Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

На государство надейся, но сам не плошай!

29.08.2008
По такому принципу живёт сегодня сибирское село.

По такому принципу живёт сегодня сибирское село

Два года назад, в канун большой жатвы 2006 года, мы встретились с заместителем председателя комитета по аграрной политике областного Совета директором ЗАО «Черемошинское» Геннадием Антоновым и опубликовали беседу с ним под заголовком «Всех крестьян выгоднее переселить в город?»

И вот новая встреча ровно два года спустя. Что изменилось в судьбе российского крестьянина и, в частности, в нашей области? Ведь за два года не только много воды утекло: работает общегосударственный приоритетный национальный проект развития АПК, второй год действует местный закон о поддержке сельскохозяйственного производства, изменились и цены на рынке, в том числе сельскохозяйственной продукции.

Поэтому искать вопросы для беседы корреспонденту нашей газеты не пришлось…

— Геннадий Петрович, прежде чем вернуться к содержанию нашего разговора двухгодичной давности, расскажите, пожалуйста, как сегодня дела в «Черемошинском»?

— Сравним с предыдущим годом. В целом виды на урожай получше, чем в 2007 году. И зерновых, и кормовых культур, и многолетних трав. Сегодня мы уже завершили заготовку грубых кормов и приступили к жатве. Все объективные показатели говорят о том, что год прошёл не зря, наши усилия будут вознаграждены, есть, как говорят, подвижки в улучшении качества жизни сельского жителя.

— Ваш начальник управления сельского хозяйства Краснозёрского района Владимир Круть говорил в канун жатвы, что по району ожидается около 16–17 центнеров зерна с гектара, а это далеко за 200 тысяч тонн валового сбора пшеницы по району в целом.

— По району, надеюсь, так и получится, если, конечно, дожди окончательно не положат хлеба. Но нужно иметь в виду, что Краснозёрский район огромный, он включает в себя территорию бывшего Веселовского, а это уже Кулунда, с её непредсказуемым климатом и другими по составу почвами. Приведу пример: в 2007 году у наших соседей в ЗАО «Новомайское» за год выпало 750 миллиметров осадков, а в ЗАО «Черемошинское» — 150 миллиметров. Понимаете разницу?

И в этом году у нас на 1700 гектарах, примыкающих к Карасукскому району, первый дождь прошёл 19 июля, когда уже колос сформировался. Поэтому нельзя в сибирских условиях подходить с одной меркой к хозяйствам не только разных районов, но существенная почвенно-климатическая разница есть даже в пределах одного района.

Но тем не менее по 16–17 центнеров на круг с 13,5 тысячи гектаров мы тоже надеемся собрать. И качество зерна в Краснозёрке традиционно хорошее.

— А как дела в животноводстве?

— Сложно. Губернатор перед нами ставил задачу увеличить производство молока на 10–12 процентов, мы с ней справились: за полгода у нас была прибавка на 15 процентов. Существенно обновили дойное стадо, войдем в зиму с растёлом нетелей, а это свежие силы, и теперь вся надежда на то, что молоко, наконец, у нас будут покупать чуть подороже. Потому что то, что происходит сейчас, иначе как издевательством не назовёшь. Цены на горючее за последнее время выросли вдвое, а закупочная цена на молоко упала в полтора раза. Молкомбинаты говорят, что затоварились, у них скопились большие запасы сухого молока, его ведь вечно хранить не будешь.

В этих условиях трудно быть оптимистичным. Средства массовой информации сообщают, что в мире дефицит продовольствия, недоедает почти миллиард населения Земли, а у нас молоко не берут, и я, по сути, нищий, в то время как те, кто у нефтяной скважины, лопаются от денег. Вряд ли можно назвать такое положение дел продуманной государственной политикой. К тому же наша отечественная сельскохозяйственная продукция продолжает конкурировать с дешевым импортом. Общеизвестно, что на Западе фермер получает серьезную дотацию от государства.

