Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Кто поможет человеку с ружьём?

18.11.2010
Виталий Злодеев
Кто поможет человеку с ружьём?
Сегодня у охотников переходный период — закончилась добыча водоплавающей птицы, начинается сезон охоты на копытную дичь. С 15 ноября — на косуль, с 1 декабря — на лосей, по-прежнему самых популярных объектов у браконьеров. Формально это неплохой повод поговорить о ситуации в охотничьем хозяйстве Новосибирской области — текущем состоянии и перспективах развития. Исполняющий обязанности руководителя департамента по охране животного мира Новосибирской области Михаил Стукало и специалисты департамента подвели предварительные итоги года, одновременно заглянув в будущее.
Период охоты всегда вызывает интерес у широкой аудитории. И если десяткам тысяч новосибирских охотников важен сам процесс, то остальным более интересна борьба с браконьерами. Это варварское явление вряд ли когда-то будет полностью искоренено, но борьбу с ним созданное несколько лет назад управление (теперь преобразованное в департамент) всегда считало первоочередной задачей. За два года работы немало удалось сделать, прежде всего благодаря техническому оснащению государственных инспекторов и оперативных групп, расширению их полномочий. Да и суды с прокуратурой стали более жестко, в рамках закона естественно, относиться к фактам браконьерства. К тому же сейчас можно нарваться на такой штраф, что очень сильно подумаешь в следующий раз.

— За этот год, — сказал Михаил Стукало, — нашими инспекторами оформлено около 1500 административных протоколов по незаконной охоте, по статье 258 Уголовного кодекса РФ возбуждено 53 дела. Не так давно состоялся суд в Тогучине, где два браконьера, убившие весной девять косуль, восемь из которых ждали потомство, оштрафованы на 601 тысячу рублей. В плане строгости наказания прогресс очевиден, ведь ещё несколько лет назад за незаконно добытого лося можно было «отделаться» всего пятью тысячами рублей. На косуль, кстати, разрешенная квота в этом году увеличена, ведь их популяция по области возросла примерно на 2500 голов, а вот лосей всё меньше с каждым годом, и это серьёзная проблема.

Серьёзная, но не единственная. Общая площадь охотничьих угодий Новосибирской области составляет 16,7 миллиона гектаров, из них восемь миллионов — территории, предоставленные для пользования объектами животного мира. Лучшие охотничьи угодья закреплены за частными или общественными организациями долгосрочными договорами аренды. По сути, не закрепленными, проще говоря, малоинтересными, остались труднодоступные территории севера области. Однако существует закон, по которому в каждом муниципальном образовании, в каждом районе не менее 20% охотничьих угодий должны находиться в госфонде и являться общедоступными для всех желающих. По факту же в четырех районах области (Барабинском, Купинском, Татарском и Тогучинском) общедоступных угодий вообще нет, а в пяти районах (Искитимском, Карасукском, Каргатском, Мошковском и Сузунском) их площадь менее 20%. И очень мало шансов, что в ближайшее время ситуация изменится в лучшую сторону. Недавно появился новый Федеральный закон «Об охоте», но он не является серьезным подспорьем в данном вопросе. Ряд позиций там не проработан или просто забыт. По словам Михаила Стукало, регионы работали с Москвой, с профильным министерством, но нужно два-три года, чтобы закон заработал нормально, чтобы в него были внесены необходимые изменения и дополнения.

С одной стороны, что страшного? Купи лицензию у частника и охоться в его угодьях. Но и тут есть свои подводные камни. Из 55 юридических лиц, которые имеют 92 охотничьих хозяйства, многие работают качественно, заботятся о зверях, увеличивают их численность. Но ещё свежи в памяти приписки, когда охотопользователи сознательно завышали численность животных на своей территории, чтобы получить больше квот на отстрел от государства. К тому же очень редко ведётся сопровождение охотника: убедиться, что человек «взял» трофей, и тут же закрыть его путёвку. А то люди, не найдя, к примеру, лося, за лицензию на которого заплачены деньги в десятки раз больше, чем в госструктуре, приезжают несколько раз, настойчиво ищут и зачастую находят. Не гнушаясь зайти и на территории заказников областного значения, которых в регионе 24. А что делать человеку, которому фактически продали воздух: дали лицензию, но не гарантировали добычу? Во всех цивилизованных странах это является обязательным условием, у нас пока нет.

