Новосибирск
26.01.2007 00:00:00

Кто видит свет в конце тоннеля

…Дачники с детьми гуськом шли по подвесному мосту. Едва ступив на берег, вдруг негромко охнула женщина, схватила мальчика за руку: «Ваня, не смотри туда, пошли быстрей». Под мостом на веревке болталась черная небольшая собачонка, а вокруг гоготала группа пацанов.

…Девчонка лет четырнадцати, сапоги на босу ногу, немытые волосы, грязная курточка, ярко-красный лак на ногтях, пришла с мамашей на комиссию по делам несовершеннолетних — перестала ходить на уроки.

Их называют «потерянным поколением»: что нужно сделать, чтобы не потерять его окончательно?

…Пятеро маленьких бродяжек забили палками и сбросили в яму овощехранилища бомжей, да еще и землицей присыпали.

Всё это — крайнее выражение того неблагополучия, о котором все чаще деликатно говорят с самых высоких трибун: «кризис семьи», «поколение социально дезориентированных», «потерянное поколение».

Наша страна когда-то гордилась, что ей удалось поставить на ноги тысячи и тысячи детей без призора, одиноких. Сначала после Гражданской, потом после Отечественной войн. Тогда всё всем было понятно, беда была общей. Сейчас, в мирное время, в России на каждые десять тысяч детей приходится больше сирот, чем в любой другой стране мира. Появилось определение, которое наверняка не поймут иностранцы, — социальное сиротство. Дети отобраны у родителей, которые, освободившись от обузы, продолжают вести тот же маргинальный образ жизни, а попросту — пьют и колются. Откуда их, таких, столько?

— Не будем забывать, что было две войны, очень много детей воспитывалось в детских домах, а значит, ослабли семейные традиции, значимость семьи. В последние годы перехода к новой формации еще испытание, немало семей разрушилось. А страдают всегда самые слабые — дети. Вспомним еще, что у нас семьдесят лет шла пропаганда, что государство лучший воспитатель. Если совсем коротко, то в основе кризиса семьи и сиротства — всегда социально-экономические причины вкупе с нарушением привязанности родителей к ребенку, с психологическими проблемами самих родителей — они в детстве переживали насилие сами, голодали, были биты…

Президент Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Марина Егорова, она же содиректор программы «Помощь детям-сиротам в России» знает не только причины, но и, что называется, видит свет в конце тоннеля. Девиз Фонда «Спасая семью — спасаем детей». В публикации «Вечернего Новосибирска» 1 июня прошлого года «Драма российского детства» сообщалось, что Фонд начинает работать в Новосибирске. Но можно ли в принципе остановить, хотя бы уменьшить сиротство?

Воспроизводство неприкаянных?

Наша газета шестой год публикует фотографии детей на усыновление. Сейчас пошли «портреты» младенцев, оставленных мамашами, рождения сентября — октября. Лишение родительских прав не сбавляет темпов: 1336 в 2004 году, 1236 — в 2005-м, в прошедшем уже 1421. Прокуратура в прошлом году вынесла почти 2300 предостережений в адрес кризисных семей, 1200 мам и пап оштрафованы в административном порядке, возбуждено 263 уголовных дела по фактам нарушения прав детей и жестокого обращения, вовлечения их в пьянство, преступления. А ведь мы знаем, сколько у нас различных учреждений, предназначенных помогать детям и семьям. В 2004 году в области только органами соцзащиты было обслужено, если позволительно такое слово, больше ста тысяч детей. Государство тратит больше семисот миллионов долларов в год на социальных сирот. А их не только не становится меньше, но просто какое-то воспроизводство неприкаянных получается.

— Приходится делать один вывод — неэффективность системы, убеждена Марина Егорова, — значит, надо менять систему. Наш Фонд заключил партнерское соглашение с мэрией Новосибирска. Мы предлагаем не традиционную грантовую программу, когда идет разовая раздача денег. Мы предлагаем создать с нашей методической помощью эффективную, реалистичную и устойчивую систему ранней профилактики социального сиротства. Ваши инициативы мы поможем свести в модель с учетом ваших местных условий. Пилотной площадкой выбран Ленинский район. Если коротко, то главная цель — сохранение кровной семьи…

В двух словах не расскажешь, каковы методики Фонда. Это перестройка работы с семьей, где только наметились проблемы, постоянное ее сопровождение. Например, создание службы «Ребенок дома», «Ребенок на улице», помещение деток во временные замещающие семьи, социальная гостиная в школе… Это комплексная программа с, казалось бы, видимыми всем новшествами. Но почему они не применялись — вот вопрос! Работа, в основном, шла и идет с семьями в ситуации, которую можно назвать хронически кризисной: ребенок уже на учете, «предки» пьют горькую. Не секрет, что от таких «клиентов» в школах предпочитают избавляться. Знают ли в школах, сколько учеников выпало из семей в приют? Сколько пацанов не хотят после уроков идти домой? Инспекции по делам несовершеннолетних, аналогичные комиссии в районах фиксируют уже состоявшуюся беду. Но началась-то она не враз. Ребенок не пришел в школу раз, два. Вызовы родители игнорируют. Ну, сходит учитель, постыдит, поругает, но ведь стоять над душой у родителей не будешь. Да и ребенку где-то надо хотя бы время провести до вечера, уроки сделать.

