Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Вивальди в городском интерьере

19.01.2008
Бывают же такие женщины, что любой мужик готов бросить все и идти за ними не оглядываясь, хоть на край света, хоть в Ригу, хоть в предпенсионном возрасте!

Невероятная, но абсолютно реальная предновогодняя телефонная история, рассказанная коллегой

Незадолго до Нового года мой друг-фотокор вышел из редакции на Немировича-Данченко, сел в маршрутку и поехал по делам в центр. С собой, кроме всегдашнего фотоаппарата, прихватил несколько фотографий с недавней встречи ветеранов журналистики. Надо зайти к Алле Николаевне и передать…

— Вырулили на дамбу к мосту, — рассказывал он, — пробки не видно, значит, скоро будем в центре… Какое это удобство — мобильник! Зря я столько лет его игнорировал…

Нахожу в справочнике «Аллу».

— Алла Николаевна, здравствуйте! Я сейчас на Горской, хочу забежать и отдать фотографии.

— Это ты? — телефонная трубка явно удивлялась. — Какими судьбами?

Странный голос, подумал мой друг, и странно она ко мне как-то обращается: ветеран «Вечерки» — дама, скажем так, либерально-консервативная.

Что-то у вас голос странноватый…

— Не обращай внимания, простыла… Так о каких фотографиях речь? И где ты?

— Да неделю назад в пресс-клубе снимал!

— Слушай, до Нового года еще далеко, а ты, по-моему, уже с бодуна!

Лексика и манера совершенно не нашей общей знакомой…

— Алла Николаевна, я вас что-то не понимаю: вы сами спрашивали о фотографиях!

— Слушай, если тебе нужно поговорить, позвони позже, я еще сплю, извини…

Ту-ту-ту… На часах — десять. Интересно, кто сегодня с бодуна? Ну, уж на Аллу Николаевну это никак не похоже.

Снова нажимаю нужную кнопочку.

— Алла Николаевна, вы меня, наверно, не так поняли…

— Ты куда звонишь?

— Алле Николаевне Ельской!

— Я тоже Алла Николаевна, но Крохман! У тебя все на месте? Помнишь такую? И, кстати, где ты мой номер раздобыл? Впрочем, скоро увидимся…

Ту-ту-ту…

— Извините…

Алла Николаевна Крохман, нынешний главный редактор одной из самых известных прибалтийских русскоязычных газет, некогда практикантка из МГУ, а затем подающая надежды сотрудница нашей общей «Молодежки». Случайно я снова увидел ее лицо, рассказывал коллега, в телевизионном ток-шоу о судьбе русских в Прибалтике, узнал этот низкий хрипловатый голос. Затем дело техники: выудил в Интернете телефон ее приемной. Аллы-маленькой, выразимся так, на месте не оказалось. Секретарь поверила в порядочность далекого сибиряка и дала номер мобильника. Он его так и зафиксировал — с маленькой буквы «а». Но в справочнике значилась еще Алла на «А». Вот он и перепутал эти две буквы.

В Риге сейчас действительно раннее утро. Да-а, сколько воды утекло… Это было, сейчас кажется, в самом начале жизни… И — вчера. Интересно, что значат ее слова «скоро увидимся»?


— Буквально через два дня, — рассказывал коллега, — не поверишь, — совершенно невероятное продолжение. Звонок на работу:

— Привет, старче! Это Люда Максимович! Ты готов к неожиданностям?

— Держусь за землю!

— Алка приехала, вся из себя… Мы решили собраться, как и прежде, у меня. Как ты?

— В порядке. Буду, конечно. Я как чувствовал! Ты живешь все там же: из окон сорок с чем-то заводских труб?

— Там же, но труб давно не видно: элитная, так сказать, двенадцатиэтажка украла у меня этот очаровательный пейзаж!


С Аллой обнялись в передней, и он снова узнал тонкий, сводящий с ума аромат «Шанели N 5», услышал до боли знакомый низкий хрипловатый голос.

И вообще она была, как всегда, восхитительна. Отбиваясь от комплиментов, смеялась:

— Ребята, пожалейте рижскую клошарку! Бездомный журналист приехал припасть к материнской груди Сибири!

Когда-то мы смаковали в этой квартире болгарскую «Плиску», потом постепенно переходили на все более «деликатесные» напитки, типа колыванского коньяка с весьма сомнительным «белым лебедем» на этикетке. Когда стало совсем худо, не в смысле выпивки, а кое-чего посерьезнее, Алла засобиралась в Ригу. Журналистка она была хваткая и давно сотрудничала с большой московской газетой. Теперь ее отправляли или направляли в Латвию собкором, где жили ее родители. Где-то в центре старой Риги ее ждала хорошая квартира, служебный пансионат в Юрмале… Эх, живут же люди даже в «такой глуши»!

