Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Ожидание Счастья

Школа была на пригорке, окруженная тополями, и утром свет входил в тополя, подсвечивая вершины. По гулким осенним улицам каждое утро к этому зданию шли дети по одному или группами, поднимались на истертые гранитные ступени к тяжелой стеклянной двери. В этой школе учились не только ребята соседних домов, но и ближнего детдома. Митя не летел, не прыгал, как другие дети, а шел спокойно, неся свой портфель. В синей курточке, чернявый, с нескладной плотной фигурой подростка, он выглядел основательным и тихим. Прозвонил звонок на урок, и Митя поспешил в свой класс, быстро поднимаясь по ступеням лестницы. Парта его была у окна, из которого падал ранний свет. Он так и просидел весь урок, то и дело смотря в окно на тополя, бросавшие листья в пустой школьный двор.
Он ловил строгий учительский голос, стук мелка о доску, настороженную тишину класса. Но все это казалось далеким перед грустной осенью, пришедшей в мир его мыслей.

Но вот звонок, застучавшие шаги по коридору, потом хлынувший гул голосов школьников. И он остался почти один в классе. К нему подошел одноклассник Ижиков и постучал по плечу.

— Я вызываю тебя на дуэль, — сказал он, с любопытством заглядывая в лицо Мите, и тот, сняв очки, с интересом и испугом посмотрел на него.

— Вы кто? Дантес? — сказал Митя, щуря глаза, оглядывая щуплую фигуру Ижикова, его длинные руки, маленькие кулачки.

— А вот пойдем во двор. Увидишь.

Митя, не зная, как это все понимать, потянулся следом за открывшим классную дверь Ижиковым.

Они вышли во двор, и Митя почувствовал прохладный утренний воздух, запахи увядшей листвы тополей.

— Вот мои секунданты! — сложил губы в усмешку Ижиков, показывая на двух старшеклассников, наверное, только что пришедших сюда.

Те, о ком он говорил, стояли, ёжась от ветра, покуривали, пряча сигаретки в рукава. Ижиков подошел к Мите и ударил первым. Кровь из носа полилась у Мити, капая на курточку.

Старшеклассники с интересом смотрели на драку, а один из них пнул Митю по почкам, и тот, корчась от боли, пошел, согнувшись, назад в школу. Поднимаясь по коридору, он чуть не сбил учительницу музыки Лолу Александровну.

Та, увидя следы крови и синяк под глазом, завела его в свой класс, усадила в кресло.

— Что случились? — спросила она, глядя строго сквозь очки.

— Поскользнулся... — тихо сказал Митя.

Лола Александровна достала платок, вытерла лицо. Поставила на стол печенье, чай в термосе.

Митя глотнул чай и слезы его внезапно покатились по щекам, и он не скрывал их.

— Ну, ничего, они у меня сами заплачут, — сказал, успокаиваясь и растирая слезы, Митя.

— Нельзя быть таким жестоким, Митя.

— А им можно?

Лола Александровна провела ладонью по его волосам, по мокрым глазам.

— А ты кем хочешь быть, когда вырастешь большим?

— Трубачом!

— Трубачом?! — удивилась Лола Александровна, мельком взглянув, будто оценивая Митю.

Она подошла к пианино и сыграла на нем несколько нот.

— Повтори, — попросила Лола Александровна. — Да у тебя абсолютный слух, — сев в кресло и внимательно глядя на Митю, качая головой, проговорила она задумчиво. — Хочешь, я подготовлю тебя к экзаменам в музыкальное училище?

— Хочу, — сказал, зардевшись, Митя.

...И с тех пор, после памятного разговора, начались занятия. Митя приходил в небольшую квартирку Лолы Александровны, где занимался разными премудростями музыки.

Она поила его чаем с печеньем, а потом Митя возвращался в детский дом по опавшим листьям и мечтал. Он вспоминал слова Лолы Александровны, «...что если сильно захочешь, то добьешься своей мечты, надо только работать и мечтать и, конечно, верить в себя, в свой праздник души».

Мите хотелось вырваться из этого мира привычных вещей, полного глупостей и желаний, но он не мог. Он видел себя на сцене, среди таких же, как он, музыкантов, в первом ряду сидела Лола Александровна и слушала его игру.

