Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Волшебный пендель» от Прашкевича

2008-08-02

Начинающие новосибирские фантасты получили возможность показать свои произведения известному российскому фантасту Геннадию Прашкевичу и послушать его советы

В доме у Геннадия Мартовича живут плюшевый крокодил и плюшевая лягушка. Ночью они просыпаются и начинают топать, мешая отдыхать знаменитому писателю. Утром, как ни в чем не бывало, делают вид, что ничего не происходит: сидят, как и сидели вечером. Он сам виноват: у него жизнь такая, что все и всё вокруг него оживает, начинает непременно двигаться и, наконец, просто жить.

Жить интересно — это главное

— Жить интересно — вот что главное! — повторяет писатель. — Фантастика — это тот мир, в котором мы все хотели бы жить, но в котором мы никогда жить не будем. Но если я создаю фантастический мир, он каким-то образом становится действительным.

Его мир — это высокие сосны за окном, тишина, чистота и простор, музыка Богушевской в фоне и полет фантазии. Он мог уехать в Москву, но считает ее жестоким городом:

— Умереть с голоду, правда, там может только законченный идиот, но из провинции мир виден лучше, можно все обдумать в спокойной обстановке, — считает Геннадий Мартович.

Отстрела авторов не будет!

Честно говоря, и о Москве, и о предназначении фантастики он говорил уже не один раз, отвечая на вопросы журналистов, но повод для еще одной встречи с ним был особый. Совсем недавно Геннадий Мартович занялся еще одним важным делом — стал вести литературный семинар. Несколько молодых авторов обратились к самому известному новосибирскому писателю с просьбой о создании семинара — и он не смог отказать.

— Мне в юности повезло, у меня было много старших друзей, они делились со мной своим опытом, пора повторить опыт, вернуть долги, — признается Прашкевич. — Мир очень изменился за последние пятнадцать лет, к сожалению, многие мои ровесники выпали из жизни. К жизни нужно относиться здраво: увы, общество не зависит от тебя, это ты должен вписаться в общество. В литературной жизни Новосибирск выглядит непрезентабельно, театральная жизнь есть, музыкальная есть, архитекторы и художники замечательные, а в литературе никаких особенных событий не происходит, почему — непонятно. Ведь для настоящего писателя географические, социальные и прочие условия не имеют значения. Не все молодые (и не только молодые) авторы понимают, для чего нужна свобода и что с ней можно сделать. Но подсказать это всегда уместно.

— Что для вас значит ваш литературный семинар?

— Когда на первом нашем заседании Таня (соорганизатор семинаров и активная его участница. — Прим. авт.) подала на огромный стол чай, я понял, что попал домой, а люди рядом — мои друзья. Очень важна обратная связь, от нашего семинара я получаю не меньше, чем отдаю. В конце концов, все семинары собираются не для того, чтобы научить людей правильно строить предложения, а научить задумываться. Многие ходят с невысказанными мыслями, с чувством вины, а ведь у каждого человека все равно отличаются мысли, и это освежает кровь неимоверно!

— А случаются на семинарах графоманы?

— Графоманов среди наших авторов нет, есть авторы, с текстами которых нужно работать. Авторы разные — от начинающих до уже опытных, даже имеющих книги. К счастью, со всеми удается найти общий язык.

— Что вы будете делать, если на семинары придет слишком много авторов? Комната небольшая…

-Ну, не отстреливать же! — смеется Прашкевич. — Таня — волшебница. Раскинем ковры, будем проводить семинары лежа…

Литераторам трудно при любом режиме

— У начинающих авторов, которые приходят на семинар, появится возможность опубликовать свои произведения?

— Обязательно. Публикации важны, они должны быть некоей целью. В мире происходит столько интересных вещей, и не только в Австралии, среди сумчатых, а у нас, прежде всего у нас. Мне хочется, чтобы наши семинаристы попали в «Полдень» («Полдень. XXI век», альманах Бориса Стругацкого. — Прим. автора). У меня есть договоренность со Стругацким, он готов предоставлять место нашим лучшим авторам. А в следующем году, надеюсь, мы проведем конвент по фантастике и по итогам этого конвента выпустим сборник лучших работ, чтобы он попал на глаза серьезным критикам. Нужно встряхнуть ребят, задать им цель.

— Геннадий Мартович, как думаете, почему в Новосибирске почти нет хороших литературных журналов?

