Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

По дну города

2008-08-16

Неровные стены, то принимающие очертания какого-то помещения, то уходящие куда-то в стороны, отчего усиливается ощущение бесконечности пространства.

Прогнивший пол, балки, куски железа, валяющиеся всюду. Разбитое зеркало в многолетней пыли отражает безликое существо в противогазе и помятой куртке. Внезапно гаснет фонарь, и наступает кромешная тьма.

— Достань второй, этот, похоже, перегорел.

Диггеры всегда носят запасные фонари. Без света потерять ориентацию под землей очень просто — так же, как намазать хлеб малиновым вареньем. «Кануть в Лету» — это про них, спускающихся под землю и исследующих все заброшенные объекты.

Не те магистрали

Они не любят, когда их называют диггерами. Более предпочитают именоваться сталкерами — т. е. проводниками. Они не называют точных объектов своих экспедиций, как, впрочем, и имен. Поэтому главного героя будут звать просто Сергей. Если хотите, то диггер может вполне сойти и за фамилию. Итак, Сергей Диггер влился в движение диггеров (увы, неизбежная тавтология) где-то полгода назад. Его пригласил знакомый прогуляться по одному заброшенному месту в центре (удивительно, что в центре есть еще места, которые все еще заброшены). Сергея прогулка настолько впечатлила, что потом он стал водить туда своих знакомых и знакомых знакомых. Один из таких «подземных авантюристов» увлекся идеей всерьез и вышел на тех, кто занимается этим давно и профессионально. «Этим» — то есть снаряжением любительских экспедиций на заброшенные наземные объекты, города, бомбоубежища и прочее. На самом деле попасть в эту тусовку очень непросто: чужих там не любят — лишняя ответственность. Поэтому прежде чем пополнить свои ряды, семь подземных рудокопов проверяют новичков на «свой — не свой».

— Что влечет вас на эти объекты? Простая человеческая жажда приключений?

— Влечет в первую очередь ощущение неизведанного. Не важно, первый раз ты на этом объекте или второй. Интересно, что там, внизу. Каждый раз находишь что-то новое.

— А что можно найти под землей, помимо новых ощущений?

— Старые вещи. Часто — противогазы. Было даже так, что нашли целую коробку вполне нормальных противогазов, т. е. действующих. Кстати, вам, наверное, будет интересно узнать, что на одном из объектов нашли газету «Вечерний Новосибирск». По-моему, года 1978. Дело было так: мы бродили по бомбоубежищу и наткнулись на комнату типа кабинета. В ней стоял стол, на котором лежали старые газеты, в том числе и «ВН».

— Как вы находите эти объекты?

По-разному. Иногда кто-то рассказывает о них — едем проверять. Иногда специально выискиваем по Интернету — например, пользуемся услугой Яндекс. Карты, где можно посмотреть и оценить местность. Когда нет совсем ничего нового, то просто посещаем старые объекты. Очень часто мы едем на объект, обладая минимальной информацией о нем. Однако на месте, непосредственно внутри самого объекта, мы находим какие-нибудь документы и узнаем, куда же забрались.

— Вы ищите только в пределах города?

— Нет. Выезжаем и в область. Если говорить о городе, чаще исследуем либо бомбоубежище, либо заброшенные заводы. В область мы выезжаем для того, чтобы, например, развеять какую-нибудь легенду о нашем городе. Так, есть легенда о том, что где-то в Новосибирской области есть особый макет на случай войны. Там, если наш город будет подвергнут нападению, должны загораться фонари на определенных улицах, по мысли врага, магистральных. На самом деле это будут обычные улицы. Никто найти этот макет не может. Мы даже не знаем, существует ли он на самом деле. Однако пытаемся найти.

Чьи голоса у пустоты?

Они почему-то не любят, когда их называют диггерами, озвучивают их имена и обнародуют лица

— Как выглядит типичный сталкер?

22–25-ти лет. Несовершеннолетних обычно не берем. Опасностей-то немало, ответственность большая. Одет в какое-нибудь тряпье. В ту одежду, которую замарать или даже порвать не жалко. Кто-то носит камуфляжную форму. Обувь удобная. На голове противогаз, потому что часто в воздухе бывают всякие примеси, ядовитые газы. В руках — фонарь. Это тот набор, который всегда есть у сталкера. Кроме того, часто с собой берешь так называемый «аргумент» — обычно это газовые баллончики на случай непредвиденных обстоятельств. Если это подземный объект, то нужно брать с собой минимальное альпинистское снаряжение. Ведь на заброшенных объектах довольно опасно. Часто бывает, что пол проваливается, потому что трухлявый уже.

