Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Страшно, аж жуть

12.01.2008
«Страшно — не страшно». У каждого человека на этот счет выработаны свои критерии. Но за последнее десятилетие интерес публики к японским кинострашилкам принял ярко выраженную культовую окраску.

«Страшно — не страшно«. У каждого человека на этот счет выработаны свои индивидуальные критерии, которые зависят от многих факторов: от жизненного опыта, от склада ума и характера, от внешней обстановки в момент кинопросмотра. Поэтому все дискуссии, кипящие вокруг модных ужастиков, очень условны. То, что одного зрителя может довести до дрожи в коленках, на другого производит всего лишь досадный усыпляющий эффект.

Постоянный персонаж японских лент — мстительный призрак-юрэй, дух человека, погибшего насильственной смертью.

Кинострашилки бывают очень разные: одно дело — психологический триллер и совсем другое дело — стандартный ужастик, персонажи которого бьются с мертвяками, ползущими из могил, с маньяками, вооруженными до зубов. Эти так называемые «тьфу-факторы» давным-давно выродились в штампы. И неудивительно, что режиссеры все чаще обращаются к мистическим сюжетам, народным легендам, притчам (будь то мрачный пиратский фольклор или негритянское вуду — таинственный «Ключ от всех дверей»). Что же касается японских фильмов, то они наделали много шума во всем мире и открыли кинодельцам от Голливуда настоящую золотую жилу.

В сиянии Восходящего Солнца: призраки и монстры

Еще в начале ХХ века художник-график Обри Бердслей внимательно изучал японское искусство — «гармонию линии и пятна». «Невинные» на первый взгляд бердслеевские картинки обладали способностью внушать не только восторг, но и безотчетный страх — гораздо более глубокий, чем грубо-кровавые сюжеты живописцев, склонных к эпатажу. Ходили слухи, будто художник создавал свои гравюры по ночам, при свете свечей, а умирая в двадцать пять лет от туберкулеза, горько каялся и умолял друзей уничтожить самые непристойные из его шедевров…

Бердслей был одним из очень многих творческих людей, которых влекли и вдохновляли тонкие идеи Востока. Вот и сегодня, в начале ХХI века, азиатские сказки захватывают мир, воплощаясь в обаятельные, шокирующие кинообразы.

Психо-хоррор как самостоятельный жанр родился на основе древних традиций японской культуры. Людские надежды и страхи, силы и слабости, отраженные в азиатской мифологии, напоминают жутковатый головоломный бестиарий (лат. bestiarius — «звериный»). Однако в японских фильмах главными носителями ужаса чаще всего бывают даже не монстры, но самые обыкновенные вещи и явления: загадочные телепомехи, сообщения, приходящие на сотовый непонятно откуда («Один пропущенный звонок»), глюки маленькой девочки («Темные воды»), беспризорная кукла («Кукольник»), мятые неопознанные фотографии («Проклятие»). Отдельные элементы японских киносюжетов напоминают детские страшилки — те самые, которые надо слушать, забившись с головой под одеяло.

«В американском фильме тебя пугают… В японском пугаешься сам». «Японцы просто другие — поэтому японский фильм произвел на меня впечатление, а на американском я лишь отдал должное рефлексам и пару раз подпрыгнул от неожиданности». Вот типичные отзывы людей, приобщающихся к киноэкзотике.

Постоянный персонаж японских лент — мстительный призрак-юрэй, дух человека, погибшего насильственной смертью. Характерной чертой блуждающего призрака являются длинные черные волосы. Ведь именно волосы остаются «живыми» и продолжают расти даже после смерти человека. Темные пряди, окутывающие лицо киночудища, заставляют впечатлительного зрителя карабкаться от ужаса на стенку.

В некоторых фильмах нагнетание страха бывает связано с образами животных — например, кошек. Черная кошка появляется в самых волнующих эпизодах «Проклятия» вместе с мертвым мальчиком. Согласно поверьям, домашние любимцы «беспокойных покойников» зачастую превращаются в нэко-мата — двухвостых тварей, играющих человеческими трупами, будто куклами. Считалось, что котятам нужно вовремя купировать хвосты (иначе эти хвосты могут раздвоиться!). А главное — нельзя позволять животному пританцовывать, ведь таким образом оно может проявить магическую силу.

Один из постоянных мотивов японского психо-хоррора связан с выкрутасами «взбесившейся» техники. Телевидение, фотоаппараты, компы, мобилы — именно отсюда чаще всего являются потусторонние гости. Технически продвинутые японцы интуитивно почувствовали угрозу, которую могут нанести человеческой психике вездесущие и почти всемогущие механизмы, заполонившие современный мир.

Ну и, наконец, главный фокус японских кинолент заключается в том, что страх нагнетается практически без участия примитивных вурдалаков, насильников и убийц. Ужас внушает таинственное «нечто» — жуткое, дикое, непонятное… «Минимализм азиатских лент», бескровный, леденящий душу и практически лишенный спецэффектов, пугает куда как действеннее, чем самые эффектные голливудские трюки.

