Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Музыка сопротивляется происходящему на сцене…»

14.04.2006
Нашумевшая версия бессмертной оперы Верди «Аида» снова в репертуаре нашего оперного театра, и читатели «ВН», для многих из которых премьера на обновленной сцене стала первым знакомством с постановкой, спешат поделиться своим впечатлением.

«Аида» вернулась, и о ней снова спорят

От редакции:

Сцена из оперы «Аида»

В НГАТОиБ продолжается восстановление и приспособление к новым сценическим условиям спектаклей репертуара. К зрителю уже вернулись «Богема» Пуччини, «Дон Кихот» Минкуса… А не так давно второе рождение пережила и нашумевшая версия бессмертной оперы Верди. Напомним, что премьера «Аиды» состоялась два года назад (30 марта 2004) и произвела настоящий фурор и на «родине», и в столице, завладев сразу несколькими «Золотыми масками». Режиссёр-постановщик спектакля Дмитрий Черняков — один из самых модных и востребованных сегодня режиссеров — интерпретировал классику весьма вольно. Действие его «Аиды» перенесено из Древнего Египта в некое абстрактное тоталитарное государство, живущее в состоянии локального конфликта. «Опера в камуфляже», как не преминули окрестить постановку журналисты, разделила и зрителей, и критику на два лагеря: одни назвали ее «событием», другие «провалом» сезона…

Теперь «Аида» снова в репертуаре, и читатели «ВН», для многих из которых премьера на обновленной сцене стала первым знакомством с постановкой, спешат поделиться своим впечатлением.

***

По поводу современных трактовок оперных шедевров написано и сказано немало. И в этом вопросе трудно остаться на нейтральной позиции. Одни со странной убеждённостью доказывают, что, перенося действие опер в наши дни или насыщая их современной атрибутикой, режиссёры обнажают скрытые смыслы, по-новому расставляют акценты, демонстрируют свежий взгляд и прочее. Другие, к числу которых относятся известные на весь мир музыканты (наиболее последовательно мыслями по данному вопросу делились Галина Вишневская и Мстислав Ростропович), резонно замечают, что невозможно коренным образом переосмыслить постановочную часть, не разрушив органичного единства музыки и действия.

Сам Верди не сразу нашёл сюжет для оперы, заказанной ему — уже всемирно признанному композитору — египетским правительством в 1868 году. Автором сценария «Аиды», вызвавшего у Верди восторг, оказался знаменитый французский египтолог Мариетт, а окончательный вариант либретто был написан Антонио Гисланцони, проверенным соавтором композитора. Руководящая роль в составлении либретто, как всегда, принадлежала Верди, но так, как над «Аидой», он не работал ни над одной оперой. Стремясь достичь исторической правды, он изучал историю Египта, собирал сведения о египетской природе, о жизни египтян, знакомился с древнеегипетским искусством. Декорации и костюмы к постановке «Аиды» готовились по рисункам самого Мариетта. И дело даже не столько в том, что египетская образность нашла отражение не только в сюжете, но и в самой музыке, пронизанной восточными интонациями, а в том, что музыкальный язык оперы, как естественная и выстроенная определённым образом система, отсылает к конкретной — романтической образности, которая диктует уж если не место и время действия, то определённый эмоциональный градус происходящего на сцене, соответствие некоему уровню оперной эстетики.

Каждый раз, когда идёшь в оперу, внутренне готовишься к соприкосновению с музыкой — с волшебством, с магией, с тем самым иным измерением, о котором так любит говорить в своих интервью маэстро Курентзис. Внутри происходит сдвиг, душа открывается навстречу искусству, обнажаются какие-то невероятно чувствительные «нервные окончания» восприятия, мы предстаём наивно-открытыми и беззащитными — в надежде пережить и перечувствовать небывалые эмоции, о которых в суете повседневной жизни порой приходится лишь мечтать, принять вместе с героями страдания и ощутить катарсис в конце — уход в небытие, в космос. Но, увы. Если с таким ощущением наивного детского восприятия прийти на «Аиду» Чернякова, гарантированно испытаешь потрясение. Внутренне открываясь музыке Верди, стремясь к ней, ею наслаждаясь, оказываешься раздавлен происходящим на сцене.

