Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Страха не было, была злость

2010-04-01
Иван Зубков
Страха не было, была злость
Сижу за столом. Передо мной лежат фотографии. На них — молодой человек в военной форме. Мне не суждено знать его, так как на свет я появился через двадцать семь лет после его смерти. Беру в руки красноармейскую книжку. Читаю: «Красноармейскую книжку всегда иметь при себе. Не имеющих книжек — задерживать». Листаю дальше: «Сазонов Василий Матвеевич. Звание — красноармеец. Должность — шофер.

60-я стрелковая краснознаменная дивизия 857 орс. Год призыва — 1941-й. Демобилизован на основании Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 25.09.45».

А дома его ждали жена и два маленьких сына.

Снова смотрю на фотографии. Надписи на обратной стороне выцвели, стерлись со временем. Их трудно прочесть: «В.М.Сазонов... обрадует вас ваш папа... поздравляет вас с новым годом и целует крепко-крепко Колю и Толю...» Еще одна надпись: «На добрую долгую память жене У.М.Сазоновой от мужа Сазонова В.М. Фото сделано 9.03.42 г. в Москве». С трудом разбираю слова: «На долгую, добрую память моим маленьким сыночкам Коленьке и Толечке. Настроение у меня бодрое. Завтра — в бой. Верим в скорую победу».

Внимательно всматриваюсь в родное лицо — лицо моего прадеда. Начало его боевого пути — под Москвой, куда его направили после мобилизации из далекого Новосибирска. За мужество и героизм прадед был награжден медалями «За оборону Москвы», «За боевые заслуги», «За отвагу». Сейчас сохранилась только одна медаль — «За отвагу».

С трепетом, осторожно беру её в руки. Сколько раз держал он ее в своих руках? Сколько раз это делали дети, внуки? А теперь я! Мне кажется, что я чувствую тепло рук их всех. Знаю, что для солдата такая медаль была высокой и очень дорогой наградой.

Он говорил, что отношение к нашим землякам на фронте было особенное — они из далекой Сибири. «Перед нами была поставлена задача — остановить фашистов под Москвой. В течение суток перед наступлением немцы вели артподготовку: пушечный горячий дым, черный, устойчивый, заслонял солнце. Они пустили в ход все, что у них было: танки, авиацию, пехоту. Даже ночь не приносила покоя. Пожары полыхали повсюду, в небо беспрерывно поднимались ракеты, освещая все вокруг. Повара и подносчики пищи выскакивали со своей кухней откуда-то из дыма, и мы вспоминали, что двое суток не ели. Покоя не было, но и страха не было. Была злость. И она давала силы», — так в коротких письмах писал мой прадед. Он со своей полуторкой вывозил из блокадного Ленинграда детей по «Дороге жизни».

Василий Матвеевич вспоминал, что ребятишки были настолько истощены, что казалось, будто они покрыты мохом. Было страшно вдвойне. Страшно погибнуть и не увидеть больше сыновей, жену. Страшно за «живой груз». Невыносимо смотреть в детские глаза, в которых такая боль и такая надежда на тебя. Мой дед говорил, что об этом его отец, мой прадед, рассказывал редко и неохотно.

Как на страницах учебника по истории, мелькают названия: города Шнайдюмель (Восточная Померания), Штаргард, Кольберг, Варшава, Прага, Потсдам и Берлин.

Прадед вспоминал, какой они увидели далекую и незнакомую Варшаву — безлюдной и молчащей. Разрушенные дворцы, театры, костелы, мертвые деревья.

И вдруг среди всего этого из окна машины он увидел аккуратные, чистенькие здания с ярко-красной черепичной крышей, полосатые будки и шлагбаумы, на зеленых лугах — стадо черно-белых коров. Тряхнул головой — не привиделось ли? Это была дорога в глубь Германии, на Берлин. Казалось, что даже машина бежала быстрее.

Слушая рассказы о своем прадеде-солдате, я все больше убеждаюсь в том, что русский солдат не только мужественный, но и отзывчивый. А как еще объяснить тот факт, что после всех зверств, чинимых фашистами на земле, наши солдаты в поверженном Берлине первым делом развернули полевые кухни. Прадед говорил, что, подавая чашку с кашей маленькому немецкому мальчишке, он вспоминал своих сыновей, которых не видел уже долгих четыре года, и не испытывал при этом ненависти к старикам, женщинам, детям, выстроившимся в очередь к солдатской кухне.

Так как до призыва мой прадед был шофером, то и призван он был «мобильным пехотинцем». Всю войну не расставался он со своей полуторкой. Даже в письмах домой писал о ней, как о боевом товарище. Сколько раз она спасала ему жизнь, подставляя свой деревянный корпус под осколки снарядов и пули врагов. Под бомбежками и артиллерийским огнем везла снаряды на позиции нашим бойцам. И ни разу не подвела его. 8 мая 1945 года в Берлине он и его командир, проезжая по улице, подорвались на мине. Командир погиб, а прадед остался жив, хотя его всего изорвало осколками.

После многих месяцев, проведенных в госпиталях, он вернулся домой и продолжил работу шофером. Но раны давали о себе знать. Весной 1965 года стало ясно, что с машиной придется расстаться. И расставание это не прошло бесследно. Машину забирал молодой, неопытный парень. Выезжая, он задел крылом за столб. «Не хочет прощаться, как по сердцу задела!» После этого случая прадед окончательно слег. А летом его не стало.

Я смотрю на фотографии и мысленно разговариваю с ним, жалея о том, что не могу сам спросить у прадеда о суровых днях Великой Отечественной войны.

Наверное, многое из того, что происходит сейчас, мне не под силу объяснить ему. Но в одном я уверен твердо: пока в наших семейных альбомах будут лежать такие фотографии, память о тех, кто с честью прошел этот трудный путь, останется с нами.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
08.04.2021 Видео
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год