Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Николай Мочалин: Казнить нельзя помиловать

29.05.2008
Вся страна в едином порыве озаботилась судьбой предпринимателей и бросилась оказывать им экстренную и всестороннюю помощь.

О малом бизнесе, развитие которого в одночасье стало сверхпопулярной темой, заговорили вдруг все и сразу. Отмашку дал Владимир Путин. Подкинутую им проблему с готовностью подхватили Госсовет, Минэкономразвития и Госдума. Совершенно естественно, не остался на обочине событий и вновь избранный президент Дмитрий Медведев. Он занялся проблемой основательно и всерьёз — внёс целый ряд смелых предложений и даже подписал Указ об оказании помощи предпринимателям. Не отстаёт и Новосибирская область — в ближайшие дни областной Совет рассмотрит предложенный обладминистрацией законопроект о развитии малого и среднего предпринимательства. В общем, вся страна в едином порыве озаботилась судьбой предпринимателей и бросилась оказывать им экстренную и всестороннюю помощь.

Однако сами предприниматели почему-то не возрадовались разворачивающимся переменам. Бузит организация малого бизнеса «Опора России». Грозит голодовками Лига арендаторов госимущества. Предприниматели распространяют «нехорошие» письма, протестуют и учат президента, как именно он должен им помогать. Дескать, им там, снизу, виднее, что, как и почём.

Так что же это за «зверь» такой — малый бизнес? И вообще, как его развивать и, главное, зачем?

Облстат сообщает

На территории Новосибирской области в 2007 году действовало 26,9 тысячи малых предприятий и 58,7 тысячи индивидуальных предпринимателей.


Мелок предприниматель, да большую страну выручил

На заре перестройки страна ускорилась и выдала «на гора» доселе невиданное — кооперативы. До сих пор памятны кооперативная, пахнущая чесночком и копчёностями колбаса и благоухающие ароматизаторами платные туалеты. Надо сказать, то и другое распространялось с поразительной скоростью. По сути, это и были первые ласточки малого бизнеса. В его существовании и стремительном развитии сомневаться не приходилось — на каждом углу красовались вывески копторгов и заветных буквочек «М» и «Ж». И нужно сознаться, этим пионерам бизнеса удалось накормить голодающую страну и помочь ей справить естественные надобности в приличных условиях.

Потом пришла пора расцвета пошивочных мастерских. Ушлые предприниматели шили всё подряд — куртки и халаты, сумки и пуховики. Ткани, нитки и фурнитуру везли из-за границы, швейные машинки устанавливали в подвалах и пустующих заводских цехах, фасоны срисовывали с модных журналов. В общем, одевали народ. На подмогу им ринулись «челноки». Те на своих горбах тащили в страну баулы с одёжкой и обувкой, пёрли из зарубежья видеомагнитофоны и плееры, жвачку и зажигалки, очки и шубы. Благодаря им страна принарядилась, прикрыла китайскими шмутками свою наготу и начала безостановочно жевать подслащённую резину. Этот «девятый вал» мелкого предпринимательства опять-таки был у всех на виду: реализация привезённого добра шла на каждом углу. Тысячи оставшихся без работы инженеров, конструкторов, рабочих и научных сотрудников встали за прилавки. Ещё тысячи мотались по городам и весям забугорья, закупая товар и пакуя клетчатые сумки. Как ни крути, но это помогло стране не только прибарахлиться, но и решить проблему занятости и прокорма оставшегося не у дел населения.

Сегодня малому бизнесу достаются одни крошки от бюджетного пирога
Рисунок Игоря ЕЛИСТРАТОВА

Предприниматели оказались мобильнее громоздкой и неповоротливой государственной машины. В 90-х годах их инициатива и неутомимость подменили собой канувший в небытие Госплан. Малый бизнес производил именно те товары и услуги, которые были необходимы и востребованы в стране. Повсюду успешно работали частные пекарни, ателье, коптильни, столовые, кафетерии и магазины. Открывались гостиницы, запускались сыродельни, налаживали работу ремесленные мастерские и небольшие заводики. Мелкий бизнес проникал во все сферы жизни и заполнял собой зияющие пустоты постперестроечного развала.

