Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Мы друг друга любим!

2008-08-27

В комнате семьи Бирюлиных — настоящая выставка творчества, на которую приходят посмотреть все соседи. На тумбочке — куклы Барби в красиво связанных ажурных платьях.

Мама всему научит

— Это наша старшая Люба связала, — с гордостью говорит приемная мама Елена, — она у нас все умеет: и вязать, и вышивать, и фотографировать.

На столе — масса рисунков, вышивок и поделок — из теста, из бумаги, из картона — всего и не перечислить.

— А это младшие делают, — рассказывает мама. — Любаша им, конечно, помогает.

Где три — там и четыре

— А кто их всему этому учит?

— Я, конечно. Прихожу с работы и обязательно занимаюсь. Мы с ними все успеваем сделать: и потанцевать, и попеть, и порисовать, и дом убрать.

В семье Бирюлиных — четверо приемных детей, родных «бог не дал», но эти дети — свои, сыновья и дочки, и без них супруги уже не представляют своей жизни. Елене Ивановне скоро исполнится 50 лет, ее мужу — Сергею Александровичу — немногим больше.

— Мы давно с мужем хотели взять ребенка, — рассказывает Елена Ивановна. — Я мечтала о дочке-первокласснице, но боялась, что не смогу полюбить приемного ребенка, да и старшая сестра Галина все отговаривала меня. Она у нас самая главная. А у нее, кстати, родных детей двое и четверо приемных.

Старшая сестра Галина слышит и смеется — в их семье вообще очень весело. Она тоже вместе со своим мужем и детьми приехала в лагерь, да и живут они в соседних домах, практически одной большой дружной семьей.

— Решили взять первоклассницу, а тут сестра неожиданно говорит: возьмите Любашу из детского дома, девочка — просто чудо, — продолжает Елена Ивановна. — И правда, я ее сразу полюбила. Год назад мы стали общей семьей, теперь Любане нашей шестнадцать. У нас взаимоотношения сложились сразу, я решила разговаривать с ней, как со взрослой. Рассказывала о том, как мы жили без нее, о своем и папином детстве, о родителях. Она разговаривала сначала неохотно, а потом понемногу начала «оттаивать».

Елена Ивановна постоянно прерывает свой рассказ — со своими делами подбегают ребятишки Анютка и Толя — младший Дениска еще не проснулся. Они обнимают и целуют свою маму и без конца спрашивают: «Мама, а что надеть?» — и сверкают любопытными глазками — с кем это и о чем она разговаривает. Двойняшки собираются на улицу, а одеты так, что позавидует любой родитель. Елена поправляет на них одежду и отправляет: «Интересно, а чем это ваш папа занимается? Бегите к нему!»

А сама снова улыбается:

— Папа у нас — большой ребенок. Но вы не поверите, мы с ним по-настоящему жить начали, когда у нас появились дети. Раньше как было? Придешь с работы, спросишь: «Сережа, кушать будешь?» Посидим молча, поедим перед телевизором — и все. А сейчас — и посмеяться, и поругаться, все как надо. Теперь у нас есть все. Мы — настоящая семья. После Любы я все-таки еще хотела взять девочку-первоклассницу, пришла, мне Анютка понравилась, а у нее есть брат-близнец Толя. Папа сказал: «Пусть будет мальчик, сын». Все-таки все отцы хотят сына, а матери — дочку. А Дениску, ему шесть лет, уже Любаша попросила взять, это ее старшей сестры, которая тоже лишена родительских прав, сын. Любаня все крутилась вокруг да около, рассказывала мне, какой он хороший. Все ходила к нему, навещала. Тогда я сказала ей: «Любаша, говори уже, что хотела сказать», а она мне: «Мама, давай возьмем Дениску, пожалуйста!» Конечно, как же не взять.

Не все понимают…

— А вы хотели бы официально усыновить детей?

— Отталкивает возня с документами. С Любиными было как-то попроще, а с документами близнецов намучились: нужно оформить много бумаг. Мы набегались, и не всегда находили поддержку в тех людях, которые, казалось бы, должны помогать в таких ситуациях.

— Не боитесь, что придут биологические родственники детей и заберут их?

