Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Доктор Яков БОГЕР: Однажды давши клятву…

Доктор Яков БОГЕР:  Однажды давши клятву…
Удивительная вещь — судьба человеческая. Иногда богата такими событиями, которые подчас не поддаются материалистическому объяснению. Почему один, едва вступив в жизнь, тут же ее и заканчивает? Другой влачит жалкое, нерадостное существование. А третий, пройдя горнило испытаний, находясь в гуще событий, остается жив и невредим там, где гибли несчетно другие? Тогда мы, согласно убеждениям, говорим: такая судьба, его оберегал ангел-хранитель, Бог помог. Все верно. Как верно и то, что такие люди не прятались за спины других, были упорны в достижении намеченных целей, незлобивы и добры. Умны и трудолюбивы.
Любили жизнь, какой бы тяжелой она ни была, и людей, которые находились с ними рядом. И по законам высшей справедливости (опять же не всегда эти законы почему-то торжествуют!) им была выделена порция счастья на этой грешной и прекрасной земле.

К последним относится Яков Матвеевич Богер, известный и уважаемый человек в поселке Маслянино Новосибирской области. Он живет в этом красивом лесном краю более полувека. Фронтовик. Участник первых кровопролитных боев Великой Отечественной войны. Заслуженный врач Российской Федерации. Почетный житель Маслянинского района. В начале будущего года Яков Матвеевич отметит свое 90-летие. Но, как и в молодости, остер его ум, а память в подробностях хранит незабываемые годы отгремевшей 65 лет назад войны.

Яков Богер родился в Омской области в деревне Ребровке. В 1925 году его родители и два брата отца с семьями переехали в Краснодарский край. Поселились на севере, в степной зоне. Построили саманные дома на хуторе. Отец стал первым колхозником. Считался грамотным: свободно читал, имел красивый почерк, ему поручили вести учет скота и инвентаря вступающих в колхоз. В соседнем селе Яков закончил 7 классов. Отец способствовал дальнейшей учебе сына и отправил его в город Энгельс, центр республики немцев Поволжья. Яков два года проучился на рабфаке пединститута, где преподавание велось на немецком языке.
Вернулся домой. Отец хотел, чтобы сын получил аттестат русской школы, но Яков не осилил с ходу русский язык. Недолго преподавал в местной школе, учил первоклашек, а осенью 1940 года его призвали в армию. В штабе Северо-Кавказского военного округа получил направление в школу санинструкторов, в фельдшерскую группу. За отличную учебу в мае 1941 года присвоили звание ефрейтора. А в июне началась Великая Отечественная война.

Первые дни войны
Недоучившихся военных фельдшеров отправили санинструкторами в воинские части. Он попал с группой курсантов в Урупские лагеря Краснодарского края, там формировалась кавалерийская дивизия из казаков-резервистов Кубани. Якова Богера назначили санинструктором 2-го эскадрона 47-го кавалерийского полка 50-й кавалерийской дивизии. Кавалерийским корпусом, куда входила дивизия, командовал легендарный, тогда еще полковник, Лев Михайлович Доватор, воевавший в Гражданскую войну у Буденного. Экипировали новоиспеченного доктора в казачью форму, вооружили карабином, шашкой, дали противогаз и большую санитарную сумку. И молодую кобылу Дину, которая стала его постоянной спутницей на фронте.

В товарных вагонах вместе с лошадьми доехали до Воронежа. Поезд остановился в лесу. До фронтовой полосы двигались ночью. Заняли оборону вдоль берега реки Межи в Смоленской области. Здесь 19 июля и приняли первый бой. Он много раз ходил в атаку с бойцами, вытаскивал раненых из-под огня, спасал, останавливая кровь и бинтуя раны под градом пуль и разрывами снарядов. Но первый бой на всю жизнь запечатлелся в памяти.

— Я шел вместе с пулеметным расчетом, — вспоминает Яков Матвеевич. — Начался артиллерийский обстрел. Над нами рвутся снаряды. Тяжелое ранение бедра получил идущий впереди цепочки. Смертельно ранило в ключицу второго. Я шел третьим... Появились первые убитые и раненые. Меня сковал страх. Привел в чувство окрик командира эскадрона. Дрожа, стал оказывать помощь: накладывать жгуты, шины, делать перевязки. Неходячих оттаскивал в укрытие. Держали оборону до середины дня, затем начали отходить. Моя гимнастерка вся пропиталась кровью раненых. От жары кровь разлагалась и от меня шел малоприятный запах. Командир пожурил и приказал: «Прополощи гимнастерку в ручье».