Но бизнес не может развиваться сам по себе, безнадзорно и бесконтрольно. А наши предприниматели на первых порах занимались чем хотели и как хотели, никого не спрашивая и никому не кланяясь. Неизвестно, чем обернулась бы эта вольница, если бы не рэкет. Из каких-то потаённых глубин на свет выползли полчища «качков» с золотыми цепями на бычьих шеях. Поначалу вымогатели действовали кустарно. Потом начался процесс упорядочения. Группы сбивались в стаи, грызлись между собой из-за дележа сфер влияния, обзаводились лидерами и запасались оружием. Они росли. И этот процесс «возмужания» бандитских группировок не был покрыт завесой тайны, он тоже шёл прилюдно, напоказ, сопровождаясь громкими разборками со взрывами и стрельбой. «Братки» гибли пачками, но на место одного выбывшего вставал десяток других. Это был их мелкий бизнес. Преступный, кровавый, безжалостный, но тем не менее очень даже результативный. В итоге каждый частный предприниматель обзавёлся «крышей», которая упорядочивала его деятельность, контролировала цены и рынки сбыта. Предпринимателям больше не нужно было ломать голову над тем, как одолеть конкурентов, не следовало беспокоиться о сохранности своего добра, не стоило трястись по поводу недобросовестности поставщиков и потребителей. Эти вопросы за них решали опекуны-рэкетиры. Так государству удалось справиться с ещё одной проблемой. И помог в этом, хоть и преступный, но опять-таки частный бизнес.

К концу 90-х годов огромная держава превратилась в страну лавочников, ремесленников и бандитов. Частный бизнес восторжествовал над развалившимся социалистическим производством. Мелкий собственник праздновал победу, а Запад снисходительно похваливал Россию за демократические преобразования и развитие института частной собственности. Однако этот праздник жизни длился недолго.

Это интересно

В 2007 году оборот малых предприятий в Новосибирской области составил 253,8 млрд руб., что соответствует 32% объема оборота организаций области.


Ждали объятий, а оказались в медвежьей хватке

У нас принято долго запрягать, а уж когда развернёмся, то только пыль столбом. Государство постепенно вышло из спячки, чиновники протёрли кулаками глаза и тут же спохватились — непорядочек получается. Корова есть, причём весьма удойная, а у них на губах молоком только помазано, сливки-то достаются другим! И началось оказание государственной помощи в развитии мелкого и среднего бизнеса.

Для начала предпринимателей по полной программе обложили податью — и налоги, и сборы молочной рекой потекли в государевы карманы. Тысячи циркуляров, инструкций и предписаний обрушились на головы вольных лавочников — и малый бизнес оказался под надзором государства. Легионы чиновников хлынули в частные фирмы на проверки — и государство восстановило контроль над этой поначалу утерянной сферой. Отловили два-три десятка бандитов — и «качки» сняли цепи, повязали на шеи галстуки и занялись легальным бизнесом. От бабок, желающих продать ведро картошки и пучок укропа, потребовали каких-то лицензий и чуть ли не кассовых аппаратов — и уличная торговля сошла на нет.

Для предпринимателей наступили тяжелые времена. Крутились, как караси на сковородках, задыхаясь в удушающих объятиях любвеобильного государства. Выручали русская смекалка и чиновничье мздоимство. Что могли — уводили в «тень» и прятали в офшорах. А за то, что оставалось на виду, платили. Взятки давали за всё. За кассовые аппараты и лицензии, за разрешение на торговлю и акт санэпидемстанции, за то, чтобы дали справку, и за то, чтобы её взяли. Платили пожарникам, землеустроителям, милиции, экологам, налоговикам. Контролёры ходили на предприятия, как к себе домой. Результаты господдержки сказались со всей очевидностью. Чиновники пересели с занюханных «шестёрок» на «Мерседесы», переселились из «хрущоб» в коттеджи и обзавелись недвижимостью за границей. Слабые духом бизнесмены не выдерживали духа перемен и сдавались. На плаву оставались те, что сильнее, да те, что наглее.

