Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Куда сдать старые вещи?

11.01.2008
В недоброй памяти 90-е годыподержанные вещи охотно забирали детские дома и дома престарелых. Сейчас времена изменились — нужды в поношенной одежде в этих учреждениях нет.

В большом городе всегда найдутся нуждающиеся люди, только их нужно найти

Поводом для этой статьи стало письмо в редакцию нашего читателя инвалида Великой Отечественной войны Александра Рязанова: «Господа-товарищи журналисты! Я знаю, что в городе и области имеется много детских домов, приютов, домов престарелых, обитатели которых нуждаются в вещах. У меня и, я знаю, у других жителей дома имеются вещи, которые можно было бы отдать малоимущим нуждающимся гражданам». Далее Александр Васильевич описывает, как все его попытки пристроить не нужную ему, но вполне пригодную одежду оказались бесплодными. Поскольку автор письма не имеет возможности самому отнести одежду, он хотел бы, чтобы к нему кто-то приехал и одежду забрал. Возможно ли подобное в Новосибирске попытался выяснить ваш корреспондент.

Оплата глиняными свистульками

Старожилы Заельцовского района помнят, как в пятидесятые годы по улицам на телеге, запряженной понурой лошадкой, разъезжал старьёвщик, скупая за бесценок различное тряпьё, точнее не скупая, а выменивая на разные безделушки. Весёлые трели глиняных свистулек, выменянных ребятнёй у старьёвщика, к вечеру сменялись ревом — возвратившиеся с работы родители, обнаружив пропажу, хотя и старых, но ещё пригодных вещей, ремнём вразумляли своих чад золотому правилу послушания — без разрешения взрослых ничего из дома не брать. Про самого старьёвщика ходили слухи, что, несмотря на непрезентабельный вид и его самого, и старенькой лошадки, человек он довольно обеспеченный, имел крепкий добротный дом, и что работа скупщика тряпья (слово «бизнес» в те времена не употребляли) довольно прибыльная.

Затем роль старьёвщиков взяли на себя сети комиссионных магазинов, царившие нравы в которых отразил однофамилец автора письма в «Вечёрку» в комедии «Берегись автомобиля». В условиях тотального дефицита советских времён в комиссионку можно было запросто сдать ставшую ненужной вещь с большой вероятностью её реализации. Особенно не залеживалась в комиссионных магазинах импортная одежда, которую туда сдавали специалисты, возвращавшиеся из зарубежных командировок. А после развала СССР заграничные поношенные вещи в виде гуманитарной помощи потекли через открытый «железный занавес» контейнерной рекой.

«Гуманитарка» и секонд-хенд

Состав заграничной одежды был довольно разнообразным — от вполне приличных шуб и дублёнок до вконец изношенного нижнего белья с огромным чернильным штампом «Гуманитарная помощь. Продаже не подлежит». Вскоре на смену «гуманитарке« пришёл цивилизованный секонд-хенд. Магазины «Секонд-хенд» существуют и ныне, и, судя по рекламным афишам, типа «Спешите! Новые поступления из Англии!», бизнес этот процветает.

И заграничная бесплатная гуманитарка, и платный секонд-хенд — всё это одна из цепочек чётко налаженной на Западе системы избавления от ненужных вещей. Например, в Германии у каждого крупного магазина стоят специальные контейнеры, куда все желающие могут сбросить вышедшую из употребления, но ещё приличную одежду. Затем эта одежда сортируется, проходит санобработку и отправляется в систему секонд-хенда. Гуманитарную же одежду собирают добровольцы из благотворительных организаций. Обычно жильцы домов предварительно оповещаются о дате акции по сбору вещей, и к нужному времени все желающие выставляют пакеты с одеждой рядом с домом. В назначенный час волонтёры объезжают дома и собирают вещи. Затем обычная процедура — сортировка, санобработка и отправка в страны с нуждающимся населением, но, в отличие от секонд-хенда, на бесплатную раздачу.

В бывших советских республиках гуманитарную помощь в постперестроечный период распределяли в основном протестантские общины, имеющие тесные связи с заграницей: местные лютеранские, баптистские, евангелистские, адвентистские общины на некоторое время превратились в пункты раздачи «гуманитарки». Сейчас, когда поток заграничной помощи практически иссяк, инициативу по распределению бэушной одежды переняли православные приходы, только распределяют они одежду отечественную.

Пункт сбора — церковь

Небольшой опрос новосибирских храмов показал, что некоторые из них вещи собирают. Организация сбора во всех приходах разная, всё зависит от условий: где-то под вещи выделена отдельная комната, где сортировкой и раздачей занимается специально назначенный человек, а где-то всё складывают в угол, и желающие сами себе выбирают что нужно.