Конечно, отдельные фрагменты можно выдержать вполне спокойно, изначально смирившись с особенностями постановки, но некоторые «сценические находки» режиссёра: автоматные очереди в конце первого действия; исступлённые, экзальтированные крики «египтян» «Guerra!», руководимые механистичными, полными ни в коей мере не соотносящимися с музыкой агрессии жестами Рамфиса; сцена с пленными «эфиопами» и прочие, полные жестоких потасовок, вызывают культурный шок. Становится ясно, что происходящее на сцене к музыке имеет весьма опосредованное отношение.

Что дальше? Всё дальнейшее воспринимается уже не непосредственно, а с чётко сформированной позицией взгляда со стороны — холодного, методично регистрирующего дальнейшие режиссёрские ходы. Другая реакция, уместная в подобной ситуации, — здоровый цинизм, когда каждая очередная затрещина, «неоперно» агрессивный удар прикладом автомата или выход классического балета в финале второго действия, который, безусловно, является апофеозом абсурда, воспринимаются с тихим смехом.

Не берусь прогнозировать, какой реакции зрителя хотел добиться режиссёр, но могу точно утверждать, что наивного восприятия, слияния зрителя со сценическим действием и искреннего сопереживания — без какого бы то ни было аналитического компонента — «Аида» Чернякова не способна вызвать.

Музыка сопротивляется происходящему на сцене: чем лучше звучит оркестр, чем тоньше и нежнее нюансы или чем более убедительны триумфальные фанфары и эмоциональная приподнятость массовых сцен, тем сильнее обнаруживает себя диссонанс между звуковым и визуальным планами действия. Драматургия Чернякова, которая внутри себя, возможно, и естественна, существует с музыкой Верди в двух принципиально разных плоскостях, у которых пересечений нет и быть не может. Две в корне различные эстетики, соединение которых вызывает лишь мысли о безжалостно втиснутой в прокрустово ложе музыке…

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Сдача Единого государственного экзамена началась в Новосибирской области. Сегодня, 3 июля, школьники сдают экзамены по литературе, географии и информатике. Борьба за хорошие оценки ведется в 69 пунктах сдачи ЕГЭ. В образовательном центре «Горностай» побывал губернатор Андрей Травников. Глава региона проверил, как организован процесс, и пожелал выпускникам удачи.
Большой парад планет состоится в июле в нашей Солнечной системы. В июле 2020 года в нем примут участие Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран и Нептун. Можно ли и как наблюдать это явление?
Перенос ЕГЭ-2020 на месяц позже лишил учителей одного из бонусов профессии – 56-дневного, почти двухмесячного летнего отпуска. Вместо релакса в июле в год коронавируса у педагогов на руках – списки дней ЕГЭ. Чтобы успеть провести все экзамены, отпуск пришлось делить на части. Vn.ru пообщался с учителями накануне старта экзаменационного марафона 3 июля и узнал, как они переживают это нелегкое время.
Две Колывани спорят за право быть вписанными в биографию писателя Александра Волкова. Одноименные города в Новосибирской области и Алтайском крае претендуют на место, где Волков, будучи молодым учителем математики, начал писать сказки, которые его прославили.
В 13 районах Новосибирской области введен режим ЧС: на юге региона гибнут посевы. Более чем в трети сельских районов серьезный дефицит осадков. Материал опубликован в газете «Советская Сибирь» №27 от 1 июля 2020 года.
Министерство спорта РФ предложило ввести налоговые льготы для родителей, чьи дети занимаются в платных спортивных секциях. Вернуть можно до 50 тысяч рублей в год. Законопроект пока находится на стадии экспертизы и общественных обсуждений.
x^