Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Какие болевые точки выявила операция «Семья»?

2007-05-09

…Когда президент в своем Послании сказал, что будущий 2008-й объявлен Годом семьи в России, у нас подводили итоги операции «Семья». Совпадение знаковое и понятное, хотя бы потому, что, сколько можно говорить о «кризисе семьи», не предпринимая инновационных мер для ее поддержки. Впервые в Новосибирской области проведен столь масштабный «поход» в глубь «ячейки общества», такое массированное исследование ее, так сказать, нынешнего натурального состояния.

Так вот, о состоянии. Впервые подсчитано, сколько у нас мамаш, которые сами еще не вышли из несовершеннолетнего возраста, — 315: и одинокие, и при мужьях, и при тридцатипятилетних бабушках, которым самим еще впору рожать. Некоторым детишкам уже и по два года исполнилось. Молодая бабуля ничуть не расстроена: «Да я сама в шестнадцать родила, для нашей семьи — это норма, такой, видно, менталитет». В одном населенном пункте две мамаши заканчивают школу. В Карасукском районе полуторагодовалого мальчика воспитывает весь детский дом, где выросла и живет его юная мама, она теперь училище заканчивает. Ушла она, оказывается, в семью к молодому человеку, но что-то не заладилось. Да, не у всех девочек-мам порядок и благоденствие в жизни, неблагополучным требуется постоянная помощь.

Но это лишь хоть и несколько экзотическая, но все-таки малая часть семейного сообщества. Всего же в области 380 тысяч семей, где растут 540 тысяч детей.

— Мы участвуем в числе одиннадцати регионов в реализации программы, предложенной партией «Единая Россия» «Семьи и дети группы риска», или иначе «Крепкая семья». Так что наша операция проведена в русле реализации этой программы, — сказала нашему корреспонденту ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Новосибирской области Надежда Аникеева. — Раньше регулярно проводились, да и сейчас проводятся операции «Подросток». Мы же решили пристальное внимание направить в целом на семьи, находящиеся в социально опасном положении, то есть так, как это определяет закон об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Семьи малообеспеченные, с детьми-инвалидами в сложной жизненной ситуации, где родители не работают, пьют, педагогически совершенно безграмотные… Мы впервые решили составить социальный паспорт таких семей. Хоть окончательно работа еще не закончена, но кое-какие цифры Надежда Васильевна назвала. Так вот. Многодетных семей в области десять тысяч, неполных — в четыре раза больше, с детьми-инвалидами — шесть тысяч. Впервые подсчитаны семьи вынужденных переселенцев, их восемьсот. И без криминального аспекта не обойтись: чуть не восемь тысяч семей, где дети состоят на учете в органах внутренних дел, 1300 «ячеек» общества, где один из родителей на исправлении в «зоне», две с половиной тысячи, где мама или папа имеют судимость или отсрочку исполнения приговора до достижения ребенком возраста восьми лет. Да, так распорядился закон и суд, но в этой гуманности просвечивает нечто лукавое: маму ждет «зона», а ей доверено воспитание. И кого она воспитает? Но это к слову.

— Мы ставили две главные задачи, — продолжает Аникеева, — преодолеть всегдашнюю разобщенность служб, усилить их взаимодействие, чтобы не тянули милиция в одну сторону, школа — в другую, чтобы не сваливали на других свои задачи, не скрывали недоработки. Думаю, нам впервые это как-то удалось. В семьи ходили медики и социальные педагоги, психологи и специалисты по работе с молодежью…. Например, в семьи несовершеннолетних мам милицию не брали, это был сугубо медико-социальный патронаж, ситуации очень деликатные. И вторая задача — оказание немедленной помощи. Для нас неожиданным было узнать, что есть дети даже старше пяти лет, которые еще не зарегистрированы. Рожает мать в деревне, и все, никаких метрик.

— Как пришлось помогать?

— Больше чем на миллион семьсот тысяч оказали срочной материальной помощи. Конечно, это немного по сравнению с тем, что нужно, но все же… Трудоустроены тысяча четыреста взрослых, около восьмисот подростков с учетом их будущей летней работы. В городе очень помогли ярмарки вакансий, в селе с работой сложно, но тоже удалось. Многим семьям нужна была немедленная помощь в оформлении документов — инвалидности, пособий, для устройства ребенка в детсад… У некоторых в деревнях даже ста рублей не находилось, чтобы получить паспорт. Больше полтысячи пьяниц пролечили — закодировали. В областном центре реабилитации «Радуга» оздоровились дошкольники из семей риска, с ними работали логопеды, психологи. Конечно, более активно проходило консультирование — юристов, психологов, социальных педагогов во многих центрах, работали горячие телефоны, например, «Один дома».

Много мероприятий было ориентировано на здоровую семью, да хотя бы возможность собраться родителям в детском саду и обсудить наболевшее. Проводились конкурсы «Идеальная пара», «Здоровая семья — это модно», в Карасуке устроили праздник отцов…

— Какие самые болевые точки, на ваш взгляд, выявились в ходе операции?

— Положение детей, где родители осуждены, находятся в колониях, здесь нужна особая работа. Более тысячи условно судимых подростков, неужели им опять дорога туда же… Вот проблема! Вот где надо работать не только милиции. И самое, пожалуй, больное — подростки, вернувшиеся из колоний в семьи. Им очень трудно. Мальчик один из сельского района покончил с собой. Его, надо отметить, ждали в службе соцзащиты, встретили, устроили в училище, поселили в общежитие. Мать его лишена родительских прав. Он попросился к ней помочь с огородом. Отпустили. А там в доме даже света нет, отрезан за неуплату. Что-то случилось, надломилось в парне… Беременные девочки — тоже проблема, в одной семье просто скандал вышел, когда отец узнал, что дочка может родить… Но эта тема требует особого разговора.

Операция «Семья» по-новому подчеркнула застаревшие проблемы и высветила новые. Почти четыреста семей сняты с учета с формулировкой «устойчивое улучшение ситуации». Но выявлено больше тысячи, где требуется помощь. Удастся ли соединенными силами многочисленных государственных служб и общественных организаций улучшить, даже можно сказать, восстановить институт семьи?

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
Термин «сомнительный анализ» теперь исчезнет из результатов тестирования на COVID-19 в лабораториях Новосибирска. Теперь лаборатории получили новый референтный статус, позволяющий им ставить либо положительный, либо отрицательный анализ. Ранее результаты местных лабораторий приходилось подтверждать в Роспотребнадзоре.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^