Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Прыжок без парашюта

2006-03-04

Единственный на всем свете человек, который может излечить больного алкоголизмом, — сам больной

Новый год, Рождество, старый Новый год, потом 23 Февраля, впереди Международный женский день… А между ними обязательно случится день рождения, свой или кого-то из родственников, знакомых, коллег… Не исключены новоселье, свадьбы, приезды-отъезды родных и близких, корпоративные «тусовки»… А силы организма не беспредельны. Все, пора к наркологу!

«Самое главное — нормальная самооценка», — считает Виктор Букин. Фото Сергея ПЕРМИНА

У заготовленного мною вопроса к главному врачу Новосибирского наркологического диспансера Виктору Букину, кандидату медицинских наук, есть своя предыстория. Лет двадцать назад один нарколог (тоже, кстати, не последний человек в этой области) во время аналогичного интервью огорошил меня категоричной характеристикой: если за год человеку приходилось принимать алкоголь в общей сложности две надели (за цифру, правда, не ручаюсь, но она близка к названной), то он алкоголик! Мне стало нехорошо. Я перебрал в уме все названные в самом начале праздники, торжества и события и пришел к неутешительному выводу: неалкоголиков в нашей стране практически нет, не считая язвенников, которые, подозреваю, тоже время от времени прикладываются. Возвращался с интервью и с ужасом вглядывался в прохожих: идут ведь и не знают, что они — алкоголики! Весь автобус, в котором еду. Весь город. Вся страна — страна алкашей!

— Было такое, — согласился Виктор Николаевич, выслушав преамбулу интервью. — Да мало ли чего было абсурдного в то время… На самом же деле нельзя по конкретным цифровым параметрам — дням, градусам или граммам — поставить диагноз. На самом деле употребление алкоголя относится к категории социально приемлемых явлений. Есть люди, которые, употребив ту или иную дозу алкоголя, продолжают контролировать свое поведение, реально оценивают события, понимают ожидающие их перспективы и т.д., и есть люди, которые этого делать не могут. Невозможно сказать, какая доза алкоголя позволяет человеку адекватно воспринимать происходящее, а какая — нет. И речь, повторю, не о граммах или днях. Речь о самооценке, скорее. Не может человек сам себя контролировать, значит, наш пациент.

— Похоже, все дело в пресловутой лишней стопке…

— Это слишком упрощенно. Еще до начала застолья, к примеру, человек должен прекрасно понимать, что будет происходить сейчас, а что ему предстоит сделать завтра. И в зависимости от этого выбрать форму поведения: за столом — в частности и на вечеринке в целом. Но один из симптомов — действительно потеря количественного контроля. Это выражается в том, что если человек контролирует ситуацию, то никакого похмелья быть не должно: организм сам справляется со своими защитными обязанностями. Если этого не происходит, значит, что-то уже не так. Это — звоночек. Банальный пример из жизни — закон горячей печки. Раз обжегшись, второй раз будешь аккуратнее. Второй симптом — потеря социального контроля. Если человек прекрасно понимает, где, с кем, за что, когда и сколько можно, то все нормально. А если он начинает уже и из горлышка, и в подъезде, и под плавленый сырок (а то и без закуски), да с кем попало и что попало, то это тоже верный признак алкоголизма: социальная деградация. Был начальником — понизили, была семья — развелся, был при деньгах — теперь, как говорится, на мели, было много друзей — сейчас стараются тебя не замечать.

— А вам известны случаи, когда человек каждодневно выпивает на протяжении нескольких месяцев, но у него все в порядке и на работе, и в личной жизни?

