Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Нам еще надо встретить 70-летие Победы!

Нам еще надо встретить 70-летие Победы!
«Я сдаваться годам не собираюсь! Нам еще надо встретить и достойно отметить семидесятилетие Великой Победы. Да и потом дел хватит…» — говорит моя собеседница с улыбкой, и я отлично понимаю, что это не кокетство и не бравада, а вполне нормальный план на ближайшие годы. Уже вышли в свет двенадцать томов уникального издания, содержащего сведения о наших земляках, воинах Великой Отечественной войны, для которого Валентина Ивановна Анкушина, одна из составителей сборника, готовила материалы о ветеранах Железнодорожного района Новосибирска.
Сейчас завершается работа над дополнительным томом, но и это отнюдь не финал. Благодаря серьезной архивной работе сотрудников военкоматов, историков и энтузиастов, таких как наша героиня, обнаруживаются все новые и новые сведения об известных и безымянных героях самой страшной из войн. Эти сведения собираются, обобщаются и «переплавляются» в зарисовки и очерки.
Такое издание — ценнейший материал не только для следующих поколений, но и для живущих сегодня потомков солдат Второй мировой, которые нередко, увы, не знают подлинной истории своей семьи.

На столе в большой комнате уютной квартиры, где Валентина Ивановна Анкушина живет вместе с дочерью Татьяной (тоже более двадцати лет своей жизни отдавшей железной дороге), ровными стопками возвышаются разноцветные пухлые папки и папочки потоньше. В каждой из них в точно выверенном порядке расположен материал о герое войны. Где-то сведений побольше, а где-то совсем крупицы. Вот тут и фотографии приложены, и ксерокопии листов, исписанных неровным крупным почерком — воспоминания самого героя. А вот очень солидная папка, потянет на целый рассказ. Это означает, что личное дело фронтовика оказалось не бедным на информацию, и с родственниками ветерана, возможно, получилось пообщаться и что-то выспросить, а также кое-что отыскать в местной печати, в старых подшивках…

А чья-то история, дошедшая до нас, совсем небольшая. Все, что удалось отыскать в архивах, уместилось на парочке страниц. Но от этого нисколько не меньше, не тусклее свет подвига простого солдата, грудью заслонившего страну. Валентина Ивановна бережно берет верхнюю папку и перебирает листок за листком… «Нельзя забыть ни одного участника войны», — говорит она, поясняя, почему появилась надобность сформировать дополнительный том к тем двенадцати, что уже изданы.

— Вот наш ветеран, преподаватель НИИЖТа. А вот Толкунов, участник парада 1945-го года. Видите, снимок сделан в победном мае в Восточной Пруссии. Фотограф запечатлел всю их команду. Я большой материал об этом человеке писала. Здесь у меня бумаги, связанные с именем Михаила Антоновича Цыплинского и историей бронепоезда «Сибиряк». А вот это я приготовила для нашего районного музея…

Валентина Ивановна, показав мне свои архивы, бережно укладывает их снова в папочки в том же строгом порядке. Признается, что ходить по семьям героев ей теперь сложновато, потому больше общается по телефону, а как возникает надобность съездить в военкомат, внук по первой просьбе отвозит ее на машине. Высокопрофессиональная машинистка, она теперь каждый очерк, каждую статью пишет от руки, ровным уверенным почерком, а молодые коллеги перепечатывают.

Еще одна непростая задачка — дать каждому очерку точное, неповторимое, безукоризненно отражающее характер героя и его биографию, название. К примеру, «Боевое крещение сибиряка» — о Чердынцеве, супруга которого передала Валентине Ивановне много ценных материалов для книги, «Исцеление сердцем» — очерк о докторе Вере Григорьевне Табаковой, а «Память все хранит» — о ветеране, активной участнице клуба фронтовых встреч «Сибирячка» Нине Федоровне Тяжкун.

