Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Ощущать себя частью Родины…

01.12.2007
Почему патриотами были наши отцы и деды — хотя их время было не самым сытым и справедливым? И отчего понятие «патриотизм» в перестроечное время для многих стало ругательным?

Мы продолжаем цикл бесед-размышлений с членами гуманитарно-просветительского клуба «Зажги свечу»

Почему патриотами были наши отцы и деды — хотя их время было не самым сытым и справедливым? И отчего понятие «патриотизм» стало ругательным для многих представителей молодого поколения в перестроечное время? Должно ли воспитание патриотизма стать частью государственной политики? Где грань между патриотизмом и национализмом? Есть ли у России свой путь? И правомерно ли говорить об особенностях русского менталитета?

Обо всем этом наш разговор с Александром Косенковым — писателем, главным редактором издательства «Историческое наследие Сибири», членом совета Новосибирского отделения Всемирного Русского народного Собора.

— С одной стороны, на все эти вопросы ответить очень легко, — говорит писатель, — а, с другой, если во все это вдуматься и вглядеться, то получается не так все и просто…

О фазах пассионарности и обскурации

Александр Косенков

Если обратиться к теории Льва Гумилева, то наши отцы и деды застали стадию пассионарности нашего государства. Пассионарии — люди активные, патриоты. Интересы Родины они ставят выше личных и, осуществляя далекий прогноз, ничего не требуют для себя. Этим они и сильны. И пассионарная энергия присутствовала в нашем народе в самые драматические, трагические периоды его истории — что бы о них ни говорили. Именно во времена революции, после нее и во время войны народ был деятелен и един как никогда. В 30-е годы тот же Сталин очень четко ставил вопрос: либо мы перевернем мир, либо погибнем. И во время войны дилемма стояла однозначная: либо мы побеждаем, либо мы погибаем.

И простой человек всегда очень просто для себя на эти вопросы отвечал. Но, как всегда, все до невозможности запутывает наша интеллигенция: и своей псевдофилософией, и полуобразованщиной, и своим индивидуализмом. Ее миссия, кстати, всегда была на грани предательства интересов родины. Это мое стойкое убеждение. (Хотя, конечно, есть интеллигенция и интеллигенция). Все революции — это, по сути, есть предательство своей Родины. И какую бы судьбу ни пророчили стране революционеры в будущем, в настоящем они ее предавали. И цели, во имя которых все совершалось, как мы знаем, далеко не всегда оправдывали себя. Пример тому — те же коммунизм и социализм, а особенно методы, которыми они насаждались. Их опыт оказался порочен прежде всего потому, что он не учитывал природы человека, его психологию…

И за периодами подъема всегда следовали периоды спада. Фаза пассионарности сменилась инерционным периодом и далее периодом обскурации (надлома).

В России период спада начался уже после войны. В инерционной фазе существования мы сумели прожить до 90-х годов. А потом снова начался период революции, точнее, контрреволюции интеллигенции против своего народа…

Об особенностях российского менталитета

Демократия — и это тоже мое глубокое убеждение — форма правления, совершенно разрушительная для России. Чуждая нашему менталитету. Испокон веку только сильная власть в России давала какие-то положительные результаты. Но сильная власть, как известно, неизбежно сопряжена с насилием. А интеллигенция насилия не выносит. Она тут же начинает кричать о правах человека, о свободе творчества, о свободе мышления и проч. Но без нравственной основы, и мы это на себе уже испытали, права человека превращаются в разнузданность. В России всегда существовало понятие, что Закон есть Закон, но Совесть выше Закона. Совесть — от Бога, а закон — от людей. И это понимание сознательно или подсознательно сидело в каждом русском человеке, и это нельзя сбрасывать со счетов…

Основой нашего менталитета всегда было Православие с его более чем тысячелетней традицией. По этим заповедям Россия жила многие века, до прихода Просвещения. Потом эти заповеди начали ломаться, и произошло смешение русской души, как мы любим говорить, с западной культурой.

Именно Православием в русском человеке заложено некоторое миссианство — жить не только для себя, а жить для общества, ощущать себя частью общности. Именно здесь надо искать истоки нашей христианской общины. Особенности нашего мировидения во многом определены особенностями нашей жизни. Наша безоглядность и наша широта связаны отчасти с бескрайностью наших российских просторов. Это есть, это никуда не девается, это откладывается и передается из поколения в поколение. И наш общинный уклад тоже отчасти был вызван нашими географическими и климатическими условиями: в одиночку в наших суровых условиях, при нашем климате людям было просто не выжить. И идеология не быть патриотом, не ощущать себя частью Родины, а «быть гражданином мира» — изначально противна нашей природе…

И тем не менее в последние пятнадцать лет, к сожалению, появилось целое поколение со скепсисом по отношению к своему государству и его истории. Случилось так, что при обвале всего и вся, при обрушении прежних ценностей в общей куче с коммунизмом и социализмом оказались такие понятия, как Родина, отчизна, армия, Православие…

О доктрине Даллеса и посланиях президента

В чем причина того, что это случилось? Многие склонны называть это нашим поражением в холодной войне. Не случайно сейчас так много говорят о «доктрине Даллеса». Якобы в 1946 году он произнес, что Запад своей идеологией будет разлагать Советский Союз изнутри и, внушив неверие в наши национальные ценности, отучив нас быть патриотами, обрушит Россию. Ну, во-первых, Даллес этого никогда не говорил. И, во-вторых, надо слишком не уважать себя, чтобы встать на эту точку зрения. Хотя это объяснение нашего обвала самое простое. И все же, думаю, гораздо более правы те, кто видит его причины в объективной несостоятельности нашего прежнего экономического и социального устройства. Рано или поздно все это должно было рухнуть и рухнуло.