— А про непредвиденные обстоятельства можно подробнее?

— Опасность может быть и не только в том, что пол под тобой может проломиться. А и в наличии гостей.

— ??

— Ну вот, например, недавно я с другом пошли на один из объектов, находящийся в центре города. Там со всех сторон кусты, прямо заросли большие. А мы идем ночью, ничего практически не видно. И тут я услышал голоса. Мы сначала поприкалывались, что нам это с перепугу кажется. Когда уже практически дошли до цели, тут к нам из-за кустов, практически из ниоткуда, тихо так выскакивает мужчина, бомж. И кричит другому: «Спускай собаку!» Где-то на другом конце, невдалеке, срывается собака. Причем по лаю это далеко не пекинес там какой-нибудь, а скорее всего, овчарка. Мы еле-еле убежали тогда.

— Ого!

— Это еще что! Однажды мы нашли убежище гастарбайтеров. Заходим в одно из бомбоубежищ, а там на полу валяются джинсы какие-то, кроссовки. И слышим за одной из массивных дверей голоса. Мы попытались открыть. На двери было четыре засова. Один из нас подходит и открывает. Раз — один засов открыл, два — еще один. Начинает открывать третий и видим, как кто-то с обратной стороны закрывает первый засов. И тут мы слышим голоса с акцентом, таким характерным. Ушли, сорвалась поездка, к сожалению.

Как сэкономить время на пробках

— Какой объект запомнился больше всего?

— Каждый чем-то запоминается… (задумывается). Не знаю, меня, например, поразил тот факт, что под оперным театром есть подземные этажи, по-моему, семь штук. Там стоят холодильные камеры. Вообще есть такая легенда, что когда он строился (а строился театр во время войны), строители хотели сделать супер-пупер современное здание, в котором театр превращался бы в бассейн. Прикольная идея. Раньше там часто бывал, а сейчас не получается. Путь, по которому ходили, закрыли.

Потом Сергей вспомнил еще легенду о том, что весь Новосибирск связан подземными переходами. В частности, он приводит в пример людей, которые попали под землю где-то в районе Автовокзала, а вышли в Академгородке. Все расстояние они прошли под землей. Более того, уверяет Сергей, под землей можно пройти от речного вокзала до железнодорожного, а оттуда — до площади Калинина. В общем, в том, что все сталкеры не опаздывают на работу, стоя в пробках на Большевистской или на Красном, можно не сомневаться. Осталось только купить велосипед (хотя, наверное, многие из них уже так и сделали) и прилепить на него яркий фонарь. И в одиночку рассекать тьму подземелья, опасаясь разве что крыс-мутантов, обколовшихся фиолетовых черепахообразных тараканов, живущих в черепах невинно убиенных страшными чудищами огромных двухметровых квадратных грибов и просто маленьких зеленых человечков.

Про маленьких зелёных человечков

Все описанное абзацем выше живет на самом деле. Иначе откуда эти непонятные шорохи, непонятные падения на пустом месте и прочее?

— Не страшно оставаться тет-а-тет с темнотой?

— Всегда присутствует не страх, но ощущение неизведанного. Конечно, волей-неволей веришь в мифические существа, которые то кусают за ноги, то просто толкают. Бывает, что просто спотыкаешься сам по себе в темноте. Или слышишь чьи-то шаги, хотя, по идее, никого нет. Однажды я с другом пошел под землю, взяв с собой только два фонаря. У одного из них села батарейка, а второй неожиданно потух. Мы очутились в сплошной темноте. Страшно было, конечно, но так, чтоб сильно испугались, — нет, такого не было. Хотя всех этих крылатых и ползущих мы легко вспомнили из биологии. Ничего, достали зажигалки, стали определять, где выход. Поэтому настоящий диггер все же носит с собой запасной фонарь и комплект батареек.

— Наверное, в связи с наличием-таки этих существ девушек среди сталкеров не наблюдается?

— Вот тут ты ошибаешься. Девушки тоже ходят в походы. И их не так уж мало.

Легенды всегда притягивают. Кто знает, может, однажды новосибирские сталкеры откопают ту самую карту. А может, просто мешок золота. Или еще что-нибудь, что еще не прикарманили бомжи и гастарбайтеры.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
Термин «сомнительный анализ» теперь исчезнет из результатов тестирования на COVID-19 в лабораториях Новосибирска. Теперь лаборатории получили новый референтный статус, позволяющий им ставить либо положительный, либо отрицательный анализ. Ранее результаты местных лабораторий приходилось подтверждать в Роспотребнадзоре.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^