А государство не ослабляло опеки. В ход пошло повышение ставок на аренду помещений и рост тарифов за подключение к сетям. Да вдобавок ко всему стали подпирать ожившие «крупняки». В стране вновь заработали фабрики и заводы. Открылись супер- и гипермаркеты. Начался процесс создания госкорпораций. Налоговые льготы, инвестиции и прочие государственные вливания помогли крупным структурам встать на ноги. Эпоха мелких лавочников миновала. На смену ей пришёл век монополий.

Однако гигантам бизнеса не удалось заполнить все ниши экономики. Кое-какие щели для «мелкоты» пока ещё сохранились. Одни шьют и вяжут, другие занимаются деревообработкой и производством мебели, третьи ремонтируют квартиры и строят дома. Мелкий бизнес хоть и поредел, но оказался на редкость живучим.

К сведению

Сегодня в России работает около 850 тыс. малых предприятий с численностью постоянно занятых свыше 6 млн человек.

Всего в стране занято в предпринимательстве около 14 млн человек.


И Богу свечку поставили, и для чёрта кочергу не забыли

Сегодня наше государство летит вперёд на всех парусах. Уже и заносчивый Запад стал более почтительным, и Америка забеспокоилась. У нас растут объёмы производства, обновляются технологии, крепнет армия. Покончено с беспределом регионального раздрая, выстроена вертикаль власти, наведён порядок в политической системе страны. Началась чистка «оборотней в погонах», объявлена война коррупции. И вот на фоне этих глобальных свершений — новый виток заботы о мелком предпринимательстве.

1 января 2008 года вступил в силу Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Потом прошёл ряд правительственных совещаний на эту же тему. А в мае появился президентский Указ «О неотложных мерах по ликвидации административных ограничений при осуществлении предпринимательской деятельности». Что происходит? Неужели государство решило дать второй шанс малому бизнесу?

На первый взгляд, президентский указ не оставляет никаких сомнений на этот счёт. Во-первых, снижено число проверок надзорными органами. Теперь контролёры могут приходить на предприятия не чаще, чем один раз в три года, а внеплановые проверки возможны только с разрешения вышестоящей прокуратуры. Во-вторых, внесена ясность в вопрос выкупа предприятиями малого бизнеса арендуемых ими помещений. Кроме того, указ предусматривает замену лицензирования для отдельных видов деятельности обязательным страхованием ответственности.

Но наше чиновничество давно и прочно усвоило народную истину: закон — что столб, его трудно перепрыгнуть, но легко обойти. Спору нет, президентский указ действительно снимает ряд барьеров, мешающих развитию малого бизнеса, однако он оставляет в сохранности лазейки, по которым чиновники могут действовать в обход.

До выхода указа, в соответствии со 131-м федеральным законом, муниципалитеты были обязаны до 1 января 2009 года распродать всё имущество, не обеспечивающее выполнение их полномочий. Это означало, в числе прочего, и распродажу с открытых торгов помещений, арендуемых предпринимателями. Естественно, малый бизнес надеялся, что президентский указ прямо установит для него преимущественное право выкупа. Вместо этого законопроект отдал на откуп местных властей право решать, какие помещения будут выставляться на аукционы, а какие передаваться в имущественные фонды для малого бизнеса. Тут и к бабке ходить не надо, и так ясно, что для нечистых на руку чиновников такое нововведение — дар Божий. Ведь коррупция и взяточничество вырастают там, где принятие того или иного решения устанавливается не нормой закона, а волей лица, уполномоченного принимать решение. Захочет муниципальный служака — позволит выкупить давно обжитую и отремонтированную сапожную мастерскую, не захочет — жаловаться некому. А чтобы захотел, нужно подмаслить. Кто больше и оперативнее даст — тот и на коне. Вот почему всполошилась Лига арендаторов госимущества и пригрозила президенту голодовкой в знак протеста против такого положения указа.

