Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Надпись на рейхстаге

2007-05-22

Её оставил в мае 45-го наш земляк Михаил Сидоркин

Михаил Сидоркин был призван в Красную армию в октябре 1941-го. Дошел до Берлина. Сегодня полковник в отставке вспоминает, как он стал оперуполномоченным особого отдела военной контрразведки «СМЕРШ» 3-й гвардейской танковой армии:

Фото с сайта www.mdf.ru

—…В Новой Водолаге офицеры частей встречали своих солдат, вышедших из окружения. Меня увидел офицер штаба корпуса майор Рыскун и привез нас на пункт сбора 3-й танковой армии. Позже войска и штаб корпуса сосредоточились в совхозе «Диктатура пролетариата» Тульской области. Из окружения вышло более 60–70 процентов личного состава корпуса. Вот здесь адъютант комкора, бывший командир танкового батальона капитан Ф. Богданов, с которым мы, несмотря на большую разницу в положении и воинских званиях, сдружились, сообщил, что меня вызывают в особый отдел.

Принял меня начальник особого отдела 15-го танкового корпуса подполковник Маранин, опытный чекист, который знал Дзержинского. Он провел со мной содержательную беседу, интересовался образованием, где воевал. Спросил, не пью ли я водку. Я ответил: «Как же не пью, товарищ подполковник? Пью, вместе с танкистами экипажа, по 100 граммов фронтовых перед боем». Он был строгим человеком, но после этих слов почему-то засмеялся. Я смутился, покраснел и подумал: «Вот болтнул, так болтнул! Да еще такому начальнику!» А он мне говорит: «Ну, ты, сержант (я был младшим сержантом), интересный и уж очень откровенный человек. 100 граммов положено каждому фронтовику. А перед боем лучше не пить, а танкистам в особенности. Ориентация не та после водки».

Выслушав меня, начальник сказал, что я хороший сержант: «Мы хотим из тебя сделать хорошего офицера-контрразведчика». Похвалив меня за смелость и решительность, проявленные в боях в окружении (он также был там), сказал, что именно такие люди им нужны, и предложил перейти на работу в контрразведку, предварительно поехав на краткосрочные курсы. От поездки на курсы я отказался, заявив, что только что прибыл из училища на войну. Маранин сказал, что я военный человек, нахожусь в действующей армии и должен служить там, где принесу больше пользы. А это виднее начальству: «Мы берем не каждого, а наиболее достойных».

Я согласился. Он стал добрее и заявил, что, по-хорошему, сибиряка надо послать в новосибирскую школу — в одну из лучших школ Союза, где сильный преподавательский состав и дают хорошие знания. Но я поехал на краткосрочные курсы при управлении особых отделов Брянского фронта в Щекино, недалеко от Ясной Поляны Л. Н. Толстого. Здесь я впервые узнал и услышал положительный отзыв о Новосибирской школе контрразведки.

20 марта на курсы в Щекино съехалось около 30-ти младших офицеров, несколько старшин и сержантов. Из нашей армии прибыли старший лейтенант Кудряшов, лейтенант Потрохов, старшина Кондратов и я. Курсантов прикрепили к столовой управления, разместили на частных квартирах. Перед нами выступили начальник курсов, начальник отдела кадров. Нам разъяснили, где мы находимся, призвали к дисциплине и порядку.

Курсы были рассчитаны на месячный срок обучения. Нам выдали тетради, которые после занятий собирали. Занятие вели начальники отделов, практические работники, следователи. Познакомили с Уголовным и Процессуальным кодексами РСФСР.

…Полк по тревоге вывели в лагеря. Меня срочно отозвали в Управление особых отделов фронта. Я прибыл в особый отдел армии. Начальник отдела полковник Мастицкий принял и назначил меня оперуполномоченным вновь сформированного 194-го отдельного автомобильного батальона. Кузьмину приказал переодеть меня в новую офицерскую форму, представить командиру батальона и в работе оказывать помощь. В новой форме я представился А. Кузьмину. Посмотрев на меня, он сказал: «Вот теперь ты смотришься хорошо!»