Там, на передовой Западного фронта, и воевал Яков Богер, где его часть держала оборону на границе Смоленской и Калининской областей, вела оборонительные бои в районе города Белого. Получил еще одну награду — орден Отечественной войны II степени. Корпус сражался под Волоколамском, сдерживая натиск фашистов, рвущихся к Москве.

Рейды по тылам врага
Чтобы отвлечь силы противника от Москвы, в августе 1941 года по заданию командования Западного фронта кавалерийский корпус Доватора прорвал линию фронта на узком участке под Ельней и совершил глубокий рейд по тылам врага. Кавалерия мобильна и быстра в продвижении. Громили немецкие штабы, взрывали мосты, нарушали коммуникации и линии связи. Это был отвлекающий маневр, кратковременная партизанская война. В ее эпицентре оказался санинструктор Яков Богер.

…Санчасть полка осталась за линией фронта. И полк в тылу у немцев оказался без врачебной помощи. По приказу командира на время рейда обязанности военного врача и начальника санитарной службы были возложены на 20-летнего санинструктора Богера. «Наш доктор», «доктор Яша», — с любовью и уважением называли его в полку. К концу операции на его попечении находилось более 30 раненых. Рейд, рассчитанный на шесть дней, затянулся на четырнадцать. Кончились продукты и перевязочные материалы. Но удача сопутствовала молодому санинструктору. Вытеснив немцев из одного населенного пункта, «обогатились» в немецком лазарете лекарствами и бинтами. Особенно радовался Яков ценным трофеям — сетчатым шинам, которые легко разгибались и были очень удобны в применении. В нашей армии таких еще не было. Что было в арсенале санинструктора? Индивидуальные пакеты, проволочная скрученная шина, два жгута… Раны промывали марганцовкой, слабым раствором йода и засыпали стрептоцидом — основным лекарством в полевых условиях.

Почему немца Богера не искалечил молох репрессий? Снова везение? Думаю, сила личности, высокий нравственный заряд, как у миллионов советских людей военного поколения. Он, как и все, верил в победу и защищал свою Родину. Всех советских немцев в августе 1941 года убрали из воинских частей и отправили в тыл. Якова отстоял командир полка. Помогло знание немецкого языка.

Однажды взяли в плен немецкого офицера, это был ценный «кадр», его нужно было допросить и доставить в штаб фронта. Доватор пригласил санинструктора в качестве переводчика, задавал вопросы, Яков переводил. «Молодец!» — по окончании допроса похвалил командир корпуса. Позже Яков узнал, что это был своеобразный экзамен — Доватор сам хорошо знал немецкий язык. Впоследствии санинструктор Богер не раз работал переводчиком. Его еще проверяли на благонадежность. Однажды особисты подослали бойца, который предложил бежать к немцам, но Яков на провокацию не поддался. Его оставили в армии и он продолжал воевать. Боевые друзья добродушно подшучивали, когда он отправлялся с группой в разведку: «Собирайся, Яшка, к «своим» пойдешь!» А он не обижался.

…Из окружения вырывались тяжело, отходили с предосторожностями, так как надо было не только вывозить раненых, но и выводить лошадей. За эту операцию Якова Богера, одного из первых в полку, наградили медалью «За отвагу».

Начало октября 1941 года. Насмерть стоят советские войска под Москвой. «В районе Волоколамска наш корпус принял тяжелейшие бои, — рассказывает Яков Матвеевич. — Там я получил контузию — не успел окопаться. От верной гибели меня спасла каска. У разъезда Дубосеково мы сражались рядом с легендарными панфиловцами. Они держали Волоколамское шоссе с одной стороны, а мы — со стороны железной дороги. Да собственно нас и корпусом уже нельзя было называть, потому что только в нашем эскадроне из 140 человек оставалось 20…» Короткая передышка между боями. Изрядно потрепанные части пополнили людьми, боеприпасами и вновь — передний край.

