прорыв в постиндустриальный мир, отказ от сырьевой экономики и форсированное развитие Сибири и Дальнего Востока. Вопреки тенденции сегодняшнего дня Ходорковский заявляет, что население России нужно резко увеличить — до 220–300 млн человек, что воспринимается сейчас не иначе как фантастика.

Ну и не мог Ходорковский не вспомнить и о «левом повороте». Его письмо на эту тему вызвало массу разноречивых откликов, некоторые правые поспешили объявить, что МБХ уважают, но с ним категорически не согласны. Тем не менее Ходорковский подтвердил: поворот, по его мнению, все равно будет. И не важно, как его называть: «дело не в терминологии». Тем более что заниматься им будут не только коммунисты и не только левые. Вот слова самого МБХ: «Как политик я буду всем этим заниматься».

Лимонов — Путину…

Эдуард Лимонов

Лидер Национал-большевистской партии писатель Эдуард Лимонов интервью не давал. Он написал президенту России Владимиру Путину открытое письмо. Но в отличие от Ходорковского Лимонов глобальных проектов не строил, главной темой для него стала судьба НБП.

Лимонов считает, что за последние два года на борьбу с партией «мобилизована карательная государственная машина». Он уверен, что раньше «функции карателей выполняли оперативники ФСБ и РУБОПа, а сейчас «обязанности костоломов, погромщиков и палачей исполняет боевое крыло движения «Наши». Все происходящее Лимонов оценивает как волну государственного насилия, которая обрушилась на партию. Он понимает, что «президент Путин не имеет в обычае встречаться с гражданами», но все-таки решил обратиться к нему.

Поэтому Эдуард Лимонов обошелся без политеса: «Я хочу встретиться с Вами в любое удобное для Вас время. Цель моего визита к Вам — добиться прекращения инспирированных Вашей администрацией репрессий».

Лимонов счел необходимым самолично рассказать, что такое сегодня НБП. Он объясняет, что это партия, которую создали не в кабинетах власти, а снизу, «по инициативе масс». Это — «партия патриотов, партия государственников, партия, отстаивающая интересы народа, партия национальной и социальной справедливости». Лимонов специально замечает, что НБП не была замечена в применении насилия: «Мы никогда не причиняли увечий, не совершали избиений и нападений».

Писатель Лимонов считает, что его партия озвучила патриотические и национальные цели, опередив «патриотическую риторику» Владимира Путина чуть ли не на десять лет. А усилия «штатных пропагандистов» объявить НБП «пособником американского империализма или фашистов — просто жалкая сопливая ложь». Потому-то и боятся НБП, считает Лимонов, иначе почему четырежды отказывали партии в регистрации. А раз доступ в большую политику партии закрыт, пришлось обратиться к известной теперь всей России «тактике акций протеста». И тут Лимонов, подобно Ходорковскому, тоже не стал заводить рака за камень, а прямо заявил, обращаясь к президенту: «НБП — Ваш идеологический противник».

То, что происходит вокруг национал-большевиков, наводит Лимонова на мысль, что в администрации президента есть те, кто «хотят довести национал-большевиков до такого состояния, когда они в слепой ярости ответили бы насилием на насилие». Тогда, полагает лидер партии, уже не «наемные погромщики», а само государство прибегнет к «жестоким мерам реагирования». Этого Лимонов допустить не может и потому заканчивает свое письмо словами: «Прошу о встрече, господин президент».

Но вряд ли такая встреча может состояться — это, очевидно, понимает и сам писатель и политик Лимонов, который патетически восклицает: «У Вас есть шанс, господин президент, изменить курс истории России. Вы лишь должны понять, что насилие не достигает цели. Но я все равно попрошу Вас уйти в отставку».

В общем, текст, что называется, на злобу дня — никакой глобальной политики, никаких проектов будущего. Но то, что об этом ничего не говорится в тексте открытого письма, отнюдь не означает, что у Эдуарда Лимонова нет подобных идей. Достаточно взять в руки его последнюю книгу «Будущее России» и убедиться, что это не так. По сути дела, это курс лекций для членов Национал-большевистской партии, в котором предлагаются ответы на все «интересные вопросы». И если взгляд Ходорковского на российскую политику — это все равно взгляд либерала, то взгляд Лимонова — это точка зрения революционера.

Ходорковский и Лимонов — совершенно разные люди, они принадлежат к разным политическим лагерям. Однако, как говорится, крайности смыкаются: оба они едины в отрицании фигуры Владимира Путина. Но проблема в другом: их проекты могут быть осуществимы только в одном случае — если их поддержит народ. И слово «если» здесь ключевое: рейтинг президента на сегодняшний день находится в заоблачной выси, если сравнивать его с рейтингом любых других российских политиков. И значит, все тексты его оппонентов на сегодняшний день являются только текстами. И потому-то все апеллируют к будущему…

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
14.04.2021 Детифото
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год