Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Не исповедь, но откровение

Не исповедь, но откровение
В актовом зале Колыванской районной библиотеки свободных мест не осталось, но гости не собираются расходиться: кто-то просит потесниться знакомых, кто-то стоит в дверях с букетом цветов в руках. Все эти люди — друзья местного поэтического объединения «Родник души», пришедшие поздравить его с пятилетием. Поэты с удовольствием читают свои произведения, а слушатели тихонько листают сборники их стихов, выбирая страницу, на которой будет стоять автограф. В роли ведущего на этом вечере — руководитель объединения Алла Попрыга. Именно она несколько лет назад познакомила меня со стихами колыванских поэтов. И именно к ней я иду на чашечку чая, чтобы поговорить о жизни «Родника души» и, конечно, о ее собственном творчестве.
«Один год уже был для нас юбилеем»

— Алла Васильевна, сейчас «Родник души» знают не только в Колыванском районе, но и за его пределами. Родниковцы участвуют в различных фестивалях, выступают со своими стихами в школах… Расскажите, как все начиналось?

— Поэтическое объединение в Колывани появилось около 20 лет назад и называлось просто «Родник». Тогда руководил им приезжавший к нам из Новосибирска, из журнала «Сибирские огни», Николай Владимирович Карлагин. Доброжелательный, корректный человек, ну и профессионал, конечно. Даже откровенно слабые стихи комментировал он настолько тактично, что никто не обижался. Еще он, вроде бы, говорил какие-то общие, но полезные каждому вещи, и каждый отмечал что-то про себя… А потом настали лихие девяностые: цены подскочили, зарплату не платили, нашему руководителю стало накладно приезжать в Колывань, а без него и мы как-то растерялись. И вот только пять лет назад стали встречаться снова. Мы, как преемники старого поэтического объединения, решили называться «Родником души». И первый свой день рождения отмечали как большой праздник. Один год — это для нас уже было юбилеем (смеется): мы не распались, мы стали коллективом, почувствовали, что наши слушатели нас любят…

— Несколько лет назад в «Родник души» пришли композиторы Вячеслав Кучкин и Светлана Курицкая…

— Да! И нас очень радует не только то, что они проявили интерес к нашему творчеству, но и то, что наши слушатели тянутся к прекрасному. А что может быть прекраснее песен? Светлана Викторовна Курицкая пишет песни на стихи нескольких наших поэтов. Я не могу даже сказать, на чьи стихи у нее песни получаются лучше. Вячеслав Геннадьевич Кучкин начал писать романсы на мои стихи и стихи моей дочери. Он и поет прекрасно, и аккомпанирует… Но его всегда смущает то, что он мужским голосом исполняет женские тексты. Я ему на это отвечаю: «Не беспокойтесь, вы автор музыки — имеете право на авторское исполнение».

— А что, на ваш взгляд, дает стихам сочетание с музыкой?

— Новое звучание, наверное, так можно сказать. Вот, например, я написала стихи, сама их не раз читала и не раз слышала, как их читают другие. Но когда они звучат под музыку — это совсем другое дело. Прямо потрясение какое-то: «Боже мой, а мною ли это написано?!» Каждое слово вплетено в мелодию, и то, что хотелось сказать в этом стихотворении, удесятеряется, что ли…

Дороже любых дифирамбов

— В предисловии к своему первому и пока единственному персональному сборнику стихов «Последняя ягода» вы предупреждаете: «Мои стихи не исповедь, не откровение». Бывали такие случаи, когда читатель воспринимал их как вашу личную историю?