Когда это было? Да, еще до появления на свет нынешнего поколения журналистов, которые тоже пишут и мечтают о свободе и равенстве…

Алла Николаевна Крохман стала в этом году бомжем. У нее не возникало проблем с латвийским гражданством. И, кроме латышского, она знала еще и английский (как никто другой, она умела все делать вовремя). Но в конце концов нашелся-таки кто-то из наследников досоветского хозяина дома, в котором была ее очень неплохая квартира. Компенсации от государства хватало на угол в пригороде. Слава богу, что муж сохранил каким-то чудом в собственности квартиру в Новосибирске! Сейчас они прилетели оба, чтобы окончательно расстаться со своим молодежным шалашом… Впрочем, «шалашик» по нынешним ценам стоил весьма прилично…

Невероятно, но на столе появился некогда частый гость в этом доме — хорошо знакомый глиняный цилиндр рижского бальзама. Из морозилки достали вмиг покрывшуюся инеем «старой закваски» «Посольскую». Под вопль всеобщего восторга Людмила поставила на стол огромное блюдо с гусем.

— А сейчас, кажется, пост? — неуверенно заикнулся кто-то.

— Прости нас, Господи, но мы четверть века не виделись!


После традиционных тостов за встречу и за женщин один из бывших журналистов, а ныне пресс-секретарь одной весьма значительной личности решил блеснуть новизной:

— Давайте выпьем за нового президента!

— Это за какого такого еще? — хохотнула Алла.

— Сами знаете, за какого!

Ее муж, блондин-инженер и большой остроумец, выразил сожаление, что теперь российской правящей партии придется менять эмблему.

— Это почему еще?

— Вот и подумайте!

— Да нам хоть черепаха, лишь бы человек был хороший!

Но пресс-секретарь почему-то насторожился:

— Что вы имеете в виду, господин Дамбис?

— Я не Дамбис, а Крохман, и ничего я не имею, отстань!

— Нет, вы скажите!

Слово за слово, и все вдруг отчетливо, до мелочей вспомнили оттенки наших отношений четвертьвековой давности. И что нынешний Владимир Иванович, некогда упертый Володька, что называется, сох по Алке. И как подсмеивались над ним, когда узнали, что он вечерами простаивал под окнами ее квартиры и маялся от ревности к ее собственному мужу. Это было уже черт знает что! И одной из причин отъезда Алки с мужем (а он был перспективный инженер) стала как раз обратная ревность мужа и идиотическая влюбленность Володьки. Добром это никак не кончится, каркала Людмила. Хотя, если поразмыслить, квартира и работа в Риге по тем временам тоже кое-что значили. Но уж Алка-то, с ее хваткой, энергией и образованием, была бы в Новосибирске ого кем! Во всяком случае, уж точно не пресс-секретарем и не клошаром!


— А сейчас — главный номер программы! — провозгласила Людмила и открыла допотопный проигрыватель. Скрипки Вивальди из нашей далекой общей молодости были как нельзя более кстати. Женщины промокнули глаза. А потом грянула «АББА»! И все смешалось в доме Облонских, то бишь Людмилы. Не особенно надеясь на звукоизоляцию, мой друг встал и приглушил гимн «мани, мани…»

Потом было танго, и его голова кружилась от Алкиных духов. Ах, как он понимал Владимира Ивановича, черт бы его побрал! Бывают же такие женщины, что любой мужик готов бросить все и идти за ними не оглядываясь, хоть на край света, хоть в Ригу, хоть в предпенсионном возрасте!

А ее муж-блондин, человек каких-то немецких прохладных кровей, пользовался своим счастьем всю жизнь совершенно спокойно и воспринимал его как должное…

Я слушал друга и смеялся от восторга: откуда в парнишке испанская страсть?


Коллега объяснил Алле Крохман историю про утренний телефонный звонок. Она хохотала и попросила записать ее буквально: сказала, что опубликует ее в своей газете. Но мой друг не писатель, он читатель. И поэтому рассказал эту историю мне. А я записал. Вряд ли это предновогоднее происшествие заинтересует прибалтов. У них там своя, какая-то не очень понятная и рациональная жизнь. У нас, русских сибиряков — все по-другому.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
В перспективе Новосибирск свяжут авиарейсами с каждым городом России, где есть аэропорт. Уже в следующем году запустят дополнительные 15 рейсов в города, куда раньше невозможно было долететь без пересадок. Об итогах совещания по развитию межрегиональной авиации рассказал губернатор Новосибирской области Андрей Травников.
Избили и вернули на устрашение родным и подчиненным владельца нового кафе два конкурента в Колыванском районе. Дело депутатов-бизнесменов, запугавших местных конкурентов, направлены в суд, сообщает прокуратура Новосибирской области.
Вечером в воскресенье 17 ноября мощная коммунальная авария парализовала улицу Выборная в Октябрьском районе. Очевидцы сообщают о фонтанах кипятка и практически нулевой видимости. Новосибирцы предсказывают транспортный коллапс на залитом участке в ближайшие дни. В 86 домах отключено отопление и нет горячей воды.
В ходе дискуссии, прошедшей в Госдуме РФ, новосибирская зоозащитница Светлана Строилова выступила с требованием обратить внимание на случаи вопиющего живодерства в Новосибирске и отсутствие реакции местной администрации на требования справедливого и скорейшего расследования.
Новый способ знакомства опробовал молодой пассажир метро в Новосибирске. Он пошел по вагонам с плакатом, на котором страстно написал необходимые слова.

Десятки новосибирцев целыми семьями вышли на лед Обского моря 17 ноября, чтобы прокатиться на коньках, велосипедах, «плюшках» и даже квадроциклах. Между тем, спасатели МЧС напоминают – лед еще не окреп, и призывают воздержаться от рискованных забав.
x^