— Но ведь и у нас давно действует приоритетный национальный проект, принят и работает областной закон о поддержке сельскохозяйственного производства, где заложены дифференцированные выплаты на выравнивание почвенно-климатических условий?

— Начнем с последнего: эта помощь якобы на выравнивание условий очень незначительна, хотя сделан первый шаг, и то хорошо. Далее — о национальном проекте: о нём попросту стали забывать. И в Сибири мы ощущаем его только в предоставлении льготных кредитов, когда процентная ставка полностью погашается областью и федерацией, что тоже неплохо. В этом году мы, например, купили новой техники на 14 миллионов рублей, а в целом хозяйства района вообще набрали кредитов на полмиллиарда рублей.

— Но ведь всё равно придётся расплачиваться?

— Пока, можно сказать, повезло: урожай действительно ожидается приличный, и все-таки нельзя забывать, что год от года те, кто имеет кредит, планомерно улучшают культуру земледелия, что, кстати, позволяет делать и новая техника. Но чтобы покупать её, нужно наращивать и наращивать объемы производства сельхозпродукции. Сравним: если в промышленности ежегодный прирост производства составляет 5–6 процентов, то мы увеличиваем на 10–12. Сельское хозяйство области реально превращается в ведущую отрасль экономики. Казалось бы, и карты в руки: сюда должны перетекать инвестиции, здесь люди должны жить все лучше и лучше, чего, к сожалению, не происходит или происходит слишком медленно. То есть разрыв в уровне жизни сельского и городского жителя чрезвычайно высок, и работоспособное население по-прежнему перетекает в город.

Хотя справедливости ради нужно признать: принятие областного закона о поддержке сельхозпроизводства, когда из областного бюджета ежегодно на нужды села отпускается миллиард триста миллионов рублей, — это впервые за многие годы после перестройки и реформ сдвинуло наше село с мёртвой точки. Сельские жители вздохнули немного свободнее. Мы, например, тоже подняли среднюю зарплату в нынешнем году в полтора раза, это получится где-то около шести, плюс домашнее хозяйство, и жить уже можно.

— На недавнем Сибирском форуме социальных работников в одном из докладов учёного-социолога я услышал, что по уровню жизни сельский житель уже приблизился к горожанину…

— Вот как! Это значит, что уже подсчитали всё, что зарабатывает крестьянин на производстве и на подворье. С большой натяжкой, может быть, так и есть. Но ведь нужно иметь в виду, что после рабочего дня у сельского жителя — огород, скот, обустройство на зиму, заготовка топлива и т. д. Нужно говорить в целом о качестве жизни, и здесь разница весьма существенная, а в некоторых селах — катастрофическая. К тому же сельский житель ещё заботится и о детях, которые учатся в городе, а это несравненно большие расходы, нежели если ребёнок дома, и т. д.

Но все-таки положительные изменения есть, значит, есть и государственная политика по отношению к селу?

— Она только начинает проявляться. По-прежнему очень много разговоров и мало дела. Когда стали много говорить о приоритетном национальном проекте, а потом главный куратор нацпроектов стал президентом, когда бывший премьер становится вице-премьером, курирующим АПК страны, казалось бы: ну теперь крестьянство, наконец, заживёт! Не тут-то было. Участь сибирского крестьянина похожа на полевого жучка, попавшего в приёмный бункер элеватора. Стою однажды и смотрю, как он, жучок, вверх по текущему вниз зерну пытается выбраться наружу. Вот он уже достиг почти края бункера, скоро свобода, но подходит новая машина, и новый поток зерна накрывает его полностью…

Надо сказать, что недавно я видел пример настоящей государственной заботы о сельском хозяйстве, только было это — неловко говорить — в государстве Израиль. Специальный правительственный орган постоянно осуществляет мониторинг цен на сельскохозяйственную и иную продукцию, и государство немедленно реагирует на возникающие диспаритеты. Это гибкая экономическая политика, которая отнюдь не сводится к дотациям, способов выравнивания условий для производства множество.