— Еще как бывали! У меня есть, конечно, стихи, под которыми я с уверенностью подписалась бы: «Да, это мое». В том смысле, что это обо мне, о моей семье. Такие стихи, как правило, у меня сопровождаются посвящениями: мужу, детям, внучке. А есть стихи, в которых я говорю от первого лица и можно подумать, что они тоже о личном, хотя это и не всегда так. Вот, например, был такой случай. Мы приехали в Академгородок на встречу с местными поэтами. Многие были со своими сборниками стихов, и я тоже. И вот сидящая рядом женщина попросила почитать мою книжку. Я, конечно, была не против. Она читает и вдруг поворачивается ко мне с глазами, полными слез, и спрашивает: «Вы до сих пор не вместе?» Я даже опешила от такого вопроса и поняла, о чем она, только когда увидела, что книжечка открыта вот на этом стихотворении:

Ушел. Где мне
набраться сил?
И в чем моя вина?
Ушел и даже не спросил,
Как я теперь одна…


И когда я ответила, что мы, вообще-то, не расставались, она была в недоумении: «Так можно написать, только пережив это!» И это была для меня очень высокая оценка! Бывает так: не надо хвалить, не надо дифирамбов петь — одно случайное откровение становится самым дорогим.

Был и такой момент. Муж дал своим новосибирским коллегам почитать сборник моих стихов и потом рассказывает мне: «Зашел к девчонкам, а они на меня смотрят с недоумением, сочувственно, причем совершенно непонятно, с чего бы это? А потом одна набралась смелости: «Василий Александрович, что же вы нам никогда не говорили, что у вас в Афганистане сын погиб?» Он не понимает, о каком сыне речь, а они ему показывают мое стихотворение:

Я сына жду с далекой той
войны.
У тех, с кем он там был,
Уж подрастают дети.
Мне почести и деньги
не нужны,
Верните, кто дороже всех
на свете…


Вот видишь, я даже сейчас это тебе рассказываю и плачу. Если дети погибают, то, наверное, ни одна женщина не может к этому оставаться равнодушной… С ней это было на самом деле или с другой…
Эту историю Алла Васильевна рассказывает со слезами, и стихотворение не дочитывает до конца. Видя такую реакцию, я уже не могу дальше разбираться в механизмах стихосложения и меняю тему.

Когда нестройное милее гладкого

— Алла Васильевна, наверняка вам уже задавали этот вопрос, но все-таки…Почему для своего первого сборника стихов вы выбрали такое название — «Последняя ягода»?

— Никакого скрытого смысла тут нет. Просто стихотворение «Последняя ягода», наверное, самое дорогое для меня. Оно посвящено моему мужу:

На ладони, перепачканной
землей,
Ты протянул мне ягоду
на даче.
И, получив подарок
неземной,
От счастья я украдкою
заплачу.


Где отыскал ты этот
праздник лета?
Среди листвы, опавшей
в тишине?
Горит на солнце ярким
самоцветом
Подарок, что ты щедро
даришь мне.
И пусть кому-то золото
обещано,
Кому-то шею украшают
жемчугами,
Сегодня я — счастливейшая
женщина,
Снимаю ягоду с руки твоей
губами.


…Почему оно самое дорогое? Даже не знаю. Стихи, они, как дети: вот родилось оно — и его уже любишь. Я же сама себе критик. Никогда специально не отдавала свои стихи профессионалу, который бы посмотрел и сказал, в чем ошибки. Я и сама понимаю, что какое-то из моих стихов написано лучше, какое-то хуже. Но иногда нестройное, с профессиональной точки зрения, стихотворение, для меня гораздо дороже, чем гладкое и причесанное.

— Представьте такую ситуацию: к вам в «Родник души» приходит человек, стихи которого явно не дотягивают. Вы поможете ему советом или оставите все как есть: он же для себя пишет?

— Интересный вопрос… (задумчиво). Своим родниковцам можно и сказать. А если кто-то пришел новенький, то надо быть поосторожнее. Многое зависит еще и от того, как человек к нам обращается. Если он не строит из себя поэта, потому что у него есть несколько стихов, а пришел за помощью, то почему бы и не подсказать? Но бывает и наоборот. Например, недавно пришла к нам женщина, попросила ее послушать.