...А Лола Александровна рассказывала подружкам о необычном мальчике Мите, говоря о бесчувствии людей, ломала сигарету в пепельнице и на глазах ее были слезы:

— Может, взять над ним опеку? Усыновить? — говорила она подругам, повернув лицо к окну, где в позднем свете по улице бежали цветные огни автомобилей.

— Да он все здесь разворует! Детдомовские, они на все способны.

— Нет, он не такой.

— Особый, что ли?

И Лола Александровна закрывала глаза руками, пальцы ее дрожали.

И вот прошло полгода. Ударил цветением май, одевая город цветами и клейкими листочками. Настало время экзаменов в музыкальное училище.

Утром Митя пошел по аллее к училищу, и от чего-то было радостно и странно перед открывающейся жизнью.
Лола Александровна ходила по квартире, не находя себе места, ждала звонка в дверь. Наконец пришел Митя, бросил на столик курточку.

— Ну что? — спросила она его.

Минуту мальчик как бы колебался, пытаясь сохранить степенность, и вдруг улыбнулся счастливой улыбкой:

— Приняли!

Она понимала, как счастлив этот мальчик, как это все решилось, воля и талант победили.

...За окном снова, в который раз, была осень, в мокрых лужах асфальта плавали листья, тянуло дымком сжигаемой листвы.

И вдруг шедший по тротуару юноша достал из чехла трубу, и из нее полились чистые, звонкие, как медь, звуки, а осенние листья в ясный день летели над мостом.

Собрались слушатели, а он играл и играл самозабвенно, не таясь, бросая звуки, словно с нотной тетради. Он играл у дома Лолы Александровны, и соседи, знавшие его, удивленно кивали его игре, соглашаясь с нею. И труба рвалась в небо, чистым восторгом заполняя старый двор...

Прошло несколько лет. Митя учился и жил в общежитии. Незаметно умерла Лола Александровна. Соседи злословили, говорили разное: что Митя спился и играет в похоронных оркестрах. А он просто учился в консерватории. А другие говорили, что он играет в местном театре и его показали недавно по телевизору.

В этой жизни все может быть. И ощущение ожидания долгого счастья, когда музыкант по знаку дирижера поднимает блестящую трубу и она врывается в музыку оркестра. Без нее нет музыки, нет жизни.
Резонанс
Новости
Более ста человек собрались у лицея №22 «Надежда Сибири» в центре Новосибирска вечером 18 октября. Родители учащихся и местные жители протестуют против строительства бизнес-центра на месте сквера на улице Советской. Они готовят обращения в прокуратуру и мэрию.

В Октябрьском районе Новосибирска опасность для детей представляют тренажеры во дворах. Случаев, когда школьники получили травмы в собственном дворе, уже пять, и родители намерены обратиться в прокуратуру, чтобы добиться демонтажа металлических конструкций.
Нетипично крупные покупки, много купленных товаров за час, снятие денег в новых местах – банки вправе блокировать трансакции, которые они по новому закону посчитают сомнительными. Обостренная забота о безопасности может обернуться внезапными неприятностями для клиента. Чтобы пользоваться картой за границей, нужно предупредить банк за неделю до вылета. Что делать, чтобы избежать блокировки карты – в материале VN.ru.
Пройдут только свои. Жители нескольких многоквартирников в Железнодорожном районе Новосибирска вступили в конфликт из-за того, что ТСЖ одного из домов устанавливает забор вокруг здания. Противники утверждают – это ограничит проезд транспорта и затруднит движение пешеходам.
Чиновник с «жестким характером» – начальник управления архитектурно-строительной инспекции мэрии Новосибирска Анатолий Мотыга – написал заявление об увольнении. Этот пост он занимал 15 лет. Отставка Мотыги совпала с подготовкой строительства бизнес-центра рядом с лицеем №22, которая возмутила общественность.

Урбанисты все чаще говорят о том, что в городских микрорайонах нужны площадки, которые будут привлекать жителей со всех окрестных улиц, станут точками притяжения для соседей, местом встреч, знакомств, отдыха. Как раз такие места в каждом районе Новосибирска и будут созданы в рамках проекта «Территория детства».