Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

На кресте родительской любви

24.09.2009 00:00:00
Ирина Тимофеева
На кресте   родительской любви
Всё чаще бывшие супруги не могут поделить детей.

Эту сцену инспектор по делам несовершеннолетних вспоминает не без внутреннего содрогания. Казалось бы, немало пришлось повидать на такой службе: и голодных юных бродяжек, и отцов, что лыка не вяжут, и лежбищ в грязных жилищах. А тут привезли в дежурную часть троих взрослых — как выяснилось, молодых супругов и бабушку, мать жены, совершенно трезвых, но до того взвинченных, что казалось, вот-вот начнется мордобой. Доставили эту живописную группу родственничков из общежития. Такую ругань и шум устроили, что жильцы соседних комнат забеспокоились, не вышло бы чего криминального. Тем более, что со злобными взрослыми была испуганная, заплаканная девчушка лет трех. Оказалось, тот самый камень преткновения, из-за которого пошла «война».

Жила-была девочка раньше с мамой и папой в близком пригороде, папа ездил на работу в Новосибирск, домой приезжал на выходные. Потом у родителей начались «плохие отношения». Маме не хватало заработанных супругом денег, а она, по мнению папы, «мало занималась с ребенком, подкидывала девочку то своим, то моим родителям». Потом они разошлись, но пока развод не оформили. Отец по-прежнему брал дочку на выходные. Мама, считая себя свободной, нашла другого мужчину. Папа назвал ее «проституткой», она его — «неудачником». Да еще родные с двух сторон подначивали... И однажды отец увез ребенка в город — в общежитие. Следом с непреклонным намерением вернуть дочку явились мама с бабулей. И началась дележка ребенка.

Инспектор ПДН не в силах была успокоить «любящих родителей». Им «до лампочки» были ее объяснения о равных правах матери и отца на детей, о вреде подобных скандалов для детской психики. Пришлось прибегнуть к самому сильному средству: если не найдете компромисса, если не договоритесь, придется девочку на время поместить в приют. Это подействовало, родители присмирели, сказали, что подумают. Но в окно было видно: на улице «любящие» снова начали скандалить, тянули ребенка за слабые детские ручки каждый в свою сторону. Так что девчушка оказалась как на кресте — на кресте «родительской любви».

Пожалуй, такую «любовь» можно воспринимать и в качестве некоего символа сегодняшнего кризиса семьи, как оборотную сторону этого печального явления. Одни дети оказываются брошенными и никому не нужными, кроме государства, других делят, воруют, увозят, прячут...

— Эта тенденция уже довольно заметно определилась, когда родители не могут поделить детей, когда доходит до серьезного противостояния. Таких фактов буквально за последние два-три года становится все больше, — сказала нашему корреспонденту начальник отдела по делам несовершеннолетних Заельцовского РУВД Лариса Иванова. — Ощущение такое, что просто мода какая-то пришла. Да еще и нашим звездам шоу-бизнеса незазорно выставлять на всеобщее обозрение свои проблемы. У родителей по закону равные права на детей. Но люди не хотят решать это цивилизованно, не могут найти общий язык, скандалят, забывают о детях. Женщины после развода пытаются устроить личную жизнь, а бывшим мужьям кажется, что это «аморально» и оставлять ребенка с такой матерью нельзя... Проблема, я бы сказала, молодая, что будет дальше, непросто предсказать. Причины таких ситуаций разные. Или мужчины мстят своим самостоятельным бывшим женам, которые посмели подать первыми на развод. Или после трудных девяностых годов, когда мы все выживали, в мужчинах проснулись отцовские чувства. Или они пытаются пошатнуть устоявшуюся традицию, по которой ребенок остается с матерью, какой бы она ни была...

По закону в подобных родительских спорах разбираются органы опеки, суды. Но острые ситуации выплескиваются и в милицию, в инспекции по делам несовершеннолетних. А ситуации действительно неординарные. В дежурную часть доставляют отца восьмилетней девочки. С ее матерью он не разведен, но вынужден был уйти из семьи — трудные взаимоотношения, да еще и теща со сложным характером. Дочку взял на выходные, а ее мать звонит в милицию: «украл ребенка». И вот сорокалетний серьезный мужчина плачет в прямом смысле перед инспектором ПДН: «Что мне делать? Я хочу жить с женой, я люблю дочку, а ее ко мне даже на выходные не отпускают». А вот другая ситуация. В комиссии по делам несовершеннолетних мать ребенка подписывает заявление, что отныне разрешит бабушке — матери своего погибшего мужа, то есть свекрови, видеться с внуком.

Еще история, можно сказать, трагическая. Летом мальчик тринадцати лет ушел из дома, полтора месяца его искала вся новосибирская милиция. А он то у друзей жил, то где-то в лесах скитался. Нашли. Пацану, пока был в бегах, стукнуло четырнадцать. Так что его «проделки» потянули уже на статьи Уголовного кодекса. Теперь подросток в центре временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей, а в деле восемь эпизодов — мошенничества с телефонами, кражи у знакомых. Ждет суда. Мать извелась комплексом вины. Но что она могла сделать?! Отец, с криминальным прошлым в биографии, увез сына, еще дошкольника, в соседнее государство, бывшую советскую республику, скрывал мальчика, реально угрожал, если мать вздумает идти в суд. Только лет через шесть решил ей вернуть сына. Она все для него делала, но отцовская закваска взяла верх — дрался, бродяжничал, учиться не хотел. И теперь такой исход.

