Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Горько, но не мрачно

15.01.2008
Книга Олега Донских задевает столько болевых точек в истории и жизни России, что сначала кажется, что нам… не бывать — рано или поздно мы распадемся так же, как распался Советский Союз.

О книге Олега Донских «Воля к достоинству»

Едва начал читать книгу доктора философских наук, профессора Олега Альбертовича Донских «Воля к достоинству», как почти сразу же стал испытывать два противоречивых чувства: с каждой новой страницей книга становилась интереснее, а с другой стороны — возникало сопротивление тому, что утверждалось в книге. Все чаще с автором то не хотелось соглашаться, то хотелось с ним поспорить. Даже заголовок уже вызывал некое отторжение. «Воля к достоинству» — это как-то, на мой взгляд, не очень по-русски, звучит жестковато, с неким скрипом, натужно. Это «к» между двумя многозначными словами представляется то ли лишним, то ли случайным. Здесь напрашивался другой предлог. Но потом к названию привыкаешь и с ним смиряешься.

В том числе и потому смиряешься, что сразу с введения дается заявка на осмысление таких проблем, которые для России и ее развития бесспорно имеют крупномасштабное развитие.

Работа философа, как объявляется сразу, — это попытка «понять и охарактеризовать специфику русского национального самосознания» в категориях «вызова и ответа». А если проще сказать, то в ней идет речь о том, как строить жизнь в России сейчас, в переходный период. Полностью на «западный манер» или с учетом своей духовной культуры, то есть той специфики, которая укладывается в многократно повторяемые слова поэта о том, что «умом Россию не понять…». Эта пропись подкрепляется еще словами Льва Толстого в эпилогах к «Войне и миру», которые, признаюсь, я прочел впервые только в книге профессора Донских. А слова тоже про ум и его роль в жизни.

«…Если допустить, — писал автор «Войны и мира«, — что жизнь разумна, уничтожилась бы сама возможность жизни», которая, как выясняется, непостижима. А если и постижима, то по силам это только религии и философии. Такие понятия, как «Россия», «русское самосознание« — не научные категории… здесь кончается наука и начинается философия». И уточняется: «та философия, которая не является наукой, потому что она имеет дело с такими ненаучными категориями, как смысл жизни и свобода, Бог и человек». Наука, подчеркивает автор книги, не имеет дело с непостижимым — это прерогатива религии и философии.

Казалось бы, верно, но соглашаться и с этим не хочется. Почти сорок лет подряд, беседуя с учеными и рассказывая о них в разных статьях и книгах, давно пришел к выводу, что наука, особенно академическая, прежде всего, имеет дело как раз с непостижимым, непонятным, а порой и мистическим. В том числе, изучая и сознание человека. Подлинная наука всегда добывает новые знания, а они не могут быть бесследны и в поисках идеологии страны, национального идеала и его роли в истории России. Во всем этом, как замечает автор, много спорного и субъективного. Но спасибо ему уже за то, что книга «Воля к достоинству» дает представление о том, как сложно формируется национальный идеал, какую роль он играет в духовной культуре и как он связан с общественной мифологией, которая в нашей жизни настолько разнообразна и многоцветна, что диву даешься. Выпущенная книга это и доказывает, и показывает.

Книгу открывает глава «В провале между прошлым и будущим». С подзаголовком «Уставшая нация». Совершенно точные и верные определения. Их раскрывают приметы нынешней жизни. Например, пассивность нашего населения, особенно в городах, его терпимость к надоевшей всем телевизионной рекламе, достигающей, как пишет автор, «степени высокого оргазма», когда с экрана расхваливают сутками пиво, прокладки или жвачку. У нас нация, утверждает автор, «уставшая от идеологического перенапряжения», «живущая сегодняшним днем, но упорно получающая образование». «Нация, теряющая мозги и пытающаяся обрести веру». «Нация, которой напрямую говорят, что ею манипулируют, и которая с этим добросовестно соглашается». «Нация, которая по-настоящему не уважает себя». И как итог: «Усталость — это плохой симптом».

Конечно, плохой. Кто же с этим будет спорить?! И верно, что у нас усталость и физическая, и духовная. А усталому человеку не до идеала. Тем более что нас тяготит прошлое, а оно во всем. И прошлое, замечает Олег Донских, «нельзя с себя снять, как обветшавшее платье. Даже попытка такого стриптиза не проходит даром. Она в любом случае заканчивается большим разочарованием. И для зрителя, и для стриптизера. Иван-себя-не-помнящий не имеет будущего».

Казалось бы, и с этим можно целиком согласиться. Автор убедителен и в логике, и в примерах. Но опять что-то не хочется. Потому что философия, да и религия отстает от реальной жизни. Сейчас, если повнимательнее присмотреться к жизни, наш народ стал гораздо заметнее откликаться на вызовы времени. И я согласен, что ответы на эти вызовы в основном не снаружи, а внутри самого народа. Страна стала жить в последние годы явно получше. Надлом самосознания если еще не остановился совсем, но все-таки замедлил свой опасный ход.