«Когда нас отвели в тыл, в Московскую область, на формирование, там помылись, — продолжает рассказ Яков Матвеевич, — сняли истлевшее белье, переоделись заново. Всех вшей мы на кострах сожгли. Представляете, всю зиму в лесу, на морозе. Кальсоны развяжешь, а оттуда отшелушенная кожа сыплется. Мы ведь месяцами не мылись… У костра попляшешь на лапках еловых, одеваешься — и дальше воевать. Но вши, — горько-лукавая улыбка трогает его губы, — имели одно «положительное» свойство. Когда лежишь на снегу во время боя, они не давали замерзать. Ползают по телу, и ты шевелишься».

Гибель Доватора
В начале ноября по приказу Верховного главнокомандующего кавалерийскому корпусу присвоили звание гвардейского. Полковник Доватор стал генерал-майором. 10 декабря 1941 года ему присваивают звание Героя Советского Союза. А через десять дней Лев Михайлович Доватор геройски погиб близ деревни Палашкино Московской области. Санинструктор Яков Богер первым обнаружил в подмосковных снегах погибшего командира корпуса.

— Утром 17 декабря разведка доложила, что на противоположном берегу реки Рузы тихо, как будто немцы отошли, — вспоминает Яков Матвеевич. — Группа военных во главе с генералом Доватором пошла на рекогносцировку местности. И вдруг фашисты открыли с противоположного берега сильнейший пулеметный огонь. И минометный огонь — по нашим боевым порядкам.

Мелкими группами мы стали пробиваться к месту, где находился Доватор. Но безуспешно. Мой напарник был смертельно ранен в голову, а мне пулей распороло на спине полушубок. И только с наступлением сумерек мы смогли туда пробиться. К этому времени подошел наш минометный дивизион, открыли ответный огонь и подавили огневые точки противника. Командир полка приказал мне взять пару ребят, и ползком в маскхалатах мы двинулись.

Обнаружили трех погибших и двух раненых. Когда я подполз к Доватору — мы-то знали его хорошо, у него была зеленая бекеша с воротником, шапка-кубанка, — он лежал на правом боку. Я повернул его на спину. Сквозное пулевое ранение шеи... Много крови потерял… Раненых в первую очередь отправили в медсанбат. А мертвого Доватора положили на носилки и вынесли на пригорок, где ждали сани-розвальни.

Яков Матвеевич показывает газету «Красная звезда» за 20 февраля 1973 года. В статье «У озябших берез» описывается трагический эпизод войны — гибель генерала Доватора: «…Холодная луна освещала поникшие ветви озябших берез. На краю деревни с треском пылал зажженный фашистами дом. От зарева трассирующих пуль снег отсвечивал голубыми прозрачными искрами. Огонь освещал большого, запряженного в русские розвальни, вздрагивающего от стужи коня.

Подходили бойцы, командиры, политруки, комиссары. Снимали запорошенные снегом папахи и кланялись лежащему на розвальнях генералу. В голове розвальней стоял белокурый парень в маскхалате… Стоял и смахивал ушанкой катившиеся по щекам слезы. Под жестоким огнем противника вместе с другими бойцами и командирами он полз по снегу, чтобы вынести тело генерала. И когда дополз первым, расстегнул бекешу, приложился ухом к груди Доватора. Тело было еще теплым, но падающие на лицо снежинки уже не таяли. Парень был санинструктором 12-го гвардейского кавалерийского полка Яков Богер… Конь тронул розвальни. И когда умолк визгливый скрип удаляющихся полозьев, боевые друзья и товарищи Льва Михайловича Доватора встали вокруг алого на снегу пятна и, не надевая папах и шапок, поклялись суровой клятвой, что пронесут в сердце гнев… и свое беспощадное мщение до каменных стен Рейхстага».

«Мой ангел хранил меня»
«Мне частенько везло», — и сегодня удивляется причудам судьбы Яков Матвеевич. Ранения — легкие. В ночных рейдах всегда выручала верная Дина, вся обросшая за морозную зиму 41-го длинной шерстью. Она и погибла, как солдат на посту, во время наступления на одну из подмосковных деревень. Осколок разорвавшейся рядом мины прошел под ногой Якова, распоров лошади брюхо. Хозяин остался цел…

Над ним будто ангел-хранитель распростер свои крылья. Как-то, привезя раненых с передовой и сдав их в медсанчасть, он, продрогший и смертельно уставший, улегся спать в шатре из деревьев и еловых веток. Шатров было два. В одном находился импровизированный перевязочный стол для оказания помощи раненым, в другом грелись солдаты. И всегда там горели костры. В свободную минутку, не разбирая день или ночь, солдаты падали у живительного огня и проваливались в тяжелый сон.