Конечно, ребенка можно и, бывает, даже нужно передавать отцам, есть мамаши, например, сбытчицы наркоты, которые такому папе еще фору дадут. Суть в том, что решать надо по закону и совести, и главное — в интересах детей. А вот требования закона, здравый смысл и истинная забота о ребенке тонут в агрессивности родителей.

Понятно, что не может быть точной статистики, сколько детей подвергаются своеобразной нравственной экзекуции, когда становятся вроде вещи, которую родители тянут каждый на себя. Но, по некоторым экспертным оценкам, в судах сейчас пять-шесть процентов случаев заканчивается тем, что постоянным местом жительства ребенка становится дом отца. Еще несколько лет назад таких прецедентов было не более двух-трех процентов.

Что происходит? Вот мнения специалистов, которые проблему знают не понаслышке и по своим служебным обязанностям призваны блюсти права детей.

Заместитель начальника отдела опеки главного управления образования мэрии Галина Миронченко:

— Проблема эта была всегда и, к сожалению, будет. И всегда одна из сторон будет не удовлетворена. Сейчас, пожалуй, можно говорить об усилении тенденции, когда родители делят детей, безудержно выплескивая эмоции, злобу друг на друга так, что это затмевает разум. Не думают о будущем ребенка, о его психике. Дети в таких случаях нередко используются как определенный аргумент в решении недетских проблем. Большая часть таких ситуаций рассматривается в органах опеки. В судах дела об определении места жительства ребенка самые сложные. Родители борются на равных, судебные процессы становятся более длительными. И ребенок участвует, с десяти лет спрашивают его мнение, с кем он желал бы остаться. Так что эти процессы очень небезопасны для детской психики. Учитывается всё: каковы родители, материальная сторона, жилплощадь и многое другое. Но ведь и субъективную сторону не сбросишь — судьи исходят из своих взглядов, жизненного опыта. Где те весы, что точно указывали бы, с кем остаться сыну или дочке? Так что еще большее значение приобретает родительский разум, умение договориться, к чему и мы стремимся, когда разбираемся с такими случаями. Нынешняя семья, отношения в ней, семейные ценности изменились, больше стало так называемых гражданских браков, а юридически это сожительство. Потому и видим больше драматических ситуаций. Но всегда надо думать об интересах детей...

Руководитель центра психолого-педагогической и медико-социальной помощи «Вита» психолог Вера Аксеновская:

— Прежний институт брака резко изменился. Был мужчина-добытчик, мать-воспитатель, теперь роли меняются. Женщины делают карьеру, мужчины отстаивают свое право отцовства. Мы провели «круглый стол» на тему «Отцовское воспитание как ценность современного общества». А перед этим запустили анкету среди студентов высших и средних учебных заведений Заельцовского района. Опрошено было почти две тысячи молодых людей. Результаты получили любопытные и неожиданные. Например, вот как молодые новосибирцы отвечали на вопрос, какими должны быть функции идеального отца. Добытчик: только по два с половиной процента опрошенных юношей и девушек отметили эту функцию. Наставник: согласны примерно по три процента и тех и других. Отца-защитника предпочли около трети парней и чуть больше четверти девушек. Папу в качестве лидера семьи видят почти сорок процентов девушек и тридцать — ребят. А вот такая, казалось бы, не очень важная функция папаши, как собеседник, оказалась очень востребованной у сыновей и дочерей — ее подчеркнули около сорока процентов опрошенных. Что ж, выходит, нынешним молодым не хватает отцовского внимания, общения. Для большинства примером стали отец, дед, дядя. Друга в своем папе хотели бы видеть девять процентов ребят и тринадцать процентов девочек. Такие результаты наталкивают на серьезные размышления. Роль и статус отца должны возрастать. Наверное, это одна из причин, что папаши стали активнее отстаивать свое законное право на воспитание.

Хотя у них его никто не отнимал. Видимо, потому действительно больше становится ситуаций, когда родители не желают уступать и делят детей всеми методами. Они просто не слышат и не хотят слышать друг друга. Но я все же подчеркнула бы, что каждый случай сугубо индивидуальный. Раньше, да и теперь чаще всего оставляли и оставляют детей с матерью. Но, не сомневаясь в родительской любви, все равно надо принимать во внимание разные стороны нашей изменившейся жизни и различные мотивы упорства отцов и матерей. Почему, например, не передать сына отцу, если у него есть намерение и возможности дать ему хорошее платное образование. Бывает, что матери не уступают, держат детей при себе, предпочитая, чтобы состоятельный отец давал средства на их жизнь, обучение. Случается, что ребенок становится разменной монетой в жилищных спорах. Или еще современный пример, когда девушки идут на содержание к богатым мужчинам в надежде, что с появлением ребенка отношения будут оформлены. Но замуж им не предлагают и просто отбирают ребенка. И такое случается. Главный принцип должен быть, как у медиков: «Не навреди». Развод родителей — колоссальный стресс для ребенка. Он может сказываться всю жизнь, влиять и на создание собственной семьи.

  

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс

Новости
Профессор МГАХИ и кандидат искусствоведения  Николай Васильев провел авторскую экскурсию по главным архитектурным памятникам и нетуристическим объектам Новосибирска.
Сталь, железобетон и причудливые формы. Здания советского модернизма можно встретить на всем пространстве бывшего СССР. VN.ru спросил архитекторов города – какими зданиями, построенными в конце прошлого века, можно гордиться.

Звезда российского рэпа рассказал Юрию Дудю о жизни в родном городе.