Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Молоко весь колхоз кормит

11.08.2010
Молоко весь колхоз кормит
По утренней улице Новоспасского медленно бредет деревенское стадо. Так медленно, что нигде колокольчик не брякнет. А хозяйки этих буренок уже час как в поле: на дойку они уехали в шесть часов. А до этого уже свое подворье обслужили, завтрак семье приготовили. В селе вообще встают рано. Наш водитель чуть нажал на сигнал у дома зоотехника Людмилы Гришковой — и хозяйка пулей выскочила из дверей с пакетом свежих пирожков: «С домашними делами управилась, а позавтракать не успела. Угощайтесь!»
Колхоз «Новоспасский» Барабинского района — хозяйство большое. Держит свыше двух тысяч голов крупного рогатого скота, в том числе 700 коров. Летом работают три доильные площадки. Так что главному специалисту надо иметь твердую руку, чтоб управлять такой сложной отраслью. Да и ответственность на ней немалая: с молока сейчас кормится весь колхоз.

Со дня на день переработчики обещают платить по 12 рублей за литр, а прошлым летом и всю зиму «отстегивали» вдвое меньше. Что ж, интересно, они так расщедрились?

— Говорят, получили заказ на масло для северных территорий. Надо успеть его произвести, пока навигация не закрылась. Понятно, первый их интерес — к тем хозяйствам, где молока больше всего производят.

Это животноводы произносят с гордостью. СХПК «Колхоз «Новоспасский» — в числе районных лидеров по надоям. Сейчас получают по 11 литров от коровы, а всю первую половину лета — по 12. На кожевниковской ферме даже зафиксировали рекорд, правда, местного значения: хоть всего один день, но было 13 литров от коровы!

Уже четвертый год хозяйство идет с прибавкой в удоях. Однако еще не достигло уровня, на котором работало в советское время, — трех тысяч литров молока от коровы в год. В стаде тогда уже было немало коров, которые давали и по шесть тысяч. В девяностые эти результаты растеряли. Не до рекордов тогда было и не до целенаправленной племенной работы.

Но не растеряли здесь своей гордости. А она требует вернуть былую славу. Нынче ситуация складывается так, что к заветному рубежу подойдут вплотную. По итогам прошлого года уже имеется одна трехтысячница — Антонина Извекова. Но она сейчас доит своих коров на площадке «Лесная», а мы пока на ближней к селу, на «Ольгино».

Здесь тоже есть своя знаменитость — техник по воспроизводству стада Елена Леуто. Она заняла первое место на районном конкурсе работников молочного животноводства. Ее летний рабочий кабинет тут же, на задах доильной площадки. Это малюсенький, однако новый и стерильно чистый домик.

До конца года еще далеко, но уже сейчас результаты работы Елены Леуто можно назвать достойными. Выход телят за семь месяцев составляет 90 процентов, а впереди еще осенний растел коров.

По две тысячи килограммов молока от своих коров надоила за семь месяцев Татьяна Зингер. Она только три года как приехала сюда с Алтая, но быстро освоилась на новом месте, легко вошла в коллектив — и вот уже готов передовик производства.

По дороге на стоянку «Лесную» с главным зоотехником ведем разговор о том, чем хозяйство «подпитывает» рост надоев. Всю зиму, рассказывает Людмила Васильевна, коров хорошо кормили, давали по три килограмма комбикорма. Конечно, не настоящего комбикорма, а дробленого фуража. Но и то какая поддержка! На выпаса их буренки вышли упитанными и быстро начали давать молоко по летнему «расписанию».

С кормами не бедствуют уже три года (с этого, собственно, и начался рост надоев). Заготовка сена и сенажа всегда давалась трудно: старая техника постоянно выходила из строя. Сенокос затягивался на все лето. Но нынче и эта проблема решена. Хозяйство купило кормоуборочный комбайн «Полесье».

Еще в «Новоспасском» разработана система поощрения за сверхплановое молоко. Кроме того, по итогам года доярка-трехтысячница в качестве премии получает теленка, скотник по гурту — 40 центнеров сена. Но даже с учетом этой системы доходы животноводов пока невелики. Лучшие доярки получают по три — четыре тысячи рублей. Редко — до пяти. Другие — и того меньше.

Окончания дойки на площадке «Кожевниково» ждет водитель молоковоза Александр Журавлев. Разговорились. Александр Юрьевич четыре года был бригадиром, 12 лет — управляющим фермой. Работа сейчас поспокойнее, но душа за хозяйство все равно болит. Молодежь, говорит, разъезжается, потому что нормальной зарплаты нет.

— Мы, ветераны, еще держимся за счет своего скота, а молодого попробуй замани на две тысячи рублей, как я, например, получаю. Директор, конечно, старается удержать хозяйство на плаву, но все равно расходы такие, что повышать зарплату не с чего. Вот два комбайна купили, зерновой и силосный. Это надо? Конечно, надо. Технику не обновлять — колхоз губить. Помещения для скота строить надо? Обязательно. А деньги откуда? Только с молока. А оно не рекой течет. Сколько поработать надо, чтоб лишний центнер с дойки увезти.

Да, новоспасцы держатся, хотя для этого всем приходится туго-натуго затягивать пояса. Например, на той же кожевниковской ферме третий год строят родильное отделение с телятником-профилакторием. Можно было за лето его поставить, будь деньги. Бригадир, горячий кавказский мужчина Яхья Тумгоев, сразу срывается в крик: когда лес будет, когда шпалы найдете? Увидел, что городская машина остановилась у стройки, и, не спрашивая, кто приехал и зачем, выплеснул свою обиду крутой волной.
Помещение уже в хорошей готовности. Остались внутренние бетонные и столярные работы, остекление. А шпалы нужны для того, чтобы разделить родилку и телятник. Ищут именно их, потому что так выходит гораздо дешевле, чем покупать брус.

