Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Траектория бумеранга

13.03.2008
Когда в 1964 году принимают решение перенести Ботсад и богатейшую коллекцию растений уничтожают, чтобы здесь прошла улица Жуковского, это говорит о невежестве и сиюминутном понимании выгоды.

К 80-летию академика Игоря Коропачинского

Академик Игорь Коропачинский надеется, что однажды власть поймёт — человек живёт прежде всего в зелёной среде
Фото автора

Недавно Игорь Юрьевич вернулся из поездки в Австралию. В Сиднее всегда лето. Одна из самых благополучных стран мира живет несколько по другим законам, отличным от России. Если бумеранг не достигает цели, не сшибает дичь для аборигена, он возвращается к нему на ладонь. Экономика страны, «запущенная» вдали от мировых катаклизмов, достигла цели — процветания общества и, как нигде в мире, не теряет руки хозяина, т.е. человека, которому она и служит.

Огромная лесопарковая территория в центре Сиднея, где чрезвычайно даже по австралийским меркам дорогая земля, где не только сохраняются, но и культивируются тысячи растений со всего мира, со всеми «букашками», попугаями и прочей живностью, яркое тому подтверждение. Это, если так можно сказать, траектория бумеранга подлинной цивилизации. Когда человек не только берет от природы, но и воздает ей.

— Игорь Юрьевич, — спрашиваю ученого, — а может, все дело в богатстве страны и климате? Центральный парк Нью-Йорка или Гайд-парк в Лондоне тоже не по бедности…

— Понимаете, какая штука: все эти парки создавались задолго до нынешнего процветания этих стран. Настоящий парк или дендрарий формируются столетия! Помните анекдот про английский газон: это очень просто — поливать и подстригать, и так триста лет…

Центральный Сибирский ботанический сад — крупнейшее научное учреждение подобного типа за Уралом

Я люблю свою Родину, люблю Новосибирск, но когда городские власти принимают решение в 1964 году перенести Ботанический сад в Академгородок, а богатейшую коллекцию растений уничтожают, чтобы здесь прошла улица Жуковского, это ни о чем, кроме невежества и сиюминутного понимания выгоды, не говорит.

— Ну, тогда, может быть, у нас цивилизация еще слишком молодая: не научились, не понимают, не знают?..

— Тоже не так. Не говоря уж о Москве и Петербурге, в Сибири, в Иркутске, первый парк был заложен еще в XVIII веке известным ученым Эриком Лацманом. В Красноярске до сих пор сохранились сады Юдина, Крутовского — это позапрошлый век. То есть культура озеленения городов у нас не такая уж молодая. Беда в том, что она не становится потребностью, отличительной чертой власти, которая у нас в России никогда не была подконтрольна обществу.

Еще лет сорок назад меня как специалиста-дендролога привлек к этой работе горком КПСС. Был я молод, энтузиазма не занимать, но когда насмотрелся на так называемое «озеленение»… Как это делалось? Вот, допустим, горисполком принимает решение: в текущем году высадить на 10 тысяч кустарников и деревьев больше — не 100, а 110 тысяч штук. Разнарядка спускается в районы. И вот в Ленинском девочка с авторучкой звонит на предприятие:

— Иван Иванович, вам причитается увеличить посадки на 500 деревьев!

Тот вызывает зама:

— Найди место (по-моему, вон там, за цехом, у нас пустырь есть), людей и обеспечь подешевле…

Насмотревшись, я выступил на сессии. Меня не поняли. Вот и все применение науки дендрологии…

Но сейчас-то, когда так много говорят об экологии!

— Положение еще тяжелее. Тогда брали массовостью, валом, сейчас нужны серьезные деньги. Правда, совсем недавно мы выполнили своеобразный соцзаказ — написали книгу «Деревья, кустарники для озеленения Новосибирска». Системно изложили все накопленные знания по использованию в первую очередь сибирских видов растений. А они богатейшие! Надеюсь, книга найдет спрос и применение.

Мне смешно, например, видеть, как люди с достатком покупают в модных магазинах в горшках польскую или датскую гортензию и везут ее в свои сады. Коммерсант свою задачу выполнил, получил деньги, но растение-то замерзнет в первую же зиму!

Но другой пример: одна из моих аспиранток обратила внимание на удивительные декоративные качества сибирской мирикарии. Стала культивировать ее сначала в саду, потом в питомнике, и сейчас это одно из самых популярных и к тому же выносливых садовых растений.

А что касается экологии, то здесь вообще полный мрак. И начинается он в головах так называемых ответственных работников. Экология — это наука. И как научный инструмент сумма знаний может быть использована на практике, допустим, в борьбе за чистоту воздуха и т. д.

— Сейчас все измеряется рублем. Может, в этом причина?

— Экономическим эффектом все измерялось и при советской власти. Вот ты покажи мне экономическую эффективность своей работы! А как ее измеришь? Если ты идешь по грязной улице и тебе нечем дышать, то все равно ты придешь туда, куда надо. А то, что количество заболеваний, связанных с загрязнением окружающей среды, растет год от года, эти факты тоже не поддаются прямому расчету.

— Но можно рассчитать эффективность лесозащитных полос, рекультивации «лунных ландшафтов» Кузбасса, защиты плодородных земель от эрозии…

— Очень приблизительно. Убежден: иного пути развития у нас нет, как только комплексно решая проблемы сохранения, культивирования растительного мира. И чем раньше мы это поймем, начнем переходить от слов к делу, тем лучше. Огромные массивы сибирской тайги создают иллюзию свежего воздуха, огромных легких страны. Но в тайге люди не живут. Они все больше концентрируются в крупных городах. А здесь условий для нормального проживания все меньше.