Красноармейцы выкопали мне землянку, сделали стол, скамейки, из гильзы снаряда — лампу. Я знакомился с личным составом, вооружением, изучал обстановку. Перед предстоящими боевыми действиями, в порядке исключения, мне разрешили работать самостоятельно с учетом оперативной обстановки на месте. Из-за дефицита бумаги для обложек дел нередко использовались газеты, журналы. Работы было много. И вот первый результат. При прочесывании соседнего леса задержали агента немецкой разведки, которого вместе с документами я доставил в особый отдел армии, получив похвалу. Вот так началась моя служба в военной контрразведке.

Весной 1943 года особые отделы были реорганизованы в отделы военной контрразведки «СМЕРШ» («Смерть шпионам») Главного управления контрразведки при Наркомате обороны СССР. Маранину присвоили воинское звание полковника, а мне в июне — лейтенанта.

…За время войны только органами военной контрразведки страны было разоблачено более 32 тысяч шпионов, свыше 200 тысяч террористов, диверсантов, изменников Родины и других врагов, в том числе несколько сот выявили особисты 3-й гвардейской танковой армии. Были результаты и у автора этих строк. За положительные результаты в работе 20 декабря 1944 года П. Рыбалко на торжественном собрании отдела вручил мне орден Отечественной войны 2-й степени.

В 3-й гвардейской танковой армии мы с женой Надеждой Александровной, гвардии лейтенантом медицинской службы, прошли дорогами войны до Берлина и Праги. В первых числах мая 1945 года имели честь, как и другие участники взятия фашистского логова, в том числе маршал Победы Георгий Жуков, оставить для истории свои фамилии на стене поверженного рейхстага: «Н. Шаронина, М. Сидоркин». Свободного места на стене не было, поэтому смелая, мужественная и верная моя невеста Надя писала свою фамилию, стоя на моих плечах.

9 Мая 1945 года 3-я гвардейская танковая армия освободила Прагу и здесь закончила свой боевой путь. Это было в День Победы…

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
17 октября в Новосибирск на время вернулась теплая и солнечная погода. Горожане устремились на прогулки под опадающей золотистой листвой, пока зима не начала вступать в свои права. Смотрите, как увидели этот день корреспонденты VN.ru.
Пассажиров без масок сегодня задерживали на станции метро «Красный проспект» сотрудники полиции. Тех, кто сразу надевал маску, отпускали, с упорствующими проводили профилактические беседы. А в отношении некоторых выписывали административные протоколы, после чего выводили со станции. Такие рейды полиция обещает проводить постоянно.
Рост заболеваемости коронавирусной инфекцией серьезно увеличил нагрузку на всю систему здравоохранения Новосибирской области. Как в этих условиях работают бригады скорой помощи и почему кареты с красным крестом увозят в больницу далеко не всех пациентов, VN.ru рассказала главный врач станции скорой помощи Ирина Большакова.
Несмотря на вторую волну коронавируса, в Новосибирске, около 3500 человек пришли писать ежегодный Тотальный диктант-2020 на очные площадки днем 17 октября. В этом году знания горожан проверяли более чем на 50 площадках, начиная от университетов и библиотек и заканчивая мэрией и тюрьмами.
COVID-19 продиктовал человечеству новые стандарты чистоты рук. Если раньше это было обычным ежедневным ритуалом, о котором никто не задумывался, то теперь стало предметом чуть ли не научных исследований. О том, как правильно мыть руки, выпускают методички, а люди спорят, какую песню напевать в процессе — «Червона рута» или «В лесу родилась ёлочка». Vn.ru ко всемирному дню мытья рук, который отмечают 15 октября, собрал основные правила не такого уж бесхитростного процесса.
Бывший сотрудник полиции Новосибирска предстанет перед судом по обвинению в получении взяток. Об этом сообщает 16 октября Следственное управление СК РФ по Новосибирской области.
x^