— Конечно, такое возможно. Но, как правило, это относится к сильным людям — и в физическом плане, и в психологическом. Но продолжаться так может не бесконечно. Эта проблема сегодня очень актуальна для начальников самого разного уровня: презентации, брифинги с обязательными фуршетами, потом дома еще «для снятия стресса» после тяжелого рабочего дня… А название этому всему тем не менее обычное — бытовое пьянство. Какое-то время оно не будет сколько-нибудь серьезно ощущаться организмом. Можно же, к примеру, приучить организм переносить змеиный укус или пчелиный. Но в отличие от их яда алкоголь является все-таки токсичным веществом, и поэтому нельзя забывать о таком техническом нюансе. Вот если я, допустим, сегодня выпил сто граммов водки, то 40 процентов этого количества будет выведено из моего организма через 24–36 часов. А 60 процентов впитаются в мышцы, печень, сердце, мозг, и выведение этого алкоголя при однократном употреблении будет происходить уже в течение минимум пяти суток. А если же идет повтор — принял, еще не вывелось, а сверху уже новая доза и т.д., то дальше вступает в действие другой — биологический — закон: суммации, т.е. сложения. Другими словами: если мы ежедневно употребляем незначительные дозы алкоголя, то наступает хроническая интоксикация. Естественно, чем выше ежедневная дозировка, тем процесс быстрее развивается, а чем меньше, тем медленнее. Но процесс все равно идет. И одной из первых страдает кора головного мозга. Так что этому человеку рано или поздно придется ощутить на себе все «прелести» беспрерывного употребления алкоголя. Начнется с малого — будет забывать, куда положил очки, ключи, «мобильник«, потом — о чем договаривался вчера или пару дней назад и т.д. И, поверьте, закончится все плачевно: социальной деградацией. Человек, как правило, рассуждает так: «А-а, алкоголизм — это где-то там, это у кого-то, а я — совсем другое дело, могу, когда надо, завязать крепко-накрепко — и все». А практика показывает: не получается так. И спохватывается он только тогда, когда проблема определилась, а в этом случае решать ее сложнее, чем на ранней стадии.

Но вы-то все равно поможете, не так ли?

— Тут есть один момент, который необходимо подчеркнуть. Наркология отличается от других медицинских наук тем, что имеет дело с одним-единственным заболеванием, которое называется «аддиктивное поведение с формированием зависимости от…» и далее: наркотиков, алкоголя, табака, токсических веществ, азартных игр и т.д. Но люди привыкли, что при простуде прошел курс лечения — и здоров, или ногу сломал, в гипсе походил — и снова бегаешь. Им кажется, что и в нашем случае все так просто. И сейчас, бывает, приводят родственники бедолагу и просят: «Доктор, сделайте что-нибудь такое, чтобы он навсегда об этой заразе забыл!» Вот, мол, видели по телевизору, как известный артист говорил, что злоупотреблял, а потом принял некий препарат (не хочу произносить его названия), и с тех пор у него все замечательно. Так нельзя, это хулиганство. Недавно мне, кстати, некая фирма принесла свой препарат: «антипохмелин», как говорят в народе. Перечислили его достоинства: на словах — все прекрасно. Ушли, оставили в качестве презента пузырек. Я открыл и тут же определил — 70-процентный спирт! Читаю способ применения: утром десять капель — под язык, и так несколько раз в день.

— Изуверство, я считаю: отмерять десять капель трясущимися руками…

— Согласен. Да еще несколько раз в день! Не проще ли разом флакончик опустошить?

— Но это же бизнес, это деньги — вот и все объяснение.

— Я понимаю, что бизнес, но развивать его за счет своих же сограждан, во вред их здоровью — как Бога не боятся? Если ты отклоняешься от принятых норм поведения, тебе не помогут ни примочки, ни припарки, ни все остальное. И помочь тебе не в силах ни один врач. Есть единственный человек, который это может, — он сам. Но для этого надо поменять очень многое в своей жизни — привычки, ритуалы. Или не делать этого, а продолжать «давить» тот же диван, продолжать пить, и тогда мы встречаемся с таким человеком часто-часто-часто.

— Но если без таблеток, уколов и микстур, то как же вы лечите?

— Без них, конечно, не обойтись, но с их помощью мы лишь приводим человека в состояние, когда тот начинает понимать, куда он попал, что случилось. И показать пути, по которым он может пойти или не пойти. И если человек здрав, в полном сознании, то он выберет верный путь.

— Виктор Николаевич, по моему дилетантскому мнению, алкоголизм — это явление более социальное, чем медицинское. И вы, кстати, то и дело касаетесь в разговоре социальных причин его возникновения.