Как журналист отмечу, что в деле очеркиста важно не только собрать ценнейшую фактуру, но и, пропустив все это через свое сердце, написать так, чтобы любой читатель проникся и прочувствовал все до мелочей, словно окунулся в фронтовые и послевоенные будни героя. Сколько душевных сил стоили эти очерки Валентине Ивановне, можно только догадываться. Я же вижу, что и сейчас, перебирая старые материалы, она вновь, как в первый раз, чувствует чужую боль, сочувствует утратам, радуется победам…

— Вот человек удивительной судьбы — Таисия Сергеевна Таскина. Они с мужем оба наши ветераны, — рассказывает Анкушина. — Этой женщине выпало полное лишений детство. Отец рано умер, а мать с двумя младшими детьми перебралась к родственникам, оставив ее соседям. Девятилетняя девчонка два года скиталась с беспризорниками, пока не попалась в одну из облав и ее не пристроили ученицей на швейную фабрику… Вот погодите, я вам зачитаю строки из ее рассказа: «Ночевали мы где придется, в пустующих домах, спали прямо на полу, укрывались половиками». Представляете, что она пережила? — спрашивает то ли меня, то ли себя Валентина Ивановна, и взгляд ее увлажнившихся глаз проникает в глубины твоего сердца.

Только такие люди, полные доброты и участия, не боящиеся надорвать душу, способны год за годом трепетно и терпеливо общаться с пожилыми, многое пережившими людьми, выслушивать, сочувствовать, сопереживать, утешать, поддерживать, забывая о том, что и сами из того же «железного» поколения, закаленного войной.

Глядя на сидящую напротив меня обаятельную женщину с малозаметными морщинками и аккуратно уложенными седыми волосами, трудно поверить, что она родом из далекого двадцать второго года. Но факт остается фактом.

Родилась Валюша в семье Ивана Александровича и Полины Михайловны Королевых в Горьковской области в селе с замечательным названием — Свято. Родители вскоре переехали в Дзержинск, где отцу предложили работу главного бухгалтера на крупном химическом предприятии, а Валя и ее младшая сестренка Александра (которой суждено будет творить историю «Артека») остались в селе с бабушкой, Анастасией Николаевной.
Бабушка с малолетства приучала внучек к труду. Траву жали, снопы вязать умели. На память о работе в поле у нашей героини остался глубокий порез на пальце от острого серпа. Бабушка всегда говаривала: «Надо делать любое дело так, чтобы потом не переделывать!»

Когда настало время идти в первый класс, Валя переехала к родителям. Шел тридцатый год. На новом месте Валентине понравилось. Дом, стоявший на проспекте Дзержинского, с трех сторон окружал лес. Окрестные ребятишки частенько бегали туда собирать шишки для самовара. «Красотища кругом!» — вспоминает Валентина Ивановна.

Учиться в школе ей тоже очень нравилось. Но вот о чем мечтала в детские годы, уже не припомнит. Тогда как-то не принято было витать в облаках. Каждый знал: надо отучиться, выбрать серьезное дело, идти работать, чтобы помогать родителям и самому крепче стоять на ногах. Вот она и пошла в техникум химической промышленности. Правда, война скорректировала эти планы. Но еще до того сама Валентина, часто наблюдавшая за соседкой-машинисткой, вдруг обнаружила в себе тягу к этому виду труда.

Не отрываясь от основной учебы, летом тридцать девятого года она окончила курсы машинисток и стала успешно совмещать обучение в техникуме с работой машинистки в заводоуправлении. Вскоре ее пальцы так же быстро мелькали, стуча по клавишам старенького «Ундервуда», как и пальцы соседки. Руководство, поручавшее молоденькой девчушке печать важных документов, отмечало ее оперативность, точность и грамотность. И, конечно, как многие парни и девчонки ее поколения, Валентина была спортсменкой, активисткой, комсомолкой: отлично бросала гранату и отличалась хорошими организаторскими способностями, за что ее ценили в райкоме комсомола.

В своих воспоминаниях «Превосходная должность быть на земле человеком» Валентина Ивановна Анкушина пишет:
«Двадцать второго июня, в воскресенье, прозвучало страшное слово — война. Это событие заглянуло в сердце каждого человека жестким взглядом, пахнуло холодом и круто изменило образ жизни людей. Теперь работали без выходных. Мои послушные пальчики выстукивали приказы нового содержания, и в унисон им работал мозг: как помочь Родине?»

Папа работал в военкомате. Мама помогала в госпитале, шила, латала, перешивала одежду. Почти ни дня не обходилось без бомбежек. Валентине особенно запомнились дирижабли, плавающие в воздухе над важными промышленными объектами. Она работала, как и прежде, машинисткой, только стала серьезнее и собраннее в соответствии с суровым временем. Второго марта сорок второго года ей исполнилось двадцать лет.