Ладно, Восток, особенно Ближний, дело тонкое. И государство Израиль по масштабам — это, конечно, не Россия. Но почему я в селе должен работать втёмную? Я не знаю, какая цена на зерно, молоко, мясо будет завтра. В прошлом году мы купили хорошие семена гороха и посеяли с надеждой хорошо заработать. Урожай неплохой, но вот недавно узнаём, что якобы гороха в стране много, и мы чуть ли не зря старались.

— Но спрос и цену ведь действительно определяет рынок? Вам достаточно как следует посидеть за компьютером и в Интернете вы найдете всё, что нужно! Если не сам, то экономист. Если не умеет, его легко в Новосибирске научат.

— Рынок определяет не всё и не на все сто процентов. В развитой экономике всегда присутствует плановое начало. У нас есть управленческие структуры, которые пока только преимущественно спрашивают. Почему бы им на себя не взять аналитические функции? Сверху донизу — от министерства до районного сельхозуправления? Масштаб знаний, компетенция нашего экономиста объективно никогда не будет равной специалисту, который на этом собаку съел. Я думаю, что в родном Отечестве найдутся люди, в том числе и ученые, которые в новых условиях хозяйствования — это же не директивная экономика — подскажут: вот в Кулунде лучше сеять такие-то культуры, а в Барабе — вот это. А в северных районах вообще лучше скот на мясо разводить и т.д. Россия, разумеется, не Голландия, но обидно становится, когда при наших просторах и землях мы половину продовольствия покупаем за рубежом.

— Скажите, а вот сейчас есть такой орган, ассоциация или что-либо другое, который бы последовательно отстаивал интересы крестьянства, в том числе и перед правительством?

— Попытки делаются, разного рода союзы и даже партии создаются, но, как правило, сверху. А это значит, что они обречены на слабую, еле заметную роль. Видно, пока мы сами, сельхозпроизводители, не объединимся и не скажем свое веское слово, толку не будет. Известно, что мукомолы, хлебопёки, перекупщики зерна и торговля в этих вопросах гораздо более мобильны. У нас иная специфика, больше варимся в собственном соку. Хотя, знаете, иногда думаешь: не хватало ещё, чтобы крестьянство начало играть в политические игры! Но государство, правительство, вообще власть должны понимать: кончилось то время, когда сельского жителя даже в многотерпимой России можно держать в кабале. Симптомы этого нового сознания за судьбу российского и сибирского села есть. Дай Бог им развиваться быстрее!

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Битва за бюджетные места идет среди желающих учиться в вузах Новосибирска летом 2020. На специальность «Менеджмент» в НГУЭУ конкурс – более 100 человек на место, «Экономика» в НГТУ – 96 человек, «Переводчик английского языка и русского жестового языка» - 29 человек на место. «Африканистика» в НГУ – 22 человека на место. И это не предел – цифры растут ежедневно.
Двое мужчин в тельняшках попытались бесплатно забрать арбузы и дыни у торговца, применив силу. Видео инцидента разместили федеральные СМИ.
05.08.2020
Материальную помощь для подготовки школьников к новому учебному году могут получить многодетные семьи Новосибирска. Деньги из областного бюджета выплачивают на приобретение одежды и школьных принадлежностей.
04.08.2020 Жилье. ДОМ
В Новосибирске открылись продажи 17-этажного многоквартирного дома № 2 ЖК «Акация на Ватутина». Срок сдачи жилого комплекса – первый квартал 2022 года. Стоимость квартир в новом доме начинается от 1,62 млн.
Еще один участок дорожного полотна после реконструкции тестируют специалисты. Четыре километра трассы Новосибирск-Колывань-Томск после ремонта должны выдержать и непогоду, и испытания большегрузами.
День города 2020 жители Искитима отметят в субботу, 8 августа. И-за пандемии коронавируса праздник пройдет в новом формате - онлайн, массовых мероприятий на улицах города не планируется. Не будет и фейерверка.

x^