Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Суицид понарошку

2009-08-22
Юлия Зацепина
Суицид понарошку
Кто-то называет их сумасшедшими, кто-то завидует их смелости, но факт остаётся фактом — роупджамперы в Новосибирске набирают популярность, и желающих попробовать шагнуть в пустоту становится ощутимо больше с каждым разом.

Роупджампинг — это прыжки с высоких объектов на альпинистской верёвке (от английских слов «roup» — верёвка и «jump» — прыгать). В Новосибирске у роупджамперов семь объектов — это здания, мосты, вышки. Самая высокая точка — 113 метров — вышка за Хилокским рынком.
В Новосибирске такое развлечение организовала команда «Земля прыжков». Ребята приехали из Новокузнецка на лето. Один очень деятельный парень Сергей из нашего города пришёл первый раз прыгнуть, да так и остался с ними в качестве новосибирского представителя. До этого он уже пробовал экстрим в разном виде, и сейчас у него очень лихо получается крепить верёвки и инструктировать прыгающих.
Девятиэтажный ужас
На этот раз объект — недостроенный девятиэтажный хирургический корпус, с него роупджамперы прыгают чаще всего. Находится он в черте города, добраться до него не так уж сложно. Ориентируясь по карте, которую для всех желающих выложили организаторы в своей группе на сайте «Вконтакте», я подхожу к заросшему со всех сторон зданию с пустыми проёмами окон. Немного страшно, потому что никаких признаков присутствия здесь роупджамперов и кого бы то ни было вообще не наблюдается. Но тут, совершенно неожиданно, с другой стороны здания слышится нечеловеческий вопль: «Аааааааааа!» Значит, роупджамперы расположились именно там, и туда-то мне и надо.
Теперь главное — как-то забраться наверх. А это оказалось не так уж просто: везде какие-то бетонные плиты, дыры в полу, железные штыри, а саму лестницу сложно найти. В конце концов всё-таки нашлась, хотя для этого пришлось изрядно побродить по грязному и заброшенному лабиринту недостроенных перегородок и шахт лифта. Но чтобы подняться по этой лестнице, нужно ещё собраться с духом: никаких перил, разумеется, нет, и кажется, что ступеньки вот-вот рухнут под ногами вместе со всем зданием. Внезапно меня догоняет какая-то девушка, радостно улыбается и спрашивает: «Ты тоже прыгать? А я только что! Это так крууууто!» И бежит по лестнице впереди меня.
Наконец мы добрались до крыши.
Не ожидала увидеть здесь столько людей! Почти все с фотоаппаратами и камерами. Какой-то парень стоит на краю крыши уже в альпинистской обвязке и пытается выглядеть весёлым и бодрым. Но не прыгает.
— Эй! Сколько можно-то уже! У нас лимит «стоять и бояться» — 15 минут! — кричат ему организаторы.
Те, кто стоят рядом с ним, но на безопасном расстоянии от края крыши, шутят и подбадривают.
— Пры-гай! Пры-гай!
— Давай! Покажи класс! Чтобы мозг на километр размазался!
— Посмотри в камеру! Фото на памятник!
Да уж, юмор у них еще тот... Но что же он в самом деле не прыгает-то? Подхожу к краю, смотрю вниз и инстинктивно отшатываюсь назад — жутко страшно, если честно. И так захотелось сразу крикнуть бедному парню: «Ты что делаешь?! Не прыгай! Тебе что, жизнь не дорога?» Но он, кажется, как раз собрался с мыслями и ка-ак кинется вниз!
В отличие от девушки, которая прыгала перед ним, он не кричал в полёте. Зато когда начал раскачиваться на верёвке с чудовищной амплитудой, такое начал вопить! К сожалению, я не могу этого повторить — там, мягко говоря, маловато цензурных слов. Стоящие на крыше радостно захлопали, засвистели, защёлкали фотоаппаратами. К этому моменту я уже совсем передумала прыгать и решила осмотреться пока, разведать обстановку.
Ради чего?!
Интересно всё-таки, почему люди прыгают? Что их заставляет и чего они ждут от прыжка? И как вообще можно решиться на такой шаг — добровольно рискнуть жизнью?
— Я недавно с парнем рассталась, — печально рассказывает маленькая хрупкая девочка. — Так плохо, ничего не помогает. Решила вот прыгнуть и как бы начать жить с чистого листа. По-моему, это как суицид. Только понарошку.
— Эх! Страшно-то как! Сейчас бы рюмку коньяка — вот тогда бы я как прыгнул-прыгнул! — сетует парень с большим профессиональным фотоаппаратом. — На трезвую голову ни за что не решусь. Третий раз приезжаю уже и только фотографирую...
С ним многие соглашаются, но на этот счёт правила у организаторов очень строгие — никакого алкоголя на объекте. И в нетрезвом виде никто до прыжка не будет допущен.
Но кому-то алкоголь явно не нужен. Да и вообще ничего не нужно, кроме как прыгать-прыгать-прыгать...
— Я — полноценный адреналиновый наркоман, — с большим чувством, отвлёкшись от своих мыслей, заявляет парень с длинными волосами и в майке «Кипелов». И снова уходит в себя, глядя поверх деревьев и напевая глубокомысленно «Беги, беги за солнцем...».
А прыгает он действительно смело — вниз головой, «рыбкой». Не каждый так сможет: те, кто прыгали, говорят, что очень хочется инстинктивно сжаться в комок; даже чтобы руки раскинуть в стороны, и то ощутимое усилие требуется.