Буквально по всем негативным тенденциям в развитии страны можно обнаружить еще не коренные, но все же отрадные перемены. Растущая воля к достоинству мало-помалу преодолевает надлом самосознания. Это сказывается во всем: в масштабе строительства, в заботе о здоровье населения, в демографии и т.д. Автор с тревогой говорит про убыль народа, например. Между тем он живет рядом с городом Бердском, где впервые за многие годы рождаемость превысила смертность населения. И таких точечных примеров иного развития, не только горестного, достаточно много.

Конечно, это детали в сравнении с теми задачами, решение которых предлагает автор книги, призывая читателя не всматриваться в современную жизнь, она, мол, сама находит зрителя и сама себя демонстрирует. Все это так и… не так.

Поиск национального идеала не может быть абстрактным, кабинетным, вне текущей жизни, даже если его предлагали такие люди, как Чаадаев, Пушкин или Сахаров. Он словно производное от крови и сердца живых людей, их забот, дел и страданий. Да автор и сам это утверждает, когда пишет о том, что боязнь уникальности нашей страны — это боязнь себя, о возвращении правды и воли, об освобождении от мифологии и ложных надежд, о мистике власти, о нашем самодовольстве и самоунижении.

Словом, книга Олега Донских задевает столько болевых точек в истории и жизни России, что при ее чтении сначала кажется, что нам… не бывать — рано или поздно мы распадемся так же, как распался исторически совсем недавно Советский Союз. Но, заканчивая чтение, понимаешь, что книга горькая, но не мрачная. Она оптимистическая по сути, потому что раскрывает колоссальные духовные возможности России и ее народа для процветания, единения и расцвета. Такие книги помогают воспарять духом и обретать светлый взгляд на жизнь. Пока их мало. Поэтому достоинства выпущенной книги особенно важны.

Олег Донских: «Нужна нравственно осмысленная воля»

— Олег Альбертович! Очень необычна обложка вашей книги. Изображён простолюдин, по виду девятнадцатого века, нищий или странник. Но вот выражение лица, вернее, глаз! По какой-то непонятной для меня ассоциации они представляются в одном ряду с иконописными ликами, может быть, с выражением глаз отрока Варфоломея с полотна Нестерова. Книга названа: «Воля к достоинству». Во взгляде же человека с обложки воли вовсе и не чувствуется. Скорее подошло бы: не от мира сего!..

— Верно. Это воспроизведение с не очень известной картины Крамского «Созерцатель», кстати, очень любимой Достоевским. Что же касается выражения глаз на иконописных ликах, к месту вспомнить русского философа князя Евгения Трубецкого, называвшего русскую икону «умозрением в красках». И он говорил, что иконопись выражает собою глубочайшее, что есть в древнерусской культуре. Перефразируя его в духе одной из животрепещущих современных тем, можно было бы сказать — это русская идея в красках.

— Но при чём здесь «воля»? Ведь созерцательность, умозрение как-то привычнее противопоставляются воле? Помнится, Илья Ильич Обломов тоже был по преимуществу созерцателем. А вот носителем волевого начала был персонаж с не вполне русской, точнее, совсем не русской фамилией.

Вот-вот. Коль речь зашла о школьной программе, я бы вспомнил ещё и лесковскую «Железную волю». Правда, её, кажется, в программе нет. А зря. Ведь это коренной вопрос русского умозрения, русской идеи. Не «что делать?», не «кто виноват?», но вопрос: «а зачем?»

Нужна нравственно осмысленная воля. Созерцатель с картины Крамского, если смотреть в историческую ретроспективу, кажется, обрёл волю к достоинству в смысле величия и силы государства. Правда, оседлали её те, у кого, кроме всепожирающей воли к собственной власти, за душой ничего и не было.

Моя книга о том, что гораздо важнее обрести волю к человеческому, личностному достоинству. Тогда всевозможные гламурные политические и прочие звёзды не токмо что говорить, но и помыслить остерегутся в стиле: «народ всё схавает». А всё остальное приложится.

С автором беседовала Мария ИСАЕВА,
студентка журфака НГУ


Резонанс
Новости
Столб дыма, видимый издалека, повис над торговым центром «Сибирский молл» 9 декабря в Новосибирске. Оказалось, что горит здание, расположенное неподалеку.
Форум следующего года будет еще более интересным и масштабным. Дал старт подготовке VIII Международного Сибирского транспортного форума-2019  губернатор Новосибирской области Андрей Травников на совещании по подведению итогов предыдущего, седьмого по счету, форума.
Серебряный чайник старинной работы выставил на продажу житель Новосибирска. Раритет фирмы Фаберже является трофеем – его добыл при взятии Берлина прадед владельца.

Температура около -10°С и небольшой снежок ожидают жителей Новосибирской области на предстоящей неделе. Комфортная погода будет также сопровождаться слабым ветерком всего 2-3 метра в секунду.

Историю Максима Кузнецова из Куйбышева «Новости ОТС» рассказали месяц назад. Мальчику с ДЦП был необходим специализированный велотренажер. Деньги на его покупку удалось собрать благодаря неравнодушным зрителям. Теперь мальчику чуть легче станет разрабатывать мышцы и суставы ног.
Новосибирские ветеринары заново научили ходить собаку, которая потеряла все четыре лапы из-за обморожения. Полгода назад аляскинскому маламуту Руте сделали операцию, а теперь вернули возможность передвигаться.