«Не ходите, дети, жутики глядеть…»

Вместе со взрослыми, у которых выработался иммунитет ко всякого рода тяжким зрелищам, перед экраном усаживаются детишки дошкольного и младшего школьного возраста. Хотя на подарочных DVD-упаковках обычно значатся довольно жесткие возрастные ограничения (типа «детям до шестнадцати…» и т.д.). Могут ли родители брать на себя смелость и приобщать чадо к рискованному зрелищу? Вопрос не праздный.

Бывает, что дети, внешне оставаясь невозмутимыми и как бы даже безучастными, улавливают самые тонкие идеи киносюжетов. Недаром героями триллеров часто становятся малыши — именно им, а не взрослым людям, дано установить контакт со сверхъестественным миром. «Дети кричат, плачут, рисуют свои фантазии, мечтают, чтобы их услышали», — эта мысль, выраженная Наоми Уотс, звучит во многих фильмах последнего десятилетия.

В самом деле, детские рисунки, дневниковые записи, поделки могут представлять собой попытку рассказать о чем-то важном и сокровенном. Недаром психологи говорят, что творчество может служить хорошим лекарством, особенно если дело касается душевных травм.

Как-то раз автору статьи довелось увидеть комиксы, нарисованные пятилетним малышом. Картинки представляли собой жутковатую смесь двух, казалось бы, несовместимых сюжетов: главными героями «Звонка» стали симпатяги-Смешарики. Странички комиксов были переполнены до жути узнаваемыми образами: тут были таинственные зеркала, часы, черные кольца… Злобный призрак ни за что ни про что заковывал в цепи свинку Нюшу, однако Крош и Ежик в конце концов спасали пленницу, а колдовские штуки исчезали навсегда. Возможно, юный рисовальщик пытался внести элемент игры в нешуточный сюжет? Пытался раскрасить и «развеселить» черный круг «Звонка» смайликами смешариков? Наверняка психолог рассказал бы многое, оттолкнувшись от этих картинок.

Вполне взрослые люди иногда выражают свои эмоции так же горячо и простодушно, как дети. Например, одна девушка-студентка рассказывала на «дайриках» о своем намерении сжечь видеокассету фильма «Ведьма из Блэр», причем друзья по переписке и товарищи по несчастью сочувственно одобряли это намерение. Даром что охота на ведьм — занятие вполне бессмысленное. Потому что в конце концов убивают нас вовсе не «ведьмы», а наш собственный страх перед аномальным и непознанным. Может быть, поэтому в православной церкви как-то не прижился (ну или почти не прижился) обычай сжигать на кострах ведьм и колдуний.

Библиотерапевты напоминают о том, что некоторые литературные упражнения, книги, фильмы обладают свойством рассеивать людские страхи. Очень интересен в этом плане японский мультфильм «Унесенные призраками» — сказка про девочку, заброшенную в мир привидений и оборотней. Жутковатые бестии, от одного взгляда на которых мороз продирает по коже, на поверку оказываются вовсе не такими уж злыми и кровожадными…

А еще в азиатском фольклоре есть такой персонаж — Баку, Пожиратель снов. Когда-то люди верили: чтобы избавиться от дурного сновидения и «задобрить» госпожу-удачу, надо привлечь к изголовью постели это тихое таинственное существо. Во многих домах именем Баку украшали подушки. А сегодня оно перекочевало на страницы сказочных и фэнтезийных сборников. Думается, когда монстрик-Баку познакомится со сновидениями наших дошколят, он голодным не останется.

(Использована информация из журнала «Мир фантастики», а также ресурсы Интернет)

Резонанс
Новости
«Зрелище, достойное Оскара» – легендарный новосибирский трамвай №13 протаранил вездесущее такси компании «Яндекс». В итоге Hyundai Solaris лишился передка, а трамвайное движение встало.

В Октябрьском районе Новосибирска опасность для детей представляют тренажеры во дворах. Случаев, когда школьники получили травмы в собственном дворе, уже пять, и родители намерены обратиться в прокуратуру, чтобы добиться демонтажа металлических конструкций.
Близость холодов подхлестнула рост цен на аренду гаражей – за год они выросли в Новосибирске на 18%, сообщает портал по выбору недвижимости N1.RU. Сейчас гараж можно снять в среднем за 6500 рублей в месяц. При этом цены на арену парковок остались прежними и составляют, как и год назад, в среднем 4700 рублей.
Пройдут только свои. Жители нескольких многоквартирников в Железнодорожном районе Новосибирска вступили в конфликт из-за того, что ТСЖ одного из домов устанавливает забор вокруг здания. Противники утверждают – это ограничит проезд транспорта и затруднит движение пешеходам.
Автор хитов «Я буду знать, что ты любишь меня», «Если ты не со мной», заслуженный артист РФ, певец и композитор Денис Майданов выступит на площади Ленина в Новосибирске в День народного единства, 4 ноября, в 18.00. Концерт именитого певца завершится праздничным салютом.

Урбанисты все чаще говорят о том, что в городских микрорайонах нужны площадки, которые будут привлекать жителей со всех окрестных улиц, станут точками притяжения для соседей, местом встреч, знакомств, отдыха. Как раз такие места в каждом районе Новосибирска и будут созданы в рамках проекта «Территория детства».