Очень неплохие стихи. Настолько неплохие, что у меня почему-то закралось подозрение. Я, конечно, никому не сказала об этом, но вечером попросила сына проверить, нет ли их в интернете. Как я и предполагала, это оказались чужие стихи… Очень сложно было подготовиться к разговору с «автором», я долго оттягивала этот момент. Такой горький осадок остался: зачем, неужели человек думал, что мы кроме своих стихов ничего не читаем и не разберемся?!

Нескромно? Почему бы нет?

— У вас есть любимый поэт?

— Люблю Рубальскую, очень люблю Веронику Тушнову. Помню, первое из стихотворений Тушновой, которое я прочитала, меня поразило до глубины души. Удивительно: она смогла в нескольких словах выразить то, о чем можно говорить долго и пространно! Это стихотворение стало, можно сказать, девизом и в моем творчестве. Там есть такие слова о поэте:

Пусть он думал и любил
иначе,
Пусть в столетьях мы
не повстречались,
Если я от этих строчек
плачу,
Значит, мне они
предназначались.


Вот так и мне хотелось бы писать: чтобы в моих стихах каждая женщина могла узнать себя.

— У вас и ваших лирических героинь наверняка есть общие черты. Какая это женщина?

— Очень сильная в своей слабости, вот так бы я сказала. Почему-то считается, что женщины слабые… И кто это вообще придумал? Физически да, женщина слабее мужчины, а вот силы духовной, я думаю, у нее не меньше. Сколько в жизни примеров, когда, оставшись одна, женщина и семью вытягивает, и в карьере преуспевает. Не всякий мужчина с этим справится. Поэтому повторю: сильная в своей слабости. Женщина, по-моему, должна быть такой. И не только в стихах.

— Вы говорили, что поначалу не хотели печататься, не думали о том, чтобы выносить свои стихи на публику. А сейчас какого будущего вы бы хотели для своих стихов: чтобы их знало как можно больше людей или чтобы внуки перечитывали ваши тетрадочки?

— Наверное, каждому автору хотелось бы, чтобы его знали. И, думаю, лукавит тот человек, который это отрицает. Да, было время, когда я не считала свое занятие серьезным. Но не сейчас, когда я встречаюсь с читателями и вижу, как они воспринимают мое творчество. Ну и, естественно, хочется, чтобы внуки и правнуки не забывали мои стихи. Хотелось бы оставить след в истории — уж, конечно, не во всероссийской — в истории своей семьи, своего поселка. Может быть, нескромно. Но почему бы и нет?
Резонанс
Новости
Суд встал на сторону жительницы Новосибирска, которую медики клиники Пасман объявили бесплодной и рекомендовали дорогостоящий метод лечения. Однако, пройдя экстракорпоральное оплодотворение, женщина не забеременела, а зачала и родила ребенка другим способом.  

Художественный фильм снимали под Колыванью Новосибирской области. По сценарию фильма современные дети познакомятся с бытом партизан и даже возьмут в плен немецкого летчика.
Посетит Россию в декабре фронтмен немецкой рок-группы Rammstein Тилль Линдеманн. Он выступит в Новосибирске, Москве, Санкт-Петербурге, Самаре и Иркутске. Об этом сообщили в пресс-службе компании T.C.I – организатора российского тура.
На Михайловской набережной Оби появится «Комната запахов». Так архитекторы проекта называют небольшую площадку под открытым небом, которая находится в парке «Городское начало». Вокруг нее высадили ароматные растения.
Несколько сотен новосибирцев с плакатами собрались возле ГПНТБ днем в субботу 22 сентября. Основные требования — отмена повышения пенсионного возраста. Организаторами согласованной акции протеста выступил обком КПРФ.
Покинутая жена жестоко отомстила бывшему мужу в Бердске Новосибирской области. Женщина пробралась в квартиру бывшего супруга, где он проживал вместе с новой семьей, и облила все ацетоном. Пострадала не только семья с маленьким ребенком, но и ни в чем не повинные соседи.