В самом же этом благом начинании существует множество проблем. Помимо хороших вещей, нередко приносят такой хлам, что его приходится тут же выбрасывать в мусорный контейнер. Причём замечено: кто приносит приличные вещи, делает это скромно и без особой помпы, сдающие же откровенную рухлядь будут долго и подробно рассказывать, какие замечательные, почти новые вещи они принесли. Проблемы обычно возникают с пожилыми людьми, которые без тени сомнения считают давно изношенные вещи вполне приличными: дескать, муж сорок лет пользовался, вот умер, а пальто как новенькое. Но самая главная проблема — не как собрать вещи, а куда их девать.

В недоброй памяти 90-е годы подержанные вещи охотно забирали детские дома и дома престарелых. Сейчас времена изменились — нужды в поношенной одежде в этих учреждениях нет. Так что в городских храмах, где собирают вещи, как правило, «затоварка». Хорошо, что иногда выручают сельские батюшки, которые изредка приезжают в город за вещами. Со слов священников, всё привезённое разбирается за пару дней — нищета в наших сёлах удручающая.

И ещё одна проблема — это лица без определённого места жительства. После того, как за вещами приходят бомжи, помещение нужно проветривать в течение нескольких часов. Мало того, бывает, что, получив одежду, они тут же переодеваются и уходят, оставляя свои замусоленные и жутко пахнущие портки. После всех этих безобразий практически везде приняли решение — бомжей направлять к тем, кто обязан ими заниматься — в службы социальной помощи. Однако, как выяснилось, бомжам в центрах социальной помощи действительно помогают, но вот старые вещи не собирают.

Сбор одежды в перечень социальной помощи не входит

Директор областного центра социальной помощи Людмила Ведякина рассказала, что с первых дней открытия центра в 1992 году им приходилось собирать подержанную одежду, так как потребность в ней была колоссальной: за год через центр проходило 25–30 тысяч бездомных. Одежду приносили люди, нередко ездили за вещами сами сотрудники, сами же перебирали одежду, даже ремонтировали. Так продолжалось года три до тех пор, пока этой стороной деятельности центра не заинтересовался санэпидемнадзор. Поскольку выполнить предписание по санитарной обработке старой одежды центру было не на что, сбор поношенной одежды прекратился. Сейчас, по словам Людмилы Яковлевны, тем, кто, пройдя курс реабилитации, возымел желание вернуться к цивилизованной жизни, для приобретения одежды федеральный бюджет выделяет средства, поэтому вещи покупаются новые. Работает центр и с подержанными вещами, которые им иногда поставляют магазины секонд-хенда, но по этому поводу претензий со стороны санитарных врачей нет — вещи эти в эпидемиологическом отношении безопасны, так как соответствующую обработку уже прошли.

Так что куда ни кинь, ставшую ненужной одежду в нашем городе сдавать практически некуда. Так мы и хотели ответить нашему читателю, но в конце концов выяснилось, что организация, которая могла бы забрать ненужные вещи, в нашем городе всё-таки существует. Это — межрегиональный реабилитационный центр «Преображение».

Помочь тем, кто помогает

Позвонив в центр «Преображение», мы услышали, что они с благодарностью примут от новосибирцев любую помощь, будь то одежда или продукты (овощи, сахар, мука, крупы, консервы). Кстати, в продуктах центр нуждается даже больше, чем в одежде. Среди подопечных центра не только бездомные люди, центр опекает малоимущих, бывших участников боёв в «горячих точках» и всех, кто нуждается в помощи. Таких нуждающихся оказалось столько, что ребятам из реабилитационного центра самим требуется поддержка. Пользуясь случаем, мы обращаемся к новосибирцам с просьбой оказать посильную помощь тем, кто взял на себя нелёгкий труд реабилитации наших соотечественников, по тем или иным причинам оказавшихся в трудном, а зачастую в невыносимо тяжёлом положении.

С предложениями можно обращаться к заместителю руководителя благотворительной организации «Преображение» Борису Кислому, телефон которого 8–923–147–3220.

Сообщаем также адреса реабилитационных центров.

Ленинский район: ул. Болотная, 6 (Лесоперевалка), ул. Титова, 134 (тел. 8–923–237–1560).

Октябрьский район: Асфальтный пер., 6 (тел. 8–923–248–5198), 5-й Камышенский пер., д. 21 (тел. 8–923–146–7270).

Калининский район: ул. Целинная, 60 (тел. 8–923–249–8476).

НСО, с. Раздольное, ул. Звёздная, 25 (8–923–467–5940).