Разбудил Якова молодой военврач, сутки назад прибывший с новым пополнением. Мое, мол, место занял, освободи. Яков спорить не стал. Молча встал и пошел к коневодам в надежде найти свободный спальный мешок, предназначенный для раненых, и согреться. Едва успел дойти до саней, как рядом с шалашом, где он только что спал, разорвалась мина. Военврач, пристроившийся на отвоеванное место, получил тяжелейшее осколочное ранение. А Яков снова чудом остался жив.

Не забудется никогда
«Есть у вас на войне эпизод, который невозможно забыть?» — спросила я его. И он начал рассказ. Февраль 1942 года. Наступление немцев под Москвой. Вечером в полк с новым подкреплением прибыл молодой паренек, санинструктор Петя, только что из училища, трехмесячные курсы закончил. Такой подвижный, смешливый. И с обаятельной улыбкой, на которую невозможно не ответить. К душе он пришелся Якову, и почему-то острая жалость возникла. То ли оттого, что так не вязалась эта цветущая молодость с жестокими реалиями войны, то ли еще почему. Не до разбора чувств было — утром в бой. «Яшка, — обратился к нему начальник медсанчасти, — ты возьми Петьку на себя. Времени-то мало, расскажи, как действовать надо». И Яков провел с новичком инструктаж: «В бою не поднимайся зря. В нужный момент бойцы кричат санинструктору: «Там раненый!» И тогда ты — ползком! Головы не поднимай! Не торопись. Делай так, чтобы быть защищенным. Потому что ты нужен людям. Тебя убьют — кто помощь солдатам оказывать будет? Держись на таком расстоянии, чтобы меня видел. Я подам знаки, как действовать».

На рассвете началось наступление. Когда пошли в атаку, начали стрелять наши минометы, немцы открыли ответный огонь. «Только бы его не задело, только бы он первый бой удачно прошел», — как молитву шептал Яков. Продвинулись метров двести с исходной позиции. Вдруг кричат: «Яшка, доктор наш упал!» …Кто-то окликнул новичка-санитара, он забыл «инструктаж» и поднялся во весь рост. И первая же пуля сразила его. Яков быстро, как только мог, ползком, перебежками, под роем свистящих пуль и рвущихся снарядов, добрался до Петра. Он лежал на спине, раскинув руки. Горячая кровь вытекала из безжизненного тела. И красным становился снег… Открытые мальчишеские глаза глядели в зимнее рассветное небо. Меньше суток он был на войне…

Я сижу рядом, слушаю. Яков Матвеевич рассказывает. И вдруг задрожит голос, навернутся слезы. Он помнит даты, имена и фамилии. Помнит, хотя прошло уже 69 лет… И я остро чувствую, как он снова проживает те незабываемые дни. И чувствую себя виноватой, что заставляю его волноваться. Но в то же время понимаю так же отчетливо: ему это нужно, необходимо. И не менее необходимы эти воспоминания для всех нас, ныне живущих. Память о великой войне должна жить не только в его сердце, но и в сердцах тех, кто пришел в этот мир после войны, кто живет сегодня, кто будет жить после нас. И надо успеть рассказать…

Потом был 208-й запасной стрелковый полк в подмосковном Кратово, куда Якова перевели летом 1942 года. Там долечивали раненых и обучали выздоравливающих солдат. Яков получил звание младшего лейтенанта медицинской службы и готовил младших командиров для действующей армии. Привлекали его на работу и в лечебные батальоны как опытного военного фельдшера. Полк менял места дислокации — Боровск, Смоленск, Красный Бор. Не раз приходилось Якову Богеру сопровождать маршевые роты на передовую. Летом 1944 года его отправили в Москву в распоряжение санитарного управления Западного фронта, оттуда — в Новосибирск, в штаб Западно-Сибирского военного округа, в резерв медперсонала.

