Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Пара лапотков — в назидание

13.11.2010
Нинель Малиновская
Жил на свете мальчонка-неслух, никуда не годный, да к тому же врунишка и лентяй. Что ни поручат ему делать, все всегда испортит, да еще и на другого вину перекинет. Всегда у него кто-то виноват, а он сам будто ни при чем. Поручат ему дровишек для печки заготовить — он такие длинные поленья напилит, в печь не влезают, дыму полон дом напустит. Всем худо. Поручат чурочек для ложек нарубить — он так мелко нарубит, что только самовар или печь ими растопить можно, а ложку уже не сделаешь, и чурки добрые, что высушивались-выдерживались из хорошей липы, все переведет. Заставят сапоги деревянными гвоздиками подбить — он таких сучков под пятку загонит — ходить нельзя!
Словом, ленив был малец, ничего делать не хотел, а потому и душа ни к чему не лежала. А поесть любил, ложку норовил взять не свою, а ту, что поболе, да загрести, что погуще. И в кого такой неладный уродился? А недалеко, за деревней, на реке, мельник со старухой жил — человек добрый и бездетный. Решили ему парнишку в дети отдать. Отдали.

Мельник муку мелет, на горбушке мешки таскает, а малец лежит на солнцепеке, бока греет, семечки лузгает. И ни стыдобушки в глазах, ни сомнений в сердце не испытывает. А обед подойдет, мельничиха позовет, он встанет, потянется, разомнется, отряхнется — и тут как тут. Поест и снова за свое.

— Ты почто, старик, мальца ни к чему не приучаешь? — спрашивают сельчане.

— А зачем? Пущай лежит, ума да сил копит, а совесть в нем проснется, он сам за дело возьмется, — и таскает мешки с мукой, и таскает.

Зима подошла. Мельница встала. Старик сел лапти плести из того лыка, что еще по весне надрал. Плетет-плетет, недоплетет, оставит, по хозяйству уйдет. А мальчонке скучно на печи-то лежать, пальцем в носу ковырять, тараканов гонять. Слезет с печи, посмотрит лапоть, поковыряет по-своему, кое-как:

— Подумаешь, диво! Так и всяк дурак сделает! И я так могу. Ток за ток, вот и готов лапоток, — и снова на печку к тараканам в компанию — шмыг.
Воротится старик, посмотрит лапоток, зачерпнет им из лоханки кваску:

— Ах, как худо я сделал, изо всех дыр квас бежит! — И в печку лапоть-то бросит — только туда и годится такой. Парнишке обидно, задорно становится:

— Ты пошто, дед, лаптями печку топишь?

А старик за едой жалится:

— Раньше лапти такие делал, хоть ими щи хлебай — капельки не выкапнет, а теперь худые делаю. Одно разорение!

Парнишка слушает, на ус мотает:

— Дай, деда, я тебе сделаю!

— А сумеешь?

— Спробую…

Уж очень захотелось мальчонке доказать, что он лучше старика может лапти плести. Сплел — да худо. Сплел — опять худо. Дед в печь лапотки отправляет. Рассерчал парнишка:

— Не буду делать более!

— Пошто не будешь-то? У тебя уже получается: из первых квас ручьем бежал, из этих — только капает. Мастери добрей, чтоб не капало. Чтоб людям, что носить будут, ходилось, как пелось, — легко, со своей походочкой, чтоб о тебе, как о мастере, и не помнили, покуда новые лапти покупать не надумали.

И стал мальчонка лапти плести, да такие ладные — складные, красивые да прочные, для кваса непроточные.

Выехал старик на ярмарку с мальчонкой, воз лаптей привезли. Все по рублю за пару продают, а старик по три.

— Ты пошто, старик, так дорого? Цену с нас, как липку дерешь?

— Правда ваша, бабоньки. Липки мы много попортили, зато какие лапотки сотворили, каких никто не делывал!

Зачерпнул старик лаптем квас из лоханочки — ни капельки не капнуло, испил кваску, крякнул и прилюдно похвалил мальчонку:

— Вот перед вами не мальчишка ледастый сидит, а Мастер — золотые руки! И товар его соответственно ценится. Одну пару покупайте для ног, чтобы носить и радоваться, а другую — для рук и головы, чтобы было назидание: только с хорошей головой, хорошим сердцем и хорошими руками можно вещь и дело хорошее сделать, на радость людям и себе.

А мальчонка сидит на возу, едва успевает лапотки свои раздавать — продавать. Улыбается да радуется делу рук своих и проснувшейся Совести.

P. S. Больше полувека эта притча, или сказка, рассказанная нам, детям, родителями, пролежала на дне моей памяти, а сегодня я извлекаю и дарю ее своим внукам-правнукам, всем, кто прочитает когда-нибудь написанные мной воспоминания. Дарю их вам, как «пару лапотков — в назидание», авось пригодятся.
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Жителям Новосибирской области, которые планируют поехать в мегаполис на обследование в облбольницу или в гости к родственникам, теперь нужно брать с собой больше денег. С 8 декабря проезд в пассажирском транспорте Новосибирска подорожает. Правда, тем, кому положены льготы, беспокоиться не стоит. Материал опубликован в газете «Советская Сибирь» №49 от 4 декабря 2019 года.
На собеседовании есть «условия игры»: одни делают вид, что успешны и востребованы, другие, что выбирают из кучи достойных кандидатов. HR-специалистов называют гавчарками, HRюшами, «херками», их ненавидят так же сильно, как риелторов. «Псевдоработницы с повышенным ЧСВ и синдромом вершительниц судеб», - презрительно говорят кандидаты. «Меня ненавидят, но мне пофигу», - отвечают эйчары.
Инициативу приравнять Кыштовку к районам Крайнего Севера поддержали депутаты на 38-й сессии районного совета. В случае, если эту меру поддержит Правительство РФ, кыштовчане получат северные надбавки и ранний выход на пенсию. Но это еще не точно.
Разработчики инвалидной коляски-вездехода испытали свое изобретение на одном из самых опасных пандусов города - у здания аптеки на улице Немировича-Данченко. Идея родилась во время безобидного спора в интернете.
Мэр Новосибирска Анатолий Локоть заявил о том, что Бургинский мост не будут украшать новогодней иллюминацией. Так он ответил на предложение общественников развесить гирлянды и установить звезду на арке моста через Обь.
Срыв шапок стал самым распространенным видом преступления в 90-е годы. Методы «дергачей» поражают – меховые головные уборы снимали прямо в кабинках туалетов, когда жертва наиболее беззащитна, использовали собак, нагло обчищали в трамваях и не гнушались бить по голове. Милиция в ответ использовала «живцов».
x^