Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Сотворение гейтсов

Сотворение гейтсов
Тому, чем Сергей Бабин занимается более десяти лет, сейчас робко пытаются научить студентов вузов. Он — специалист по выращиванию стартапов, а ещё — заместитель директора Института автоматики и электрометрии СО РАН, доктор физико-математических наук, руководитель Центра коммерциализации лазерных и волоконно-оптических технологий при институте.
К мысли о том, что надо «выращивать» бизнес, Сергей Бабин пришел не от хорошей жизни. Как и большинство ученых академических институтов в «лихие» 90-е, молодые сотрудники института автоматики тоже сидели частенько без зарплаты и питались «Дошираком». Постепенно сложился неформальный союз единомышленников, ядро, которое пришло к мысли о создании структуры, чутко реагирующей на запросы рынка. В постановке вопроса суть оказалась правильной: «Не что мы можем предложить рынку, а в чем он нуждается?». Собственно, и название компании родилось из потребностей рынка. Это была первая победа идеологов компании «Инверсия-Лазеры».

Если вспомните, в то время нарождался класс предпринимателей, и даже «дикие» бизнесмены стремились защитить свою продукцию от подделок.

На свой страх и риск «Инверсия-Лазеры» предложила лазеры для изготовления голографических наклеек и этикеток, подтверждающих подлинность товара.

Новое предложение рынок моментально проглотил. Дальше компания развивалась, скажем так, эмпирическим путем до тех пор, пока поступали заказы на лазеры. Причем, с одной стороны, сотрудники компании являлись одновременно и учеными, которые не уставали выдвигать идеи, с другой — идеи эти нужно было подогнать под пожелания заказчика. А это совсем не одно и то же, когда ученый просто сидит и творит у себя в лаборатории то, что ему придет на ум.

В 2000 году поступили заказы от западных компаний на изготовление с помощью лазера уникальных фильтров для широкополосной волоконно-оптической связи. Новая технология развивалась в компании «Инверсия-Файбер» (от англ. fiber — волокно). Перспективное направление требовало детальной научной проработки, и фирма фактически профинансировала запуск нового научного направления в институте: в 2003 году была создана научная группа волоконной оптики, позднее преобразованная в лабораторию, но производство и наука держались на одних и тех же «плечах».

Пока молодые ученые сидели на «двух стульях», в 2005 году как нельзя вовремя подоспело предложение участвовать в проекте EuropeAid. Российское правительство и Европейская комиссия подписали соглашение об ускорении экономического роста в России и интенсификации инновационной деятельности Российской академии наук и создании центров коммерциализации.

«Инверсия-Файбер» отвечала всем конкурсным требованиям, а несколько специалистов отправились на европейские курсы повышения квалификации.

За границей новосибирцы обучались тому, что сейчас особенно требует наш рынок труда — инновационному менеджменту. Европейцы только не учли одного: тамошний специалист привык работать в условиях четко прописанных законов по охране интеллектуальной собственности и инновационной деятельности. В России же подобных законов просто не было. «Впрочем, и сейчас многие вопросы не решены. Хотя недавно принят 217-й закон, разрешающий создавать при бюджетных учреждениях и научных центрах малые предприятия, в реальной жизни есть серьёзные проблемы. Например, интеллектуальную собственность можно передать в малое предприятие в качестве вклада института, но получать доходы от её реализации институту пока мешают Бюджетный кодекс и действующие инструкции. Есть проблемы и с тендерами по закупкам высокотехнологичных комплектующих, особенно уникальных, когда надо иметь предложения от двух или более продавцов, а ведь это не уголь и не стулья», — рассказывает Сергей Бабин.

Наблюдения за живым инновационным процессом за рубежом расширили границы сознания. Инноваторы поняли, что от стратегии выживания нужно переходить к стратегии развития и пора формировать полноценный бизнес-инкубатор со своими штатом и оборудованием.

В течение года был создан Центр коммерциализации лазерных и волоконно-оптических технологий, участниками которого стали Институт автоматики и электрометрии СО РАН и компания «Инверсия-Файбер». По сути, получилось равное партнерство, хотя Сергей Бабин до сих пор считает центр аффилированной структурой института, утверждает, что «невозможно враз обрубить сложившиеся прочные связи».

В любом случае Центр коммерциализации лазерных и волоконно-оптических технологий выступил в качестве своеобразного буфера между институтом и малым предприятием. «Мы создали инфраструктуру: штат инженеров и менеджеров, а также оборудование для создания опытных образцов и мелкосерийного производства. Центр соединил науку и производство по принципу лаврентьевской цепочки. А главное — в центре стали подрастать дочерние предприятия — стартапы», — говорит Бабин.

…Ученые подсчитали, что время жизни инноваций составляет десять лет, потом нужны новые продукты. Когда заработал центр, Сергей Бабин пригласил туда студентов и аспирантов и предложил им новую «игрушку» — волоконную оптику.

Оптоволокно уже тогда считалось перспективным направлением. Секрет его популярности — в сверхбыстрой передаче сигнала с помощью оптоволоконных линий связи. Допустим, если ваш компьютер подключен к оптоволоконной линии, вы прочтете эту статью в считанные секунды после того, как ее разместят на сайте. Новые продукты требовались и для других отраслей народного хозяйства.