Позвоните, окажите поддержку этим людям. Если есть одежда, хорошо бы её почистить, постирать, погладить. Иногда такая чистая, с любовью приготовленная одежда может оказать попавшему в беду человеку гораздо большую помощь в деле реабилитации, нежели советы профессиональных психологов. Поделитесь продуктами, накормить голодного на Руси всегда считалось делом богоугодным и спасительным для души. Да и поговорка насчёт тюрьмы и сумы родилась не на пустом месте.

Вопрос, конечно, интересный…

Что вы делаете с вещами, которые вам больше не нужны?

Григорий Смирнов, 36 лет, водитель:

— Это во многом зависит от характера вещи. Если это простые носки, например, то их можно смело выбрасывать. А если это дорогой пиджак, пришедший в негодность, то его можно оставить. А насчет того, что с ним дальше делать?.. Это зависит от фантазии. Подушку обшить, на чучело надеть, на заплатки покромсать. Вариантов много.

Наталья Парфешина, 46 лет, повар:

— Все вещи надо оставлять, они потом могут в хозяйстве пригодиться. Я все старые вещи обязательно увожу на дачу. Это только пока они там пылятся, а настанет день, и, кто знает, вдруг они станут для меня самыми важными? Всему свое время. И место.

Маргарита Красулина, пенсионерка:

— Самое главное — бережливость. Надо быть как можно более аккуратными и запасливыми. За своими вещами надо следить, тогда они будут портиться в меньшей степени. Но уж если ситуация совсем неизбежная — можно их либо выбросить, либо увезти на дачу или куда-нибудь еще. Кто знает — вдруг пригодятся.

Александр Журик, 21 год, студент:

— Помнится, когда я был маленький, мама все вещи, из которых я вырастал, отдавала в детские дома. Конечно, это была только нормальная одежда без всяких там дырок, заплаток и прочей ерунды. Я был аккуратным мальчиком, поэтому одежда на мне не рвалась, зато постоянно становилась малой. Я очень быстро рос, поэтому к концу учебного года приходилось менять гардероб почти полностью.

Наталья Савиткина, 24 года, менеджер:

— У меня был обалденный немецкий свитер. Он был сделан из какого-то странного, очень приятного на ощупь материала. А еще он был не только теплый и приятный, но и очень красивый. Мне все девчонки завидовали. А потом он стал протираться на локтях. Пришлось отправить его на заслуженный отдых на дачу. Я всегда, когда приезжаю на дачу в холодный день, надеваю его, греюсь и вспоминаю школу, завистливые взгляды одноклассниц… сразу как-то и на душе тепло становится. Очень славный свитер. На люди в нем, конечно, уже не покажешься, а так, себя порадовать — благое дело.

Сергей Русин, 26 лет, музыкант:

— Нет у меня ненужных вещей. Каждая тряпка нужна, потому как с моей зарплатой очень трудно каждый месяц покупать что-то новое. Я в этой куртке, например, пятую зиму гоняю и очень даже счастлив. Так что для меня не существует такого понятия, как «ненужные вещи».

Новосибирцев расспрашивала Маня ЧЕРЕШНЕВА


Резонанс
Новости
Около двух миллиардов рублей правительство Новосибирской области направит на развитие строительной отрасли. На фоне общей экономической напряженности строители испытывают особые проблемы, так как снижается покупательская способность населения. Ситуацию обсудили на заседании профильного комитета в Законодательном собрании региона.
У новосибирцев немного другой язык, особенные сны и предпочтения в работе. Новосибирск стал первым сибирским городом, о котором снят видеопутеводитель «Яндекса».
Вместо стихийных зарослей тополей, берез и кустарников на территории вокруг будущего Ледового дворца в Новосибирске появится рекреационная зона с ценными породами деревьев за 15 млн рублей. Вырубка 11 гектаров дикорастущих деревьев в пойме Оби может начаться после аукциона в октябре. Эксперты уверены, что эти деревья выросли спонтанно и их снос не навредит экосистеме.

Одна из самых крупных ярмарок в регионе – Новопокровская– пройдет в Чанах Новосибирской области 12 и 13 октября. Предприятия из десяти муниципальных образований привезут на ярмарку свои товары. На ярмарку съезжаются жители близлежащих районов и городов, чтобы пополнить запасы на зиму.
10.10.2018 ЖКХ. ДОМ
Неожиданное продолжение получила история многострадальной насосно-фильтровальной станции в Куйбышеве, которую начали строить при одном мэре, достраивали при другом. А третий отказался вводить ее в эксплуатацию.
Раритетный автомобиль 50-х годов обнаружили на улицах Кыштовки Новосибирской области. Машина полностью на ходу, внешний облик практически не изменился, но хозяева приспособили транспорт под вывозку дров и мусора.