Не лучше обстоит дело и с обязательным страхованием ответственности. С одной стороны, ранее действовавший механизм лицензирования не защищал потребителей в случае причинения им ущерба, страхование же позволяет возмещать ущерб. Но, с другой стороны, есть вероятность, что страховые компании найдут общий язык с госструктурами. Мало того, госслужащим прекрасно известны другие пути обхода, например, создание аффилированных страховщиков. В результате может произойти то же, что и с отменяемым лицензированием, — коммерческие структуры, связанные с госведомствами, займутся узаконенными поборами. Именно такое опасение высказывает президент организации малого бизнеса «Опора России».

Ну а насчет внеплановых проверок, так их может оказаться ещё больше, чем сегодня, и обходиться предпринимателям они будут ещё дороже. Ведь и до президентского указа такие проверки проводились исключительно с разрешения прокуратуры, но только местной. И если раньше у проверяющих не было никаких проблем, то стоит ли сомневаться, что чиновники найдут общий язык и с вышестоящей прокуратурой, — свой своему глаз не выклюет.

Сравните

Численность зарегистрированных индивидуальных предпринимателей в России составляла в 2003 году 4675,0 тыс. человек, в 2007 году — 2988,3 тыс. человек.


Не велик узелок, да туго затянут

И всё же нельзя сказать, что малый бизнес совсем уж позабыт-позаброшен. Федеральные и региональные власти уделяют ему внимание, правда, больше — на бумаге. Например, в нашем регионе действует целевая программа «Государственная поддержка малого предпринимательства в Новосибирской области на 2004–2008 годы». Программе уже три года, так что вполне можно оценить предварительные итоги. Давайте возьмём в руки отчёт за 2007 год. Первое, что бросается в глаза, — разный уровень финансирования мероприятий, предусмотренных программой. Так, если план мероприятий выставочно-ярмарочного характера выполнен на 100%, то по развитию инфраструктуры для поддержки малого предпринимательства — всего на 27,5%. Ярмарки — дело, конечно, хорошее, а главное, весёлое. Но не кажется ли, что инфраструктура поважнее будет? Точнее, была бы…

В общей сложности запланированные на 2007 год мероприятия по поддержке малого бизнеса профинансировали всего на 58,1%. Это составило 8,7 миллиона рублей.

В Новосибирской области малому бизнесу достаются одни крошки от бюджетного пирога. Зато крупный бизнес получает сотни миллионов рублей на поддержку новых инвестиционных проектов, ему даются приличные налоговые льготы для развития промышленного производства. Власть оказывает поддержку тем, кого, наоборот, впору о помощи просить. Взять те же пивзаводы, например. Да для этих гигантов самим профинансировать любую социальную программу — раз плюнуть. Они могли бы без особых напрягов сброситься и, к примеру, вставить бесплатно зубы всем ветеранам области, нуждающимся в зубопротезировании. Или обеспечить автомобилями всех участников войны. Вместо этого промышленные монстры на положении убогоньких, знай, сосут бюджетную титьку!

При этом региональная власть не имеет реальных рычагов влияния на крупный бизнес. Не может указать, где и чем именно следует заниматься. Не может влиять на ассортимент, качество и цену продукции. Не может заставить открыть магазин в отдаленном микрорайоне. Крупный бизнес руководствуется одним — экономической выгодой. Он идёт туда, где маячит сверхприбыль. «Крупняки» крепко стоят на ногах и действуют безо всякой оглядки на власть.

Совершенно очевидно, что нельзя делать ставку на крупный бизнес, как на единственный способ решения социальных проблем. А вот мобильный и неизбалованный мелкий предприниматель, при определенном стимуле со стороны местных властей, мог бы заполнить многие свободные ниши. Особенно это актуально для сельских районов, где растет безработица, а налоговая база оставляет желать лучшего.