— Вызывают в горком комсомола. Вхожу в кабинет, вижу: за столом сидят двое военных и наш председатель горкома ВЛКСМ. «Ну, Валюшенька, — говорит он, — вот представители воинской части, им срочно нужна машинистка. Как ты, согласна?» Что я могла ответить… «Конечно. Служу Советскому Союзу!» «Тогда у тебя два часа на сборы», — ровным голосом добавил он. Военные посадили меня в свою машину и первым делом мы отправились в военкомат, к отцу. Папа, конечно, сильно расстроился, но виду не подал: надо, так надо. Твердый очень был человек. Потом на минутку заехали к маме. Та, конечно, в слезы, как все матери. «С Богом!» — сказала. И отпустила, — вспоминает Валентина Ивановна.

Уже через три дня, пятого марта, Валентина, остригшая косу и как-то вдруг повзрослевшая, вместе с другими грузилась в эшелон. На фронт ее провожали родители, обнимали, просили писать почаще. А впереди лежал долгий трехлетний путь на запад, сначала по российской земле, затем через братские Украину и Белоруссию, прибалтийские республики в Польшу и Чехию.

Из воспоминаний В.И.Анкушиной:

«Я видела, как танки мяли тучные хлебные поля Черноземья, видела тусклые глаза беженцев, будто вымершие, безлюдные села и рабочие поселки. Жадно ловила новости с других фронтов и постоянно ждала весточки из дома…»

Примерно с год Валя работала в политотделе второй отдельной противотанковой артиллерийской бригады, потом девушку перевели в штаб. Поскольку и в военные годы, и после нашей героине частенько доводилось иметь дело с секретной документацией, она по привычке не раскрывает секретов и сейчас. Работала и работала. На совесть.

— Передо мной на столе стояли три гильзы от снарядов: две по краям и одна посередине. Вот и все освещение в землянке. Но глаза молодые, справлялись. Зато копотью надышалась так, что долгое время потом откашливала черным, — вспоминает наша героиня.

Почти все время Валентина проводила за машинкой, а когда выдавалось свободное время, помогала медсестрам. Бои шли такие, что в медчасти всегда не хватало персонала. Со временем она так наловчилась, что уже могла и сложную перевязку сделать, и при операции ассистировать.

Из воспоминаний В.И. Анкушиной:

«Не хватало врачей, медсестер, медикаментов и инструмента. Порой я зубами вытаскивала осколки из ран. Крови не боялась, но очень страшилась причинить дополнительную боль раненому. Надо же так случиться, спустя двадцать два года здесь, в Новосибирске, при случайной встрече меня узнал Василий Иванович Кузнецов, которому я спасла жизнь в сорок третьем…»

Хотя наша героиня непосредственно не участвовала в боевых действиях, смерть не раз проходила рядом, задевая ее своим холодным крылом. Эту историю мне поведала дочь Валентины Ивановны Татьяна, много расспрашивавшая маму о войне. Однажды Валентина и еще несколько человек должны были ехать куда-то. Все уже собрались в машине, но Валентину кто-то окликнул и попросил зайти в штаб. Она отсутствовала несколько минут. В это время случился налет — в машину попал снаряд. Никого из ее попутчиков в живых не осталось.

В другой раз бомба, сброшенная с самолета, разорвалась рядом со «студебеккером», в кузове которого ехала наша героиня. Выброшенная взрывной волной в траншею, что тянулась вдоль дороги, Валентина отделалась контузией и осколочным ранением головы, а кого-то из тех, кто сидел с ней рядом, не стало.

«Это было на Брянском направлении. Ночь. Темень, хоть глаз коли. Колонна наших машин шла медленно. Фары не включали. Вдруг слышим душераздирающий гул немецкого самолета. Он низко над нами, вот уже совсем рядом. Сжалось сердце. Свист и взрывы. Больше ничего не помню. Потом в госпитале сказали: две дырочки в глазу от мелких осколков и первая моя контузия… Позже была и вторая», — вспоминает она.

Еще один эпизод, которого из памяти не вычеркнуть, это встреча с будущим мужем. Точнее, ее и встречей-то в полном смысле назвать нельзя, потому что они были знакомы ранее. Мстислав Александрович Анкушин был помощником начальника штаба по разведке. Встречались не раз, обменивались какими-то служебными фразами, но искры между ними не проскакивало. А когда на Курской дуге землянку засыпало и Валентине, оказавшейся вместе с санитарочкой и штабным писарем в заточении, в буквальном смысле небо с овчинку показалось, она восприняла спасителей как героев. Мстислав Анкушин был первым, кто, прокопав проход к землянке, заглянул внутрь со словами: «Как тут, живы?»

Поженились они уже после войны, в сорок шестом, когда Мстислав вслед за Валей приехал к ее родителям в Дзержинск. Но до этого еще надо было дожить.