Гостиная в школе

Рассказывает Анастасия Губайдуллина, эксперт Национального фонда защиты детей от жестокого обращения:

— Социальная гостиная — это такое место в школе, куда ребенок может прийти со своими проблемами и где с ним обязательно займется психолог, при необходимости — репетитор, тьюторы, то есть посредники, которые помогают ребенку решить конфликт с педагогами, с родителями, со своими сверстниками, — прописаны этапы вхождения ребенка в коллектив. Гостиная, чтобы было понятнее, — это вроде бы продленка, но со специально обученными педагогами для работы с ребятишками, находящимися в состоянии кризиса, девиантного (отклоняющегося) поведения. Тьютор пока непривычно звучит для русского уха. Само слово, пожалуй, происхождением из Средневековья, когда обучение проходило в постоянном общении, в обсуждениях. Тьютор в одном лице учитель, воспитатель, наставник, сопровождающий. Мы изменили также подходы к центрам дополнительного образования. Обычно здесь ребят из группы риска отсеивают, да хотя бы потому, что им нечем заплатить, они часто непривлекательно выглядят, могут выругаться, плохо, грязно одеты, а потому не могут сразу войти в группу. Мы разработали методы, способы, как такого ребенка ввести в кружок, включить в общую работу, как помочь ему адаптироваться. Новые подходы нашли в работе с опекунской семьей, ведь опекуны нередко бабушки, дедушки, им часто очень трудно найти с ребенком общий язык. Создаются клубы опекунов, их консультируют, обучают.

Процесс создания системы ранней профилактики и поддержки семьи можно сравнить со сборкой машины. Пока она еще не едет, но заметна положительная динамика, локальные изменения. Уникальная у нас есть деревня Боборыкино. В последние годы в ней появилось более десятка приемных семей. Сложилась такая аура, положительный опыт, что берут детей, глядя на соседей. Большую роль сыграла школа — у них там клуб приемных семей.

Есть помощь и сверху, появилось распоряжение губернатора о приоритетах в этом направлении, новшества поддерживаются уже на бюджетные деньги.

Стоит добавить, что по моделям Фонда действуют в нескольких регионах. В Хабаровском крае, например, инициативы тоже материально поддержаны властью.

В семью — с момента рождения

У нас как-то забывают, что семья — это не просто некоторое количество людей, живущих вместе. Это система взаимоотношений. И не обязательно, что старшие влияют на младших, — рассказывала Марина Егорова социальным работникам, руководителям школ, детских домов Ленинского района. — В Пермском крае собрали в летний лагерь ребят из бедных семей, которые имели по три двойки в конце года. И попытались вместе с детьми найти смысл того, для чего им нужно учиться. Дошло, понятно, не до всех. Но один мальчуган в учебном году поразил учителей своими успехами. Его пьющие родители встрепенулись. Мать вдруг поняла, что ее такой умный сынок не может ходить в школу в чем попало, стала его одевать, сама устроилась на работу. А мальчишка начал даже стихи писать. Так что работа с семьей — это система, надо знать, на какие точки воздействовать.

— Но как уменьшить число новорожденных, брошенных матерями? Есть данные, что в городах с населением в пятьсот-шестьсот тысяч человек отказных младенцев в год до 130-ти. А что говорить про города-миллионники. А в целом по России!

— Выяснять, не останется ли новорожденный сиротой сразу после рождения, можно уже в женской консультации, куда мамаша хоть раз, да придет. Врачи в консультации, в роддоме многое могут понять. Другой вопрос, куда сигнал подать. Нужен проект, система раннего выявления и помощи такой матери. Почему отказывается? Из маргинальных слоев, наркоманка или жить негде, нет работы? А может, родители юной мамаши от неё отвернулись. В каждом случае свой подход…

— Как вы считаете, Марина Оскаровна, заявление министра Зурабова о семейном устройстве всех социальных сирот, а их тысяч семьсот, в течение ближайших лет — это реально?

— Больше половины детей — под опекой, то есть в семьях. Примерно тысяч двести находятся в интернатных учреждениях, вот о них и надо заботиться. Использовать любые типы семей — опекунские, приемные, патронат с сопровождением, например, на базе перепрофилирования детских домов.

— Ваши программы уже дают результаты. От чего еще зависит ранняя профилактика сиротства?

— Должна быть инициатива служб соцзащиты, школ, медицинских учреждений и обязательно воля администрации в создании условий: финансирование, информационное обеспечение. Сейчас у нас «пожар»! Соответственно и действовать надо. Местных проектов немало, и разнообразных: клуб «Семейный очаг», группа дневного пребывания детей из неблагополучных семей, организация социальной гостиной, группа детей из семей, живущих в общежитии, клуб опекунов, организация городского «Телефона доверия», проект «Сознательное родительство» и другие. Мы все предложения анализируем вместе с инициаторами с такой точки зрения: что это дает для ранней профилактики сиротства.

…Что ж, начало, кажется, положено. Пойдет ли эксперимент в одном районе? Кстати, на проектном семинаре, который провела группа специалистов Национального фонда защиты детей от жестокого обращения, было объявлено, что треть общего грантового фонда на городском конкурсе социальных проектов выделяется Ленинскому району. Но, как показывает практика, в таком тонком деле, как перевоспитание, воздействие на семью, деньги не главный фактор…

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Новости
Больше новостей
Новости районов
Больше новостей