Между прочим

В США малый бизнес даёт около 60% валового внутреннего продукта, в Японии — 74%, в России — 17%.


Не догоним, так согреемся

В Новосибирской области малый бизнес до сих пор существовал в соответствии с принятым в 1997 году местным законом «О государственной поддержке малого предпринимательства». Новые веяния пробудили инициативу местных законотворцев. Результатом «побудки» стал внесенный 7 мая в областной Совет законопроект «О развитии малого и среднего предпринимательства в Новосибирской области».

В законопроекте по пунктам и статьям расписаны направления, по которым предприниматели могут получить финансовую поддержку из бюджета. Однако нет ни цифр по размеру этой поддержки, ни конкретных условий её получения. Вместо этого законопроект, наподобие фаршированного гуся, щедро нашпигован казёнными «участвовать», «взаимодействовать», «сотрудничать» и «координировать». А уж сколько раз в документе упоминается о всякого рода контроле, я даже считать замучился. Не позабыли и о создании координационных и совещательных органов, а также о проведении всевозможных совещаний, конференций, семинаров, выставок, фестивалей, «круглых столов« и смотров. А что?! Русский народ завсегда мог любое дело в балаган превратить. Ну не получится подмогнуть мелким бизнесменам, так хоть повеселимся по-людски!

Двадцать восемь статей законопроекта грамотно и наукообразно изложены на 21-й печатной странице. А вполне можно было бы обойтись всего одним пунктом и, соответственно, одной страницей текста. Я имею в виду пункт 7 статьи 18, который гласит, что условия и порядок оказания финансовой поддержки устанавливаются губернатором Новосибирской области. Нет, я никоим образом не сомневаюсь в компетентности Виктора Александровича Толоконского. Мало того, в сегодняшних условиях я совершенно убежден в правильности такого подхода. Далеко не всегда три или пять голов в сумме дают лучший результат, чем одна. Чем меньше у чиновников разного ранга возможностей рвать одеяло на себя, тем лучше для дела. А уж в таком деле, как мелкий бизнес, сам ход событий предопределил определяющую роль губернатора. Так что с пунктом 7 всё в порядке. Меня этот гусь фаршированный смущает. Ну почему мы опять вокруг да около ходим и турусы на колёсах разводим? Почему честно не называем белое белым, а чёрное чёрным?!

Впрочем, наш регион ничем не отличается от собратьев по Федерации. Новосибирские предприниматели в вопросе внимания со стороны властей выглядят ничуть не хуже других. Они тоже обивают десятки порогов и добывают ворохи справок для открытия своего дела. Тоже едва ли не ежедневно «хлебом-солью» встречают самых разных проверяющих. И в вопросе выкупа арендуемых ими помещений наши бизнесмены зависят от прихоти муниципальных чиновников точно так же, как их барнаульские, московские или архангельские коллеги. Да и помещений-то этих осталось — с гулькин нос, практически всё уже давно спущено с молотка. Хотя, конечно, кое-какие крохи ещё есть. Мне один знакомый хозяин небольшого пошивочного ателье на днях рассказывал, что в предвкушении выкупа арендуемого им подвала он всех местных чиновников уже одел, теперь одевает их отпрысков. Причём мужик не жаловался. Он воспринимает ситуацию как нечто, само собою разумеющееся. Вот это и есть «Закон о малом бизнесе в действии».

По данным Минэкономразвития

К 2011 году цены на газ достигнут европейских показателей. Тарифы на газ в среднем по стране возрастут:

в 2008 году — на 25%,

в 2009 году — на 20,3%,

в 2010 году — на 28%,

в 2011 году — на 40%.


Зачем мёртвому припарки?