Тост за жизнь
В 1950 году Яков Богер окончил Новосибирский медицинский институт и всю жизнь посвятил здравоохранению Новосибирской области. В должности главного врача проработал 22 года, 18 из них — в Маслянинской районной больнице. На пенсию вышел, оставив работу рентгенолога, в 70 лет!

…Обильный снегопад шел 31 декабря 1953 года. Вечером в участковую больницу села Березово (Конезавод №66) привезли молодую женщину с маточным кровотечением. Срочно вызвали доктора Богера. Женщина без сознания, пульс едва прощупывается. До районной больницы в Легостаево не довезти, умрет. А в маленькой больничке нет ни нужных лекарств, ни инструментов. И Яков Матвеевич пошел на риск, как когда-то на фронте. Нужно бороться за жизнь до конца и непременно спасти мать двух маленьких детей. Он действовал быстро и четко. Приказал санитарке разжечь кухонную плиту. Медсестре дал задание набрать в эмалированный таз чистого снега и десять минут кипятить. В двух литрах полученной воды растворил две таблетки поваренной соли. Соорудил из стеклянной кружки Эсмарха подобие капельницы. Сбегали к ветеринару и подобрали переходные канюли для игл. Все это прокипятили и собрали в систему. И медленно стали вводить в вену больной приготовленный раствор, добавив глюкозы. Томительные минуты ожидания. Но вот она очнулась! Сестричка даже чаем ее напоила! Приближалась полночь. Женщина жива! Радостный доктор поздравил всех с Новым годом, а придя ночью домой, вместе с гостями поднял тост за Новый, 1954-й, год и за жизнь на земле.

Он работал на селе, налаживая в 50-х годах прошлого века систему здравоохранения в глубинке. Строил и оборудовал больницы с нуля. Преподавал без отрыва от работы во вновь организованном медицинском училище, готовя кадры не только для Маслянинского района, но и соседних регионов. Принимал ответственные решения и спасал больных. Участвовал в скачках на деревенском ипподроме. Охотился. Играл в народном театре при Доме культуры. Через всю жизнь пронес любовь к жене Александре Ивановне, которую встретил на войне и с которой прожил до последнего ее вздоха. Вырастил сына и дочь, как и отец, ставших медиками. В общем, жил человек на земле азартно и содержательно, на полную катушку! Яков Матвеевич и сегодня активен и бодр. Освоил компьютер, пишет воспоминания. И, конечно, главное место в его повествовании занимает война… Война, на которую выпала его молодость. Время, которое забыть нельзя…
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
50-летний мужчина погиб в пожаре в частном секторе Ленинского района рано утром 24 августа. Огонь уничтожил два соседних дома и дворовые постройки. Едва не взорвался газ – пожарные вовремя успели вытащить баллоны из огня.
Он снимает с высоты птичьего полета без страховки и продает фотографии за сотни тысяч рублей. Бесстрашный покоритель небоскребов, мостов и статуй с сотнями миллионов просмотров на YouТube объездил 50 стран и забирался туда, куда никогда не ступала нога человека.

Расставшись со своей второй половинкой, брошенный молодой человек спрыгнул на рельсы станции метро «Красный проспект» днем 24 августа в Новосибирске. Эмоционального парня уговорили подняться, но из-за необдуманного поступка остановилось движение поездов. Один поезд встал прямо в тоннеле, пассажиры 8 минут томились в темном душном вагоне.
Белоруссия ограничила ввоз крупного рогатого скота из Новосибирской области. В официальном заявлении белорусского минсельхоза сказано, что это временная мера, связанная с выявлением на территории нашего региона случая заболевания животных заразным узелковым дерматитом.
Девушка из многодетной семьи решилась разыскать свою младшую сестру, связь с которой была прервана семь лет назад. 26-летняя жительница Новосибирска Кристина Аникина очень надеется, что сможет общаться с повзрослевшей Ксюшей. Предположительно девочка проживает в Кыштовке Новосибирской области.
22.08.2019 Жилье. ДОМ
Купить дом в деревне за 20 тысяч рублей предлагает владелец в Венгеровском районе Новосибирской области. Старинный, с красивыми наличниками, дом пригоден для проживания и подлежит ремонту. Низкую цену продавец объяснил срочностью сделки и удаленностью от райцентра.

x^