И уже после обвала, когда были сломаны все стены и убраны все препоны, с Запада к нам хлынула чуждая идеология: сильного человека, денег любой ценой, признания прав сексуальных меньшинств выше прав обычного человека и так далее… Многие наши ценности, в том числе и ценности семейные, к сожалению, не выдержали. И последствия этого, взять тот же демографический кризис, еще долгие и долгие годы будут напоминать о себе. Через образовавшуюся брешь к нам хлынула именно не культура, а помойка этой культуры. И это самое страшное. И самой восприимчивой к этому, что тоже понятно, оказалась наша молодежь…

Именно в 90-е годы, когда мы не понимали, что с нами происходит, и не видели своего пути, к нам хлынула и армия американских советников. И наше правительство начало составлять всевозможные химерные планы: и ваучерных революций, и переворотных 500 дней… Все тогда учили нас жить. Но объективно получилось так, что жить по чужим законам мы не можем. И наша демократия превратилась в криминальный капитализм…

Именно в те годы слово «патриотизм» и стало ругательным. Патриотизм смешивался с национализмом. И люди путались, не могли понять, почему, если я защищаю интересы своей Родины, то я националист? И если появляются люди, которые враждебны моей родине, то почему, обличая их, я снова оказываюсь националистом? А грань здесь определить очень не трудно. Если национальные интересы отстаиваются за счет национальных интересов других людей, этносов — это действительно национализм. А если ты защищаешь свою Родину, пытаешься ее спасти, делаешь все, чтобы было лучше ей, а значит и ее народу, то какой же это национализм?

К сожалению, за годы хаоса мы потеряли целых два поколения. И получили сегодня молодежь, которая в большинстве своем живет готовыми понятиями, начисто разучившись анализировать и мыслить…

…и посланиях Путина

И все же к чести нашего народа надо сказать, что он постепенно начинает осознавать себя, свой особый путь в истории, осознавать свою миссию, свои духовные, нравственные и исторические ценности. Уже пришло понимание, что без этих ценностей мы — никто. И без осознания своей миссии нам просто не выжить. Государство не может развиваться без четкой стратегической цели. И, слава Богу, наш президент уже начинает обо всем этом говорить. Это уже в какой-то мере становится государственной политикой. И только с четким обозначением пути страны и определением места в ней каждого и приходит понимание патриотизма, который входит в плоть и кровь.

Если раньше Владимир Путин в своих посланиях ничего не говорил ни о культуре, ни о духовности, поскольку важно было в первую очередь поднять экономику России, то сейчас, когда мы поднялись, и пусть на полусогнутых, но крепко стоим, в своих выступлениях он все чаще обращается именно к духовно-нравственной стороне многих вопросов.

И когда мы нашим новосибирским отделением Всемирного Русского народного Собора проводим встречи в школах, техникумах, вузах, лицеях или встречаемся с общественностью в районах, то хорошо чувствуем те перемены, которые происходят в сознании людей. И если в городе еще есть скептические улыбки и эффект прищуренных глаз, то в районах, в провинции этого нет. (Хотя говорить, что в провинции воздух свежее и глаза у людей чище, давно стало расхожим суждением, я с полной ответственностью говорю, что это действительно так). И, общаясь с этими людьми, получаешь такой отзыв, такое понимание и такое встречное, умное движение!

Хотя, конечно, наше общество еще очень больно. Можно говорить о проблеме богатства и бедности, качестве образования, качестве нашей медицины и т.д. и т.п. Страну надо лечить. И лечить, прежде всего, в духовном плане. Для этого нужно много, много лет. Но, вспоминая Льва Гумилева, мы можем сказать, что уже выходим из периода обскурации в стадию пассионарности. Появляются люди, появляются статьи, появляются книги, появляются умные государственные лидеры, возникают мощные общественные движения. Мы уже выбираемся из сумерек 90-х годов, и уже виден какой-то рассвет впереди.

Резонанс
Новости
Поцелуй на улице представителей двух конкурирующих компаний по доставке еды может обернуться для них совместной поездкой в Париж
5-7-этажный Центр реабилитации для спортсменов запланировано строить на ул. Блюхера. Против любого строительства на пустыре перед их домами активно выступают жители расположенных рядом «хрущевок». Закон позволяет строить в этом месте здание общественного назначения. Жители не согласны с перезонированием, узаконившим возможность строительства.

Весеннего паводка опасаются в Кочковском районе Новосибирской области. Подъем воды ожидается на уровне 2014 года, значит, риск подтопления высок. Подготовку к защитным мероприятиям следует начинать уже сейчас, сообщают представители экстренных служб.
Зона комфортного пребывания, современная входная группа, колл-центр, маршрутизация и цифровые технологии. Все это про поликлинику. Оказывается, можно не тратить время и нервы на запись к врачу и ожидание, а посещение доктора вполне может уложиться в полчаса.
Новосибирскую область накрыл циклон. В ближайшие дни синоптики прогнозируют низкое атмосферное давление, ветер, снег, а иногда и дождь. Столбик термометра уже поднимался выше нулевой отметки. Корреспонденты ОТС узнали, как в таких условиях готовят взлетную полосу и самолеты в крупнейшем аэропорту Сибири.
«Злые снеговики» проиграли лидеру Восточной конференции «Автомобилисту» и
лишились возможности попасть в плей-офф, даже если выиграют в последнем матче
«регулярки» с «Авангардом». Игра «Сибирь» – «Автомобилист» прошла в Новосибирске
вечером 20 февраля и завершилась со счетом 3:4