Но не для ребят из команды «Земля прыжков». Они не то что «руки в стороны», они даже сальто с лёгкостью крутят в воздухе. Однако это не значит, что им не страшно.
— Бояться — это нормально, — говорит Сергей. — Тот, кто не боится прыгнуть с 9-этажки, — больной человек. Я вот уже раз тридцать прыгал сам, и всё равно каждый раз страшно бывает.
Это, кстати, одна из причин, которая заставляет людей прыгать: многие хотят перебороть свой страх. Глядя вниз, очень хорошо понимаешь: бороться есть с чем — под тобой только воздух. Ну и кусты ещё, которые, кстати, предусмотрительно вырублены для мягкого приземления.
— Лично я прыгаю для того, чтобы перебороть инстинкт самосохранения, — делится опытом Сергей. — Он ведь не позволяет взять и шагнуть в пустоту. Учусь контролировать своё тело.
Однако контролировать своё тело не у всех получается. Некоторые приходят с твёрдым намерением прыгнуть и... не прыгают. Кто-то отказывается уже после того, как заплатил, надел обвязку и встал на край.
— Вчера вот три человека отказались. Какая-то девушка даже прыгнула один раз, а второй раз не смогла. Расплакалась и ушла. Прыгнуть второй раз — самое страшное, по-моему. Потому что ты уже знаешь, какое жуткое ощущение тебя ждёт, но ещё не привык к нему. Дальше уже проще будет.
Это подтверждают многие «летуны».
— Я с ними каждые выходные прыгаю! Один раз попробовал и всё — не могу остановиться, — рассказывает о новом хобби Максим.
— Нас, таких постоянных клиентов, человек тридцать где-то. Моя девушка говорит, что мы психи и маньяки! — гордо добавляет его друг.
Это мнение, между прочим, многие разделяют. Например, милиция.
Буква закона
— В прошлый раз мы прыгали с коммунального моста. Попрыгали часа два, а потом пришли охранники и прогнали нас оттуда, — рассказывает Максим.
— Нет законов, нашу деятельность запрещающих, и нет законов, такое разрешающих, — объясняет Сергей. — Основная претензия, которую нам предъявляют, — это то, что мы находимся на частной территории. Приезжает наряд и просит нас покинуть эту частную территорию. Вот сейчас мы здесь тоже не должны вообще-то находиться.
А кроме того, предлагая прыгнуть с такой высоты на верёвке, организаторы подвергают опасности жизнь и здоровье других людей, а это уже посерьёзнее, чем запрет находиться на частной территории.
— Ни у кого, кто с нами прыгал, не было никаких травм, — убеждает Сергей. — Но недавно мы слышали, что случилась трагедия: какие-то промышленные альпинисты решили прыгнуть с Ильинского моста. Высота небольшая — 15 метров, но они опыта подобных прыжков не имели. Одна девушка упала и чуть позже умерла в больнице. Хотя мы сто раз всем прыгающим говорим, чтобы они не пробовали сами.
По словам ребят из «Земли прыжков», у них, во-первых, всё просчитано — чтобы и приземлиться мягко, и об здание не удариться; а во-вторых, всё снаряжение постоянно обновляется — на его покупку они и берут деньги за прыжки: от 300 до 1000 рублей, в зависимости от высоты объекта.
— Вообще мы собираемся получать лицензию и открывать свой аттракцион, чтобы уж точно никаких проблем не возникало, — говорят организаторы.
Белый медведь
— А ты чего не прыгаешь? Давай-давай! — подбадривают организаторы.
— Может, всё-таки не надо? — Я всё никак не могу решиться.
— На вот обвязку примерь, — успокаивающе предлагает Саша из «Земли прыжков» и начинает надевать её на меня.
— А верёвка выдержит?
— Раз-два-три! Раз-два-три! — перекрикивая жуткий ветер, который постоянно на крыше почти сносит с ног, командует Сергей, и ребята втроём подтягивают немного верёвку, чтобы было больше натяжение.
— Да ты чего, верёвка выдерживает тысячу восемьсот килограммов! У нас по двое на одной верёвке прыгают. А с Ильинского моста мы как-то впятером прыгали! — успокаивает Саша.
Я не успела заметить, как обвязка оказалась на мне. Отступать некуда. Но очень уж страшно! Казалось, я всего пару секунд стою на краю крыши, смотрю вниз, а организаторы уже кричат: «15 минут уже прошли! Прыгай!»
— Главное, не думай про белого медведя! — советуют мне.
Какой ещё медведь?! Оказывается, таким образом пытаются отвлечь особо трусливых «прыгунов».
И с мыслями о белом медведе, о котором теперь уже нельзя не думать, я прыгаю вниз...
Не кричать просто невозможно. Оглашая окрестности воплем «Аааа!», я раскачиваюсь на верёвке и чувствую такой прилив счастья, что и описать сложно. Теперь я понимаю тех улыбающихся, кто уже прыгнул. Но эти пара секунд в свободном падении... Даже на следующий день мне было страшно вспоминать это ощущение — мурашки по телу бежали.
Меня очень мягко опустили на землю, и подъём пешком на крышу теперь совсем не казался хоть сколько-нибудь страшным. После прыжка я тоже неожиданно начинаю храбриться и подшучивать над теми, кто ещё боится. И начинаю понимать тех, кто прыгает снова и снова — в этом прыжке есть что-то такое, из-за чего хочется вернуться и сделать это ещё раз.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
08.04.2021 Видео
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год