— Зарплату своим выдали, а я у них чужой! — продолжает бушевать бригадир. — 20 лет в районе строю, сына здесь вырастил, а все чужой! Уйду — хрен они достроят этот телятник! Снег будет, а телятника не будет!

Он убегает, размахивая руками. А местные потихоньку продолжают обсуждать ситуацию. Артуру (так между собой тут называют бригадира Тумгоева), конечно, надо кормить бригаду, обеспечивать ее фронтом работ. Простой — это потеря денег. Но вот когда два года назад на первой ферме сгорел телятник и после выпасов скот надо было куда-то ставить, собрались всем миром — специалисты, механизаторы, животноводы, пенсионеры — и за три дня построили помещение. И копейки не запросили за работу. Так работают свои, потому что для себя.

Управляющим на этой ферме Александр Вернер, один из трех знаменитых братьев Вернеров, которые в конце восьмидесятых создали первый в районе КИТ, коллектив интенсивного труда. На этих землях они получали стабильно высокие урожаи, зарплату имели, как у министра. По крайней мере, в то время не слышно было, чтоб кто-то еще в районе получал по 680 рублей в месяц в среднем по году.

— Но бывало, что и за флажок работали. Придут на поле пионеры, салют тебе отдадут, поздравят с трудовой победой. Вроде что тут такого, а у тебя на сердце радость, крылья за спиной вырастают… Сейчас, видишь, все по-другому.

Примеряют современную ситуацию с засухой в центральных регионах России на то, советское, отношение к хлеборобам:

— Сейчас бы тут у нас уже были и ростовские, и воронежские помощники: только бы полностью и без потерь убрать хлеб, который мы вырастили. Государственные дотации бы пошли, техники бы понагнали! Честное слово, сибиряки озолотились бы. А сейчас что получается? Горючее купить не можем. Деньги есть, а солярку взять негде.

Тут вдруг на машине возвращается Артур. Уже спокойный, только ворчит потихоньку:

— Я тут сколько уже построил! Кто скажет, что Артур плохо строит, что Артур нечестный?

— Телятник-то до снега построите?

— Приезжайте 20 сентября, готово будет.

Ну вот, похоже, еще на одного своего в «Новоспасском» стало больше. Действительно, за двадцать лет можно уже привыкнуть, что все не так, как положено ему быть, а как получается. Но в жизни приходится учитывать не только собственные, но и общие интересы. За счет этого село и выживает.

В Новоспасское мы вернулись вслед за молоковозами. И прямо к воротам молочного цеха. В сложное перестроечное время бывший директор совхоза Александр Смитюх организовал здесь переработку молока. Выпускали фасованное молоко, сметану, сливки, масло. Даже имели свой магазин. И спасибо преемнику Александра Михайловича, нынешнему руководителю хозяйства Сергею Малышеву, он не пустил по ветру таким трудом созданную базу. Со временем оказалось выгоднее продавать сырое молоко, чем перерабатывать его и пытаться пристроить на рынке. Там игру сейчас делают куда более сильные предприятия, с ними не посоревнуешься. Но маленький сельский завод успешно справляется с другой задачей. Все молоко, поступающее с ферм, здесь очищают, охлаждают до четырех градусов и только после этого отправляют на заводы-покупатели. Потому имеют хорошую добавку за качество.

На следующий день вышел в поле новый кормоуборочный комбайн «Полесье». Машины от него везут в траншею сочную зерносмесь: пшеницу, овес, горох, подсолнечник. Будет у коров богатый сенаж, а у хозяйства — прибавка молока.
Резонанс
Новости
В жаркую погоду сотни новосибирцев отправляются к водоемам, как результат - всплеск несчастных случаев. Где категорически нельзя купаться, и почему старая пословица «Не зная броду, не суйся в воду» сегодня актуальна как никогда, узнали корреспонденты ОТС.
Бывший ДК «Строитель», а ныне КТЦ «Евразия» около станции метро «Березовая роща» может лишиться мозаичного панно «Строители коммунизма» на фасаде. Известный советский и российский художник-монументалист, скульптор и профессор Зураб Церетели отправил письмо главе региона Андрею Травникову с просьбой сохранить панно времен соцреализма.
Предложения по проекту развития Новосибирского научного центра «Академгородок 2.0»  обсуждались в рамках информационного дня мэрии в администрации Советского района 19 июля. Встреча была малочисленной, в основном известные общественники и зампредседателя СО РАН Иван Благодырь. Но дискуссии получились жаркими, особенно вокруг маршрута Восточного объезда и радикальных идей, типа выноса научных институтов за пределы Академгородка.
Соседи одной из самых старых улиц Сузунского района Новосибирской области устроили себе праздник. Они так долго живут вместе, что посторонние люди отмечают даже внешнее сходство. Все как в семье – тайн не бывает, все достижения на виду.
На выезде из Новосибирска скоро станет меньше пробок - строители начали монтировать вторую очередь путепровода в Ленинск-Кузнецком направлении.
«Я невиновен, это произвол и беспредел», — заявил 35-летний хоккеист из Куйбышева Новосибирской области Роман Л., которого обвиняют в расстреле наряда полиции. Это случилось в марте 2013 года после переименования милиции в полицию. Младший сержант Виктор Кабак стал первым в России погибшим полицейским после реформы МВД.  
x^