— В ночь на 9 мая сорок пятого года наша часть остановилась в небольшом чешском городке. Измотанные боями и утомительными переходами солдаты крепко спали. Вдруг началась оглушительная пальба из всех видов оружия. Это салютовали Победе те, кто первым узнал новость. Нас охватило неописуемое ликование. Бойцы, пропахшие пороховым дымом, и командиры радовались как дети: обнимались, целовались, плакали, смеялись… — вспоминает Валентина Ивановна.

Вся дальнейшая биография нашей героини прочно связана с Сибирью, куда супруг ее вскоре увез. Оба устроились работать на железную дорогу. Он — старшим инженером вагонной службы, она — по своей любимой профессии, машинисткой. Правда, на месте этой семейной паре не сиделось. Сначала на несколько лет подались на строительство дороги Наушки — Улан-Батор, потом в Заярск, на Ангарстрой. И везде с собой брали детей: дочь Таню и сына Володю.

В пятьдесят четвертом осели в Новосибирске. Многие годы Валентина Ивановна работала машинисткой в Новосибирском отделении дороги. Одна из ее коллег вспоминает: «Как опытного, грамотного работника по оформлению документов ее направили в ревизорский аппарат по безопасности движения, а затем в финансовую службу. И везде она проявляла точность и аккуратность, абсолютный порядок в делах».

— Нравилась ли мне работа машинистки? Очень! Я такой человек, если мне сказали: «Валентина Ивановна, надо очень срочно сделать!» — я ночь просижу, но к сроку сделаю! Часок на стуле посплю, и все. Бывало, все уже идут на вторую смену, а я еще тут. И никто не удивляется, потому что все мой характер знали, — говорит наша героиня.

Ее работа всегда отличалась не только оперативностью, но и качеством. По бабушкиному завету каждый документ Валентина Ивановна делала так, чтобы не перепечатывать. А опыта у нее уже было — ого-го. Сделанные Анкушиной документы как образец использовали и даже как-то на выставку отправляли. Конечно, руки ужасно уставали, и спина наверняка ныла, но характер у нашей героини, как кремень: сказали надо — значит надо.

О Валентине Ивановне не раз писали и в газете железнодорожников, и в областных изданиях. В одном из материалов Павла Иосифовича Фридмана есть такие строки:

«Скромная, невысокого роста, с приглушенным голосом и удивительно теплым взглядом слегка усталых глаз. В обычные дни одевается просто и только по праздникам грудь ветерана украшают многочисленные знаки воинской и трудовой доблести. Нашему знакомству почти два десятка лет, и ни разу я не видел Валентину Ивановну раздраженной, не слышал повышенного тона в разговоре. Эти качества — плод долгого и тяжелого жизненного пути».

Она и сегодня такая же, хотите — верьте, хотите — нет. Та же потрясающая трудоспособность, то же полное отсутствие желания на что-либо жаловаться (будь то здоровье, погода или высказывания политиков), то же потрясающее жизнелюбие.

— Люблю жизнь во всем ее многообразии. Люблю трудиться и люблю людей… — проникновенно говорит она, и этому веришь безоговорочно.
Весной Валентина Ивановна по настоянию врачей перенесла полостную операцию. Доктора тревожились, подстраховывались, всевозможные обследования назначали: как-никак почти девять десятков лет, а вдруг организм не выдержит?! А она приняла решение твердо и уже ни секунды не колебалась: надо — значит надо.

Через несколько дней Анкушина уже начала ходить по коридору и вскоре потребовала, чтобы дочь принесла ее бумаги: работа же стоит! А врачи окружили пациентку всевозможной заботой и вниманием, которые она очень ценит, но вести себя как дама в солидном возрасте и не думает. «А как вы думали, у меня же столько дел впереди!» — смеется Валентина Ивановна.

Таких время не берет. Лет эдак тринадцать назад журналистка Гая Парфенова в статье «Просто машинистка» в «Советской Сибири» писала:
«Недавно было ее юбилейное торжество. Валентина Ивановна, как и рассказывали, оказалась великолепной кулинаркой и певуньей с сильным молодым голосом. Внимание друзей, теплые поздравления еще больше молодили ее — она танцевала, пела… И нельзя было поверить, что ей семьдесят пять!»

— Я и сегодня такая, — говорит Валентина Ивановна, — каждый день до двенадцати сижу с бумагами. Работы очень много, и я тружусь без помощников. Дочь чуть не выгоняет меня из-за стола, силком спать отправляет.