Заказники также являются слабым местом. В этом году департамент по охране животного мира взял территорию заказников (1,4 миллиона гектаров) в оперативное управление, но тамошние егеря не получили прав государственных инспекторов. Обнаружить и проследить браконьеров, сообщить о них — это егеря заказников могут, а сами составлять протоколы — нет. Перевод этих людей в прямое подчинение департамента и наделение их государственными полномочиями позволит увеличить количество «штыков», как выразился Михаил Стукало, с 48 человек до 80. Может, и смешно звучит в сопоставлении более чем с 70-ю тысячами официально зарегистрированных охотников, но на данном этапе в департаменте будут и этому рады.

Ещё одной важной задачей департамента является окончательная доработка проекта концепции областной целевой программы развития охотничьего хозяйства на 2011 — 2013 годы. Проект уже прошёл согласование в областном министерстве финансов и вскоре будет представлен областному правительству. Объем программы предполагает свыше 180 миллионов рублей на три года, и средства будут поступать не только из федерального и областного бюджетов, но и от самих охотопользователей. То есть, получается, они заинтересованы в наведении порядка и определении чётких и понятных «правил игры».

— Никому не нужны ссоры и склоки, — уверен Михаил Стукало. — Да, для частников охотничьи хозяйства — это бизнес, но ведь и его можно вести цивилизованно. Вот везде говорят, что мы притесняем и оговариваем областное общество охотников и рыболовов (ОООиР) и лично его руководителя Николая Ивановича Кобыленко. Но давайте посмотрим правде в глаза… У меня в руках официальный прейскурант этой общественной организации за подписью руководителя, датированный 10 августа этого года. Лицензия на зимнюю косулю стоит 10000 рублей(!), на зайца — 2000, на барсука — 3000 рублей. У нас в госструктуре подобная лицензия стоит в десятки раз меньше. Это что, разумно? Человек на селе никогда не найдёт 10 тысяч, значит, он пойдёт добывать дичь незаконно. Так зачем его толкать на преступление? Задирать цены — не метод и не выход. Нужно искать какие-то разумные варианты, приходить к компромиссам. Наш опыт сотрудничества с рядом охотопользователей показывает, что всегда можно договориться, но необходимо стремиться, чтобы эта практика стала повсеместной.

Словом, скучать в ближайшие годы защитникам животного мира не придётся. Предстоит усиливать службу государственных инспекторов, решать вопросы с угодьями общего пользования, работать с Москвой, чтобы привести федеральный закон об охоте в соответствие с реальными жизненными требованиями. Задач очень много, но вселяет оптимизм тот факт, что «воз» сдвинулся с места, и пусть медленно, но верно движется в цивилизованном направлении.
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Жителям Новосибирской области, которые планируют поехать в мегаполис на обследование в облбольницу или в гости к родственникам, теперь нужно брать с собой больше денег. С 8 декабря проезд в пассажирском транспорте Новосибирска подорожает. Правда, тем, кому положены льготы, беспокоиться не стоит. Материал опубликован в газете «Советская Сибирь» №49 от 4 декабря 2019 года.
На собеседовании есть «условия игры»: одни делают вид, что успешны и востребованы, другие, что выбирают из кучи достойных кандидатов. HR-специалистов называют гавчарками, HRюшами, «херками», их ненавидят так же сильно, как риелторов. «Псевдоработницы с повышенным ЧСВ и синдромом вершительниц судеб», - презрительно говорят кандидаты. «Меня ненавидят, но мне пофигу», - отвечают эйчары.
Инициативу приравнять Кыштовку к районам Крайнего Севера поддержали депутаты на 38-й сессии районного совета. В случае, если эту меру поддержит Правительство РФ, кыштовчане получат северные надбавки и ранний выход на пенсию. Но это еще не точно.
Разработчики инвалидной коляски-вездехода испытали свое изобретение на одном из самых опасных пандусов города - у здания аптеки на улице Немировича-Данченко. Идея родилась во время безобидного спора в интернете.
Мэр Новосибирска Анатолий Локоть заявил о том, что Бургинский мост не будут украшать новогодней иллюминацией. Так он ответил на предложение общественников развесить гирлянды и установить звезду на арке моста через Обь.
Срыв шапок стал самым распространенным видом преступления в 90-е годы. Методы «дергачей» поражают – меховые головные уборы снимали прямо в кабинках туалетов, когда жертва наиболее беззащитна, использовали собак, нагло обчищали в трамваях и не гнушались бить по голове. Милиция в ответ использовала «живцов».
x^