— На содержание хорошего журнала нужны хорошие деньги. У нас был такой толстый литературный журнал — «Проза Сибири», который выходил почти пять лет, в нем печатались как сибирские, так и российские авторы — Кир Булычев, Борис Стругацкий, Александр Етоев, Василий Аксенов, Юрий Магалиф, Татьяна Янушевич, Василий Коньяков — другие замечательные писатели, но пришел дефолт и все скушал.

— Государство почему-то пока не заинтересовано в литературе, по крайней мере, в других городах, кроме Москвы.

— Во всех европейских государствах и в Америке тоже все крупные литературные издания финансируются частными лицами. А государство… Какому государству захочется поддерживать весь этот чудесный литературный сброд, который все время потрясает основы? Нужен частный капитал, но у обеспеченных людей пока другие интересы. Я думаю, с появлением среднего класса, с появлением истинных меценатов появятся и в нашем городе красивые толстые литературные журналы. В советское время все было под колпаком идеологии, сейчас под колпаком коммерции. Что лучше? Работать тяжело при любом режиме.

Хороший признак

Литературные семинары проводятся раз в две недели, на каждом обсуждаются предварительно прочитанные рукописи двух-трех авторов по схеме «оппоненты — авторы». Оппоненты очень подробно высказываются по стилю, языку, композиции и сюжету каждого произведения, в дружеской, порой ироничной, но необидной манере. Авторы — люди достаточно взрослые, для них важно — окунуться в творческую атмосферу, пообщаться с себе подобными. Начинающие же получают шанс попасть в большую литературную жизнь, если, конечно, позволяет талант.

— Человек, который пришел к нам на семинар, рассчитывает на какую-то учебу, — говорит Геннадий Мартович. — Поэтому мы планируем, кроме обсуждения рукописей, вести и теоретическую часть — готовить доклады, посвященные теории и истории русской литературы, и много еще чего.

У Славы Ковалевича пока изданных книг нет, но он надеется на лучшее и не пропустил еще ни одного семинара Прашкевича.

— Мы все разные, каждый пишет о своем, — говорит Слава, — но то ощущение, что ты в кругу пишущих людей, — бесценно. Мне всегда не хватает времени довести свои рассказы до ума, постоянно нужен «волшебный пендель». На семинарах каждый из нас работает не только со своими, но и с чужими текстами, и это заставляет взглянуть на свои рассказы по-новому. Я прихожу сюда, чтобы подумать вместе со всеми и послушать, что думают другие. В основном мое творчество — о проблеме выбора между желанием остаться самим собой и, допустим, поступиться всем для спасения близких людей.

— Геннадий Мартович, а хватает времени самому писать?

— Пишу, конечно. Последние семь лет я отношу к лучшим годам своей работы. Так уж складывается жизнь. Написаны и изданы книги «Красный сфинкс», «Адское пламя», «Золотой миллиард», «Малый бедекер по НФ, или Книга о многих превосходных вещах», в издательстве «Свиньин и сыновья» вышла книга избранных стихов «Большие снега». Напечатаны в журналах романы «Деграданс» (в соавторстве с известным московским писателем Алексеем Калугиным), «Нет плохих вестей из Сиккима». А к концу года планирую закончить роман «Доктор Микробус, или Девятая история Вселенной» — веселая вещь, в которой дети будущего проводят нескучные каникулы на одной из планет Солнечной системы.

Он чуть задумывается и все-таки признается:

— Хотя времени не хватает. Приходят неизвестные люди. Говорят: а я вот написал роман из истории испанской глубинки, сейчас буду вам читать. Другой приносит стихи. Третий желает поговорить о судьбе России. Что делать? Клянусь, таких людей много. И, наверное, это хороший признак…

Рассказы семинаристов Геннадия Прашкевича

Человек с чемоданом

Так уж сложились обстоятельства, и я стал владельцем чемодана. Был он не очень большого размера, покрыт чёрной, неприятной на ощупь кожей. Он закрыт на замок, а ключа у меня не было, так что о том, что находится внутри, я могу только догадываться. Забавная ситуация, я являюсь хозяином неизвестного. Если подумать, раз я не знаю, что в чемодане, значит, там может быть что угодно, верно? Даже самое невозможное, из этого следует, что я могу быть хозяином чего угодно, даже целой Вселенной. А что такого? Разве в чемодан не может поместиться целая Вселенная? Не знаете? Я тоже не знаю, и поэтому осмеливаюсь делать такие грандиозные предположения.