За плечами моей героини большой и трудный жизненный путь. Ее парадный пиджак украшают многие военные и трудовые награды: орден Отечественной войны, медаль Георгия Жукова, «За победу над Германией», за бои на Курской дуге, юбилейные медали, знаки «Почетный ветеран Западно-Сибирской магистрали» и «25 лет ветеранской работы», «Ветеран труда», «Ударник коммунистического труда» и многие другие.

Она вырастила и воспитала достойных детей. Сейчас ветерана радуют ее внуки и правнуки. На вопрос, что главное надо вложить в детей, чтобы они выросли порядочными людьми, Валентина Ивановна, задумавшись на минутку, отвечает:

— Чтобы были добрыми, отзывчивыми, верными в дружбе и уважительными к людям старшего поколения.

У нее есть все основания гордиться не только детьми и внуками, но и правнуками. Кстати, одна из них, Ариша, на классном часе, посвященном годовщине Победы в Великой Отечественной войне, рассказывала о фронтовом пути своей прабабушки, Валентины Ивановны Анкушиной.

Не секрет, что воспитывают не столько слова и наставления, сколько личный пример. Ее внуки и правнуки просто не могли вырасти иванами, не помнящими родства, так как имели перед глазами такой красноречивый пример служения людям, пример уважения к истории своего Отечества.
Валентина Ивановна много лет трудилась в совете ветеранов отделения дороги. Также она давний член правления совета ветеранов Железнодорожного района. И там, и там ее всегда ценили не только за обязательность и исполнительность, но и за удивительную душевность, готовность открыться человеку навстречу, выслушать, посочувствовать, помочь.

В одной из характеристик на нашу героиню я нашла такие строки:

«В ветеранском движении с 1987 года. На этой работе зарекомендовала себя отзывчивой, добросовестной, высокоорганизованной и ответственной. Она живет жизнью ветеранов войны. Неоднократно награждалась почетными грамотами и благодарностями мэрии и района. Смыслом ее жизни стали слова «Никто не забыт, ничто не забыто». Последние годы она занята сбором материала о земляках Железнодорожного района, вернувшихся с полей сражений Великой Отечественной. К ним у Валентины Ивановны особенно трепетное отношение. Помнит сотни имен, знает, как живут ветераны, поддерживает связь с родственниками тех, кого уже нет. С 2003 года в Новосибирской области издается многотомная книга «Они вернулись с победой». Валентина Ивановна, с ее знаниями, прилежанием, исполнительностью является одним из лучших, бессменных составителей этого издания».

И к этому, пожалуй, ничего уже и не добавишь. Разве только… Спросила я как-то Валентину Ивановну про ее жизненный девиз, тот, что помогал в самые трудные минуты, и она сказала: «Жить для людей. Думать о других, а потом уже о себе».

И как завет детям и внукам добавила:

— Наш нравственный долг, и переживших Великую Отечественную войну, и родившихся после нее, кто живет благодаря подвигу старшего поколения — вспомнить добрым тихим словом и увековечить в памяти народной имена и дела всех участников тех жестоких сражений.
Резонанс
Новости
Жители Новосибирской области стали чаще рассчитываться картами. За девять месяцев этого года жители региона оплатили картами товары и услуги на общую сумму 203 млрд рублей, это на треть больше общего объема платежей по картам аналогичного показателя 2016 года.
Незаконные действия при переезде в Австрию стали поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Натальи Юрченко – супруги бывшего губернатора Новосибирской области Василия Юрченко, который ранее также получил приговор.
Лягушку с необычайно ярко-желтым окрасом встретили на улице жители Новосибирска.   Специалисты предположили, что земноводное мимикрировало под цвет осенних листьев.
На Михайловской набережной Оби появится «Комната запахов». Так архитекторы проекта называют небольшую площадку под открытым небом, которая находится в парке «Городское начало». Вокруг нее высадили ароматные растения.
Новосибирская команда рискует установить антирекорд КХЛ. За восемь первых матчей команда не набрала ни очка. В клубе поменяли главного тренера, расстались с несколькими игроками, однако все тщетно. В чем причины ужасного старта – в материале VN.ru.

Отец шестерых малолетних детей ненадлежащим образом исполнял возложенные на него обязанности по их воспитанию, не заботился и часто избивал. Именно горе-родитель признан виновником пожара, который унес жизни его детей. После трагедии циничный папаша сбежал в Москву для участия у телешоу.