Между тем малый бизнес всё-таки жив. Причина такой сверхживучести проста — он необходим. Мелкий предприниматель даёт работу как минимум самому себе, как максимум — ещё нескольким десяткам работников. Он платит налоги, производит продукцию и оказывает услуги, необходимые людям.

Сегодня на многих жилмассивах не хватает магазинов пошаговой доступности, торгующих продуктами по ценам производителей, а мелкие предприниматели готовы занять эту нишу. Много говорится о нехватке качественных продуктов питания, и есть люди, которые ждут, когда же государство предоставит им реальную возможность открыть своё дело и восполнить этот пробел. Существуют направления, развитию которых уже дали «зеленый свет» на федеральном уровне. Например, деревообработка. Если бы господдержка помогала предпринимателям покупать станки, то Владимиру Путину не пришлось бы на совещаниях федерального уровня жестко ставить вопрос о размерах экспорта необработанного леса.

Обработка древесины — всего лишь один пример. России, ох, как надо развивать местное производство. Вместо этого правительство разрабатывает планы роста тарифов на электроэнергию и газ. Пока у нас цены на энергоносители в четыре раза ниже европейских. Но при этом надо учитывать, что и доходы российского населения гораздо ниже, чем на Западе. Наши предприниматели уже на ладан дышат из-за дороговизны газа и электричества. А ведь нужно понимать, что речь идёт о конкурентоспособности отечественного производства. Что греха таить, отечественная продукция совершенно не конкурентоспособна технологически. Однако она может быть востребована по ценовому фактору. Но правительство твёрдо держит курс на вступление России в ВТО. Для нас это означает, что всего через три года внутренние цены на энергоносители поднимутся до мирового уровня. А значит, рост пойдёт по цепочке, увеличатся цены абсолютно на всё — от хлеба и молока до станка и совковой лопаты. Как будет выживать население — тема отдельного разговора. А вот мелкий бизнес точно «отдаст концы».

Перспектива есть лишь у гигантских корпораций, трестов и монополий.

Так что, может быть, есть своя, сермяжная правда в половинчатости законов и мер, направленных на поддержку малого бизнеса. Зачем копья ломать и тратить деньги на развитие обреченного?

Николай МОЧАЛИН,
депутат Новосибирского областного Совета,
директор ЗЖБИ-4

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Нехватка секса может быть одним из главных поводов, почему  молодые специалисты не задерживаются в сельской местности, несмотря на хорошие зарплаты, служебное жилье, чистый воздух и красивую природу. Популярный блогер и журналист из Кыштовки Ростислав Алиев опубликовал на свой странице в Facebook анализ причин, по которым вчерашние выпускники вузов возвращаются из деревни в город.
Чем ближе 1 сентября, тем тоньше становятся кошельки родителей. И если на тетрадках и ручках родители экономят, то приобретать форму все же предпочитают у производителей. Корреспондент «ВН» проверила, насколько этот стереотип соответствует действительности.
Художница Анна Харько известна в Здвинске Новосибирской области и далеко за его пределами. Недавно талантливая мастерица победила в конкурсе «Семья — душа России», который организует президент Фонда социально-культурных инициатив Светлана Медведева.
Ряд муниципальных образований Новосибирской области до конца 2019 года получит дополнительные средства на реализацию национального проекта «Жилье и городская среда» в части благоустройства. Так, на реализацию проектов благоустройства в 2019 году Бердску дополнительно будет выделено порядка 27,5 млн рублей, Новосибирску – 40 млн рублей.
«Учебный год решено начать 2 сентября, - сказал сегодня, 23 августа, на пресс конференции мэр Новосибирска Анатолий Локоть. - 1 сентября выпадает на воскресенье, поэтому День знаний перенесен на 2 сентября».
Новая подсветка появилась на фонтанном комплексе на площади им. Пименова в Новосибирске. Система состоит из металлоконструкций, на которых смонтированы 200 светильников мощностью 20 Вт каждый. Работа фонтана с обновленной подсветкой выглядит очень эффектно.  

x^