Старший Бирюлин вместе с сыном Денисом

— Нет, не боюсь. Не нужны им дети, да и дети сами не пойдут. Анютка, ты любишь маму? — спросила Елена у дочери, которая подбежала к ней с очередным вопросом.

— Очень! — ответила девочка. — И мама меня так сильно любит и никогда не ругает! Мы друг друга любим!

— Ну, это она привирает! — Елена снова смеется. — Иногда приходится и поворчать, за дело, конечно — свои же.

Когда Люба подросла, у нее вдруг объявились родственники: детдомовским, ведь дают квартиры. Видимо, надеялись на что-то. Но Люба даже общаться с ними не захотела. А двойняшки жили еще в более тяжелых условиях. Характеры у детей очень разные. Аня — ласковая, Толя — более замкнутый. Им с Анюткой нынче идти в первый класс, мы давно уже подготовились. Дениска вел себя настороженно первое время, практически ни с кем не разговаривал, но такого не было, чтобы кто-то к кому-то испытывал неприязнь: дети между собой дружат. С Любой вообще конфликтов ни разу не было, ей что-нибудь говоришь, а она смотрит на меня и говорит: «Мама, я все поняла». Ни разу на меня не обиделась. Я ее всегда учу, что проблемы и обиды нужно высказывать сразу, тогда и разногласий не возникнет.

— Поначалу, наверное, было очень сложно?

— У них, конечно, были проблемы с поведением. Главное — пережить первые минуты, ведь ребенок перевозбужден, не может толком поесть, уснуть. Потом, когда ребенок понимает, что все — это его семья, он начинает понемногу успокаиваться и поначалу постоянно спрашивает: «Мама, а ты меня никому не отдашь?» Многое они не знают, конечно. У сестры дочка даже не знала, что такое помидор и огурец. А я Любаню так научила готовить. Как-то поставила на плиту варить бульон, нарезала овощи, а сама пошла в огород, сеять морковку. Ее попросила, как бульон сварится, насыпать в него овощи. Прошел час. Люба спрашивает: «Мама, а уже можно овощи бросать?» Через пятнадцать минут: «А воду, мама, нужно выливать?»

— Я почувствовал, что я — папа, на следующий день, когда взяли близняшек, — вступает в разговор папа Сережа. — Ох, времечко было! Они никогда не видели такой свободы: носились по дому и создавали такой бардак…

— А теперь папа сам как ребенок, даже мультики смотрит с ними вместе… — вставляет мама.

— Да, мультики я люблю посмотреть…

— Вас никто не мучает разговорами о том, что вы взяли детей из-за зарплаты?

— Говорят, конечно, — всплескивает руками Елена Ивановна. — Да не нужны нам деньги детей! Мы с мужем оба работаем, у нас хорошая зарплата, большой дом. Мне от детей денег не нужно. Другое дело, когда люди берут к себе детей, а у них нет другой работы. Но в этой ситуации я не вижу ничего плохого.

— Люба уже взрослая, задумываетесь о ее будущем?

— Конечно, мы и в дальнейшей учебе будем им помогать, а как же иначе? Любу настраиваю, чтобы закончила одиннадцать классов, если потянет, конечно. Ребятишкам из детских домов оценки завышают, а знаний у них маловато. Хочется, чтобы дочка стала медсестрой, работа хорошая, всегда ее выручит. Захочет куда-то еще — пожалуйста, всегда поможем. Лишь бы нам сил хватило.

— И внуков нянчить будете?

— А как же иначе? И внуков будем нянчить!

— Приемные семьи периодически проверяет комиссия. Это не раздражает?

— Нет. Мне нечего скрывать. Когда все хорошо, то и скрывать нечего. Я понимаю, что это их работа. А знаете, что самое главное? Самое главное — ребенка любить не за то, что он красиво поет или танцует, а за то, что он есть.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
18.10.2020 Видео
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
26.10.2020
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
22.10.2020
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
22.10.2020
Термин «сомнительный анализ» теперь исчезнет из результатов тестирования на COVID-19 в лабораториях Новосибирска. Теперь лаборатории получили новый референтный статус, позволяющий им ставить либо положительный, либо отрицательный анализ. Ранее результаты местных лабораторий приходилось подтверждать в Роспотребнадзоре.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^