Оптоволоконные датчики эффективно предупреждают об опасности в условиях сильных электромагнитных помех — например, при работе турбогенераторов, и могли бы предотвратить аварию на Саяно-Шушенской ГЭС, если бы там стояли. Словом, обычные датчики проигрывают оптоволоконным собратьям, как «кукурузник» «Боингу».

За пять лет работы центр изготовил и поставил десятки приборов и систем для заказчиков — крупнейших производственных компаний и НИИ России, США, Канады, Японии, Сингапура, Германии, Италии, Чехии, Китая.

Параллельно центр как бизнес-инкубатор взращивал новые инновационные компании.
В рамках программы «Старт», финансируемой Фондом содействия развитию малых форм предприятий («Фонд Бортника»), были созданы ООО «Инверсия-Сенсор» и «НовоЛазер». Усилия, вложенные в них, оказались не напрасными. Оба стартапа получили «посевное» финансирование американской и канадской компаний, работающих в области сенсорной и биомедицинской промышленности. Самым зрелым детищем в стадии выхода стала «Инверсия-Сенсор», которой руководит недавний студент Иван Шелемба. Их ноу-хау — нанодатчики для мониторинга турбогенераторов, промышленных объектов, строительной и нефтегазовой индустрии. Чтобы «Инверсия-Сенсор» развернулась на полную катушку, центр решил отпустить «дочку» в объятия венчурного инвестора.

«Конечно, страшновато связываться с венчурным финансированием, все-таки самый лучший путь для компании — это саморазвитие. Но «Инверсия-Сенсор» обратилась за помощью не просто к венчурному капиталисту, а к «умному» инвестору, который хорошо знает рынок и потребности региона в датчиках, — региональному венчурному фонду. Заявка компании на получение инвестиций на уровне десятков миллионов рублей одобрена и стоит одной из первых в «листе ожидания». Для нас очень важно предоставить широкие возможности и другим стартапам — «НовоЛазеру» и «СибСенсору», находящимся пока в стадии роста и запуска, соответственно».

Что касается подготовки кадров для центра, их поставляют НГУ, НГТУ, СГГА. Студенты могут найти себе занятия по интересам — исследования в научной лаборатории или конструирование приборов для решения практических задач. Любопытно, как изменилось их мышление…

— Раньше приходили в основном студенты НГУ, такие рафинированные исследователи, ориентированные только на науку. Новое поколение более прагматичное и амбициозное. Они приходят и честно говорят, что хотят заработать денег, выстроить собственный бизнес, может быть, так же, как Билл Гейтс. Причем они не стремятся потом уехать из страны: им интересно жить и работать здесь.

— А если вам или другим участникам центра предложат переехать и стать резидентами Сколково? Там ведь возможностей больше?

— Мы не хотим туда переезжать. Полжизни потрачено на создание инфраструктуры здесь, в Новосибирске. Тем более что сейчас в Академгородке появился свой технопарк, есть поддержка со стороны ассоциации «СибАкадемИнновация», помогают областные власти, руководство института и СО РАН.

«А как же кризис?» — спросите вы. Ну, так я не случайно привела цитату самого богатого человека планеты в начале статьи. Вот только один красноречивый факт: за прошлый год общий объем продаж компаний центра вырос в полтора раза. «Питомник» для инноваторов оправдывает себя.

Стартап-компания (Start-up) (англ. — запускать) — недавно созданная компания, возможно, ещё не зарегистрированная официально, строящая свой бизнес на основе инновации, не вышедшая на рынок или едва начавшая на него выходить и обладающая ограниченным набором ресурсов. В развитии стартапов выделяют несколько стадий: посевную, запуск, рост, расширение и выход.
Резонанс
Новости
В Новосибирске владельцы «ГАЗелей» вышли на пикет. Причина недовольства – подорожание газового топлива. С начала года оно вдвое выросло в цене. Перевозчики пока не поднимают тарифы, но петицию в российское правительство уже составили и просят Москву повлиять на ситуацию.
Работники дошкольного образования отмечают профессиональный праздник 27 сентября. Воспитатели детсадов грезят о сертификатах в «Икею», горшочных растениях и кулинарных книгах, а родители малышей дарят банальные цветы, конфеты и чайные сервизы. VN.ru научит, как поздравить педагогов в мессенджерах, и что дарить лично.
25.09.2018
Министерство здравоохранения Новосибирской области планирует защитить от гриппа более 53% жителей региона: нужные для вакцинации препараты уже поступили в медицинские учреждения. До 1 ноября любой желающий может обратиться в поликлинику за прививкой, нужно лишь взять у терапевта или педиатра заключение о том, что состояние здоровья позволяет пройти вакцинацию.
Страшные находки времен раннего неолита обнаружены в Венгеровском районе Новосибирской области. В яме для консервирования были найдены человеческие кости, заготовленные в качестве «консервов», что доказывает существование каннибализма на территории Западной Сибири.

Столица Сибири вошла в рейтинг наиболее криминогенных городов Земли, составленный сервисом Numbeo. Всего в списке 327 городов, из них три – российских, и Новосибирск в этой тройке – самый опасный.

Исчезла еще одна бесплатная парковка в центре Новосибирска – около сквера на ул. Орджоникидзе (перекресток с ул. Советской). На ее месте мэрия обустраивает платную парковку на 40 машино-мест, которая начнет работать в тестовом режиме с 30 сентября.