Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Случайным рублем в деревне не прокормиться

2010-06-02
Владимир Пальчиков
Случайным рублем в деревне не прокормиться
Как-то в жаркий денек сидел я на лавочке у вокзала, наслаждаясь летним теплом. Рядом со мной вдруг опустился пожилой мужчина, тяжело вздохнул. — Устал я сегодня, — сказал он. — Весь день на ногах. — Что, мешки ворочал? — Нет, — усмехнулся он, — на рынке торговал.

Да так удачно — почти две тысячи рубликов выручил, — он похлопал себя по нагрудному карману. — Так не всегда бывает. Вот так познакомился с Михаилом Донцовым, хозяином частного подворья из Константиновки Татарского района. Держит более двадцати голов крупнорогатого скота, есть овцы, куры... Михаил Иванович много лет работал главным ветврачом в колхозе «Рассвет». Закончил Куйбышевский сельхозтехникум, причем на «отлично», поступил в Омский ветеринарный институт, получил высшее образование.

Отдохнув немного от базарной суеты, Михаил Иванович припомнил и уроки, которые в вузе не получишь:
— Какая интересная штука, — начал он. — Если дать коню ведро овса и положить в него иголку, он ее не тронет. А корова, не моргнув глазом, и гвоздь заглотит. У меня вот так и погибло животное...

Мы с ним долго еще говорили «за жизнь»: он ждал вечернего автобуса, чтобы ехать домой. Вот обрадует жинку, подумал я, сегодняшним успехом. Вспомнил, что с утра тоже заходил на рынок, а Донцова там не видел.

— А я не на городском, а на крытом райповском, — охотно пояснил он. — Там у меня никакой конкуренции. Один-одинешенек. Яйцо, сметану, сыр, масло берут за милую душу и деньги платят хорошие.

Крытый райповский как бы на отшибе. Все торговцы стараются попасть все-таки на городской, сюда даже омичи приезжают со своей молочной продукцией, потому что рядом железнодорожный вокзал.

— Но разве в Константиновке не принимают молоко от населения?

— Есть у нас вагончик, — ответил Михаил Иванович, — но летом цена на молоко падает, а хочется получить за свой труд побольше. Время у меня есть, я ведь инвалид.

Охотно рассказывал Донцов, как и чем кормит свое большое стадо. Есть у него легкий трактор Т-40 с сенокоской, которым управляет сын Виталий. У Виталия высшее педагогическое образование, но деревню очень любит, не прочь остаться в ней на все время. Правда, сейчас устроился на работу в районную «Народную газету».

— Он шибко у меня грамотный, — хвалился Донцов. — Читает книжки с пяти лет. Очень любит литературу, пишет статьи, рассказы.

Что ж, дело это хорошее. Зная деревню, Виталий наверняка не будет высасывать свои сюжеты из пальцев. Только вот кто теперь будет косить травы?

— А он же, сынок мой, — уверенно говорит Михаил Иванович. — Приедет, прилетит.

Земельного пая у бывшего ветеринара нет. Остался в селе Красноярка, где раньше жили с женой Любовью Михайловной. Арендует несколько десятков гектаров сенокосов у сельской администрации, платит 600 — 700 рублей в год. Считает, что это недорого, зато никто не имеет права посягнуть на его участок. А еще прикупает зерно, чтобы кормить птицу, да и коровкам дать комбикорма. Выручают фермеры из Орловки. Там их очень много. Низкие цены на хлеб для них разорение, так хоть Донцову продадут — и везти далеко не надо.

Я хотел еще о многом его порасспросить, но он вдруг заспешил на вокзал покупать билет на автобус.

Спустя несколько дней решил сходить на крытый рынок. Подхожу и вижу, что на прилавке сметана сто рублей за литр, хотя на городском за нее просят сто двадцать, желтый, пахучий сыр, яйца, масло. Яйца он уже укладывает в сумочку бабусе. Привез меньше договоренного — курочки подвели.

— Я в следующий раз довезу, — говорит он ласково бабусе.

Еще одна женщина подходит и тоже просит яиц.

— Хоть сотню везите, — поясняет она. — Просят за десяток обычно тридцать пять, а у вас по тридцать.

Донцова покупатели любят: всем доверяет и не жадный до копейки. Рядом рыночные контрольные весы, покупатели сами взвешивают товар, называют цену. Михаил Иванович согласно кивает головой и принимает деньги.

— Кто это у вас варит сыр, творог? Очень уж они вкусные, — спрашивают торговца.

— В деревне все самое вкусное, потому что все сами делаем, своими руками. Молочко доим, перерабатываем. Это жена моя, Любовь Михайловна, дочь тоже большая мастерица.

Тут же рассказывает всем, что дочь Маргарита недавно переехала из Успенки в Константиновку, в Успенке совсем худо стало с работой. Вот и сорвались с насиженного места с муженьком поближе к родителям.

— Я это будто предчувствовал и домок прикупил. Совсем задешево. Сейчас зять занимается его ремонтом, приводит в божеский вид, готовит к зиме.

У Михаила Ивановича уже созрел новый план. У него на подворье из тех двадцати голов восемь телок, восемь будущих коров.

— Вот и будем их держать на два двора вместе с зятьком и корма вместе готовить. С буренками можно прожить, но при одном условии — не надо лениться.

А чем же промышляют другие константиновские мужички?

— Все колымят, — с усмешкой добавляет Донцов. — Весной картошку людям сажают, летом колодцы роют, дрова колют. Я не хочу случайных рублей. Мои родители труд любили, за скот держались. И мы с женой. Кстати, она тоже ветфельдшер, сейчас, правда, работает в школе — скота в Константиновке не стало. А спрос на продукцию есть. Надо работать, коль людям нужен твой труд.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
Термин «сомнительный анализ» теперь исчезнет из результатов тестирования на COVID-19 в лабораториях Новосибирска. Теперь лаборатории получили новый референтный статус, позволяющий им ставить либо положительный, либо отрицательный анализ. Ранее результаты местных лабораторий приходилось подтверждать в Роспотребнадзоре.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^