Конечно, в итоге чемодан будет вскрыт, и огромное количество переменных станет лишь одной единичкой в огромных полях информации. Ну а пока я владею тайной. И знаете? Тайной владеть гораздо интересней. Я, пожалуй, не буду вскрывать этот таинственный чемодан. А то вдруг он окажется пустым, или там будет какая-нибудь скучная и неинтересная вещь? А так всякий раз, когда меня будут спрашивать, что там, я могу отвечать, что захочу, и пока чемодан не вскроется, всё это будет правдой. Таким образом, я становлюсь властелином небольшой реальности, упакованной в этот маленький чемодан.

А если в нём кто-нибудь живёт? Будут ли они считать меня за бога? Наверное. И дадут мне какое-нибудь имя. Например, Человек с чемоданом. И это глупое и смешное имя они будут произносить с трепетом. Вот будет здорово!

Тяжкая ноша

«Господи! Какая отвратительная дорога! По ней же совсем невозможно идти! Сплошные ухабы да трещины! А пыль! Фр-р-р! Ненавижу пыль! Да там впереди ещё и туман! А раз там туман, значит, там сырость. О нет! Я же заболею и умру в жутких страданиях! А я ведь уже не такой молодой, сильный и выносливый, каким был раньше. Как это давно было… А сейчас? Мои ноги болят, глаза плохо видят и спину к тому же ломит! Ох! Ах! Нельзя так надо мной издеваться! Этот мой новый хозяин, Жорж, гниль этакая! Взвалил на меня этот груз, причём немаленький. Девяносто килограммов, не меньше. О-о-о! Моя бедная спина. Мало того что я страдаю от тяжести, меня ещё и мучает голод. Ничего не ел ведь со вчерашнего вечера! Так и околеть недолго! Но это ещё цветочки. Этот Жорж меня ещё и палкой бьёт. И кричит на меня: «Пошевеливайся, ишак!« Какой я ему ишак! Я осёл благородных кровей! Я не потерплю с собой такого обращения! Слышишь, Жорж, змей ты этакий!? Я ещё отыграюсь! Ты меня понял!?»

Но Жорж не понимал, что ему говорит осёл. Он не знал ослиного языка. Он слышал просто, как осёл кричал: «Иа-иа!». Так они и шли вместе по дороге. Человек с палкой и благородный старый осёл с тяжкой ношей на спине.

Арсений ЛИТВИН


Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
При температуре и признаках ОРВИ гражданам следует оставаться дома и вызвать врача из поликлиники по месту жительства. Порядок лечения – необходимость госпитализации или лечения на дому определит медицинский работник, исходя из конкретной ситуации, пояснили в министерстве здравоохранения Новосибирской области.
Правительство России выделит Роструду из резервного фонда 35,6 млрд рублей на выплаты пособий по безработице в России до конца года. Отмечается, что у некоторых регионов сложилась задолженность по выплатам безработным.
Новосибирцы жалуются на нехватку лекарств в аптеках. В первую очередь, жаропонижающих и противовирусных препаратов. Несколько обращений поступило в общественную приемную губернатора. В правительстве собрали совещание, на котором обсудили сложившуюся ситуацию. Корреспонденты ОТС отправились на стратегический склад, чтобы оценить запасы медикаментов.
Лодочные переправы, паромы, «передача», военный понтонный мост – эти ниточки связывали два берега великой Оби сотни лет. Наконец-то, в 1925 году на первом генеральном плане Новосибирска была нанесена полоска капитального моста. Именно в том месте, где он сейчас и находится. Но его постройка и открытие оттянулись на 30 лет.
Как быстро и просто узнать, больны ли вы коронавирусом? Ответ на этот вопрос нашел врач-педиатр высшей категории, телеведущий, кандидат медицинских наук Евгений Комаровский. Доктор предложил понюхать тряпку, натертую чесноком.
Депутат Госдумы Евгений Фёдоров выступил с предложением продолжить выплаты детям от 3 до 16 лет. Фёдоров считает, что выплата в размере 10000 рублей семьям с детьми может быть начислена и в третий раз. По его мнению, такие выплаты должны стать регулярными.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^