— XXI век называют веком биологической науки…

— Слова, слова… Но вся моя жизнь связана с лесными культурами, искусственным лесоразведением, и, сколько я себя помню, на эти цели всегда выделялись крохи. Цифры несопоставимые не только с научными разработками, допустим, в оборонном комплексе, но и в изучении генома человека, в борьбе со

СПИДом, лучевой болезнью. Биология — понятие широкое. И я очень надеюсь, что и власть, и руководство научными структурами когда-нибудь поймут, что человек живет прежде всего в зеленой среде. И, честно говоря, я даже удивляюсь, как это, несмотря ни на что, наш Центральный Сибирский ботанический сад не только существует, но еще и развивается. Что мы являемся крупнейшим научным учреждением подобного типа за Уралом со всеми вытекающими последствиями. Естественным образом мы стали одним из центров научной деятельности сразу по нескольким направлениям науки. У нас крупный дендрарий в 25 гектаров, который, правда, нужно немедленно огораживать, иначе все растащат. У нас свой известный в научном мире и стране совет по защите докторских диссертаций. Крупнейшие в Сибири гербарий, научная библиотека. Огромная, более шестисот гектаров, с величайшими возможностями территория. Несмотря на смехотворную зарплату, множество инициативных, преданных своему делу людей и т.д. и т.п.

При всей нашей бедности ЦСБС ежегодно посещает несколько десятков тысяч человек. В основном это экскурсии школьников. Но едут и взрослые. И, к счастью, не только с лопатами, чтобы где-нибудь с краю украсть что-нибудь. Интерес к зеленому миру растет, и, наверное, хотя бы поэтому стоит жить и работать. Но ведь хочется большего!


P.S. Автору этих строк уже не раз приходилось общаться с академиком Коропачинским. То в ЦСБС проходит съезд садоводов России, то научная конференция, приуроченная к 60-летию (год создания — 1946-й) этого крупного научного учреждения. Да и просто с фотоаппаратом пройтись зимой в лютый мороз по теплицам Ботсада, чтобы порадовать наших читателей снимками диковинных экзотов, — редкое удовольствие!

Но всегда Игорь Юрьевич избегает распространяться о себе: говорит все больше о проблемах огромного, любимого и отнюдь не заласканного вниманием и заботой властей сада — детища сибирских ученых-биологов.

Вот когда же, наконец, денег на оранжерею дадут? Срочно нужно территорию огораживать, людям не символическую зарплату платить… Технику давно пора не только в виде лопат покупать, но надо уже и приличный микроскоп иметь, цифровая оргтехника нужна на порядок моложе…

Это уже потом, из других источников выуживаешь дополнительные подробности, что с 1942 года мальчик из интеллигентной образованной семьи работал на оборонном заводе токарем. И меньше всего, наверное, в ту пору он думал о патриотизме, потому что нужно было элементарно выжить. Позже, однако, сумел-таки закончить семилетку, потом техникум, потом Сибирский лесотехнический институт и уже в 28 лет, «остепененный», стал заведующим кафедрой, профессором. Почти два десятилетия был директором Центрального Сибирского ботанического сада. А сейчас советник РАН. И — удивительное дело! — он не «расслабился» с возрастом, а уже всего себя посвящает науке и за период после почетного «ухода» выпустил в свет четыре (в том числе одну в соавторстве) монографии, систематизирующие огромные накопленные знания в области дендрологии.

И — последний штрих. Из Интернета мне удалось узнать, что сын Игоря Юрьевича, названный в честь деда, — Юрий Игоревич Коропачинский — крупный бизнесмен в Красноярске, активный участник политической жизни края. И в одном из интервью он якобы сказал, что вот, мол, с детства тоже мечтал о науке, но наука сегодня — это далеко не передний край общественной жизни…

Не будем судить: каждому — свое. Но в чем абсолютно уверены коллеги академика Коропачинского, так это в том, что его научные работы, огромный фактический материал, собранный лично им за четыре с лишним десятилетия экспедиций, десятки учеников, многие тысячи деревьев, посаженные лично им в дендрариях Сибири, уже обессмертили имя этого человека.

Бумеранг у него на ладони: пускай нам общим памятником будет зеленая Планета людей.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
В Новосибирскую область возвращаются дожди. С середины недели в регион вновь придет циклон, который принесет с собой сильные ливни. Синоптики уже назвали июль-2019 рекордсменом по количеству выпавших осадков.

Гусеничный вездеход «ГАЗ-3439», «танкетка», был остановлен на въезде в Кыштовку. В машине находились трое браконьеров 44, 45 и 53 лет, застрелившие самку лося. Люди, широко известные в районе, заключены в изолятор временного содержания. По словам местных жителей, отнюдь не голод толкнул их убить лосиху в июле, когда охота на этих животных запрещена.

Зрелище не для слабонервных увидели новосибирцы вечером 22 июля – мотоциклист получил серьезные травмы на Бугринском мосту. Фото с пострадавшим облетело соцсети и привело зрителей в удручающее состояние.
Строительство первой в Новосибирске 150-метровой 45-этажки согласовано в мэрии города. Здание будет расположено рядом с театром «Глобус» между Октябрьской магистралью, улицами Коммунистическая и Каменская.
Самодельные лекарства и выброшенные медкарты. В Управлении Росздравнадзора по Новосибирской области подвели итоги первого полугодия. Эксперты проверяли больницы, поликлиники и частные центры. Результаты – несколько сотен правонарушений и миллионные штрафы.
Венки из цветов, хлеб без дрожжей и коллективные танцы. Пить, курить, ругаться матом и есть мясо нельзя. Зато можно отведать вкуснейшего кваса, походить босиком и станцевать в хороводе с сотнями людей, облаченных в традиционные наряды Руси. Как развлекаются на фестивале родной культуры «Родники» – в фоторепортаже VN.ru.