— Есть такая категория — социально значимые заболевания. Опять же упрощенно: общество само подталкивает человека к этим заболеваниям. Возьмите игровые автоматы: куда ни посмотри — они! Игротеки, игровые салоны и другие игорные заведения. То же самое и алкоголь. Кто-то с его помощью хочет уйти от бытовых проблем, кто-то — от производственных, а кто-то вообще недоволен нынешней жизнью в стране. Вот и ищет способ уйти от них хоть на время. Но помимо социальных причин есть и чисто биологические. Когда вредные изменения в организме уже произошли, без медицинской помощи не обойтись.

— А те, кто пытается с помощью алкоголя уйти от проблем, уже ваши потенциальные пациенты?

— Нет, самое главное — нормальная самооценка. Жизнь ведь не может быть постоянно ровной, без изгибов, взлетов-падений, потрясений, стрессов и т. д. Главное — уметь смотреть на себя со стороны и в нужную минуту сразу корректировать ситуацию. Общества абсолютной трезвости не бывает. Мы уже говорили об аддиктивном поведении. Его форм и вариантов — миллион, а может быть, и два. У каждого нормального (подчеркиваю) человека обязательно есть один или несколько собственных форм и вариантов аддиктивного поведения. Более того, если человек вообще их не имеет — это патология. Каждому человеку нужна «норка», «ниша», куда он периодически может спрятаться, и ему там на какое-то время будет приятно и уютно. Есть социально адаптированные «норки» — охота, рыбалка, автолюбительство, садоводство — их бесконечное множество, а есть социально не адаптированные — алкоголь, наркотики, игровые автоматы, прыжки без парашюта, наконец…

— Почему же не все выбирают первые?

— Дело в том, что формирование любой аддикции сопряжено с трудом, с некоторым напряжением. Под нее нужно подстраивать режим работы, режим отдыха, материальные затраты, взаимоотношения в семье и с друзьями и т. д. А есть простые варианты (тут Виктор Николаевич пальцами изобразил классический символ бутылки и сделал движение ко рту) — и все! Это очень простой вариант. И никаких проблем. Это иллюзия — искаженное восприятие реально существующего объекта. Бредешь по лесу, вдруг видишь: впереди медведь. А пригляделся — просто пень! Так же действует и алкоголь: пять минут назад проблема казалась неразрешимой, а выпил и почувствовал, что это и не проблема вовсе. Но только на время.

— Получается, что алкоголики — наиболее слабые духом люди?

— Нет! Профессор Новосибирской государственной медицинской академии Владимир Юрьевич Завьялов, заведующий кафедрой психотерапии и психологического консультирования, в своих работах категорически возражает против такой характеристики. Я с ним согласен. Уход в зависимость — категорический, осознанный уход — возможен только у людей с сильным характером. Что чувствует человек в состоянии алкогольного опьянения? Помимо всего прочего, он ощущает себя более значимым, более умным, правым, остроумным и т.д. То есть налицо признаки того, что мы называем эгоизмом. Он присущ каждому человеку и в определенных пределах необходим, в том числе и для достижения высоких целей. Но у слабых людей эгоизма быть не может. Вы можете себе представить эгоистичного человека, выпрашивающего копеечку на паперти? Или взывающего о помощи? Паперть и мольбы — не для сильных людей. Но когда они уходят в зависимость, то выбраться оттуда им очень и очень сложно: надо перешагнуть через себя, а это непросто. Лучше искать иные пути аддикции. Мой искренний совет всем: ищите себе иные отдушины, норки и ниши.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
18.10.2020 Видео
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
26.10.2020
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
22.10.2020
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
Занимается дрессировкой собак 14-летняя школьница Вера Несоленова из Кокошино Чулымского района. Несмотря на юный возраст, она уже довольно опытная в этом деле. В восемь лет Вера предпочитала играть не со сверстниками, а со своей собакой, дворнягой Гердой. Чтобы лучше понимать питомца, начала изучать повадки, пробовала давать команды. После неудачных попыток стала читать специальную литературу.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^