Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Стойло Пегаса: Анатолий Соколов

31.01.2008
Смотрю, как улетают птицы, и не идут слова на ум, У птиц носы торчат, как шприцы, и крылья производят шум.
Е. Салиной
Словно с писаной торбой, с наукой
Суетишься, резвясь, до седин,
С косоглазой, хромой, криворукой,
Одержимый неистовой скукой
И удачливый, как Аладдин.
Но чем больше откроешь, презренный,
Тем сильнее сгущается тьма,
До корней разветвленной вселенной
Не дотянется скальпель ума.
И, лелея задрипанный атом,
Будто деву в собольем манто,
Ты в полемике с вечным Сократом
Согласишься, что знаешь Ничто.
И хотя кучу книг прочитаешь,
Не способен ничто предсказать,
Потому что не знаешь, что знаешь,
И не знаешь, что следует знать.
И природа с закрытым забралом,
Как дорога, ведущая в Рим,
Слишком благоволит генералам,
Но жестока к чинам рядовым.


Выкопали вовремя картошку,
Слава Богу, дом к зиме готов.
Посидим, товарищ, на дорожку
После летних праведных трудов.
Разожжем, чтоб день прогнать ненастный,
Из ботвы картофельной костер,
Пусть огонь, рыча, как зверь клыкастый,
Разорвет в клочки небес шатер.
Праздник жизни победила серость,
И цветущей сложности — конец.
Тарахтит в сарае биоксерокс,
Размножая стриженых овец.
Надоели хуже редьки зимы.
Лето не купить за миллион.
Лето и зима несовместимы,
Словно Дионис и Аполлон.
Сделали деревья харакири —
Лужи в сквере цвета каберне.
Ветер с плеч нахаловских Валькирий
Обрывает польта и кашне.
Проходи, не обращай вниманья:
Пьяные, чего же с них возьмешь.
Бешеного ветра приставанья —
Рецидив любви, а не грабеж…
Почему же вдруг в родной природе
Дух высокой музыки иссяк?
Бесы разыгрались на свободе,
Утром нет спасенья от собак?
Ангелы, должно быть, прозевали…
Но нисходит светлая печаль,
Если веришь в миф о Парсифале
И хранишь надежду на Грааль.


С. Кековой
Смотрю, как улетают птицы, и не идут слова на ум,
У птиц носы торчат, как шприцы, и крылья производят шум.
Отточен ветром каждый коготь, но очи нежностью полны,
Вокруг, как моль, порхает копоть при свете сморщенной луны.
Казалось, нечему дивиться, но ахаешь, взойдя на мост:
Гуськом летит за птицей птица в страну магнолий и мимоз.
Вслед птицам бросят взгляд мещане, пока они не скрылись с глаз,
С шампанским к птицам на прощанье явиться требует соблазн.
И мы с собой приводим женщин, звеня под звездами стеклом.
И под подошвами скрежещет ржавеющий металлолом.
Но наши женщины не рады, ведь летней роскоши отстой
На погрузневшие фасады бросает отблеск золотой.
Вдруг организм души расстроит в комочек скрючившийся лист.
Летит журавль, как астероид сквозь окна дальнозорких линз.
И утки треугольным строем до облаков взлететь смогли
Под немигающим конвоем полночной спутницы Земли.
Заставит спрятать руки в брюки поэта смелых птиц краса,
Закроет рот его подруге, принудит вверх раскрыть глаза,
Чтобы душой следить ревниво за ними, словно нищий принц —
Аборигенам жилмассива нет дела до отлета птиц.
Живущий раз, без подоплеки, в долгах страны со всех сторон,
Народ — поклонник зрелищ легких, стремиться ввысь не хочет он.
Поэтому ль нет птицам места в пространстве северной страны?
Родные гнезда их семейства зимой дотла разорены.
…А птицы так неосторожны, так высоко они летят.
Тарелкой заварных пирожных внизу накрыт для них ботсад.
На юг летите с Богом, птицы, под чудный звон вдовы Клико,
От вас, дымясь, как блюдо с пиццей, Новосибирск отстал легко.
С любовью вслед вам фабрик трубы пускают ядовитый газ,
И роща в рыжей шубе зубы берез оскалила на вас.
Не стая мраморных надгробий преображает материк,
Где браконьер вам горстью дроби с хвостов и крыльев перья стриг.
И только сквер губных гармоник сыграет вам прощальный гимн…
В дождя гремящий рукомойник лицо погрузит андрогин.
Пусть отмывает влага божья, не разбирая, чей черед,
Грязь творческого бездорожья и мерзость скаредных забот.
К пернатым зависть — лучший спонсор в миг счастья, скользкий, как налим.
Октябрь-Навуходоносор
жжет птичий Иерусалим.
Зимою жизнь однообразна. Герой — не йог, а Дон Жуан,
И перспектива хилиазма не увлекает горожан.


С летним попрощаемся семестром
На природе в окруженье муз,
Управляет там лесным оркестром
Ветер, хвойно-лиственный на вкус.
И душе поэта стало зябко,
Несмотря на водочный компресс,
И она трепещет, словно тряпка,
Под высоким куполом небес.
Но, когда чудесная машина
Выпьет ковш смолистой темноты,
Не жалея белого бензина,
Город в нас летит, поджав хвосты.
С городом внутри дойду до ручки,
Бронзовой, обшарпанной, дверной,
Чтобы от аванса до получки
Музыку его кормить собой.
В отпуске оркестр Арнольда Каца,
Потому что умер дирижер.
Как Орфею, мне в Аид спускаться
Невозможно с некоторых пор.
В ноздри лезет запах базилика,
Плачет потерявшийся щенок…
Кто, когда споткнется Эвридика,
На нее не оглянуться б смог?
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Старшеклассницу обнаружили повешенной в одной из школ Советского района Новосибирска. Следственный комитет начал проверку, детали ЧП пока не разглашаются.
К возбуждению уголовного дела привело расследование причин возникновения пожара в центре вирусологии «Вектор», расположенного в поселке Кольцово под Новосибирском. Об этом сообщает Следственное управление СК РФ по Новосибирской области.
Скандальные спектакли Константина Богомолова, а также гости из Минска и Кракова побывают на сцене Новосибирского государственного драматического театра «Старый дом» с15 по 29 октября. Все они представят новосибирскому зрителю Международный фестиваль актуального театра «Хаос». Материал опубликован в газете «Советская Сибирь» №42 от 16 октября 2019 года.
В отношении руководителя детского приюта в Чанах возбуждено административное дело. Прокуратура выяснила, что подростков кормили порциями, предназначенными для маленьких детей, воспитанники приюта не получали необходимую медицинскую помощь.
Известный микроминиатюрист из Новосибирска обзавелся тезкой, который жил на Земле десятки миллионов лет назад. Владимир Анискин помог изучить кусок янтаря ученому Андрею Легалову, и тот назвал в честь него запечатанного в камне жучка.
Часть села Тальменка в Искитимском районе Новосибирской области теперь подключена к одному водопроводу, а часть – к другому, пролегающему по соседству. И так будет до самой весны. А ведь еще два года назад местные жители слабо верили, что обязательства по программе «Чистая вода» будут выполнены.
x^