Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Под знаком красной розы

Под знаком красной розы
Первой оперной премьерой сезона в Новосибирском академическом театре оперы и балета стала «Иоланта» Чайковского. Музыкальный руководитель постановки и дирижер — Евгений Волынский. Режиссер-постановщик — Михаил Панджавидзе. Художник-постановщик — Игорь Гриневич. Хормейстер-постановщик — Вячеслав Подъельский.
Известно, что Пётр Ильич написал «Иоланту» уже в зрелом возрасте, за год до смерти, в 1891 году, на сюжет романтической драмы в стихах датчанина Герца «Дочь короля Рене»: слепая девушка, не знающая о своем несчастье, полюбила рыцаря, который и открыл ей драматическую правду о её ограниченности, и она прозрела, благодаря силе собственного чувства, пробуждённому желанию быть по-настоящему счастливой и… — сказали бы мы сегодня, — желанию «быть как все». Композитор работал с необыкновенным душевным подъемом («…Я влюблен в сюжет Иоланты… О, я напишу такую оперу, что все плакать будут…»).

На протяжении более чем столетия жизни на сцене «Иоланта» так же горячо любима слушателями, музыка из нее часто звучит в концертах, арии спорят в популярности с современными шлягерами... Очень красивая музыка, мелодраматический и вместе с тем всегда по-философски актуальный сюжет, нарядные — под старину — костюмы, счастливый финал — что может быть милее сердцу?! Но — сто двадцать лет...

Постановщики новой новосибирской версии перенесли действие оперы в наше время. (Ну что ж, можно сказать — уже привычно, лишь бы не в ущерб художественному замыслу…) И такое перенесение в условную современность не стало произволом: классика в очередной раз подтвердила репутацию неисчерпаемой — в новой постановке «Иоланты» нельзя не увидеть вечную тему.

Разумеется, в подобном начинании Большой театр Сибири не первый: на рубеже 2000-х радикальными опытами модернизации этого произведения занялись (вслед за Венской) московская Геликон-опера, совсем недавно — Мариинский театр и столичная Новая опера, были и другие более и менее революционные попытки. Нашу постановку радикальная «перезагрузка» концепции, к счастью, миновала, и месседж создателей спектакля находится в русле авторского замысла: прозрения, физическое и духовное, — слитны, главное — на подвиг (здесь — во имя спасения возлюбленного) решиться…

Об этом монолог Эбн-Хакиа, врача, призванного королем Рене исцелить дочку:

Как все в природе, чувство
зренья
Не только в нем заключено.
И прежде, чем открыть для
света
Мирские, смертные глаза,
Нам нужно, чтобы
чувство это
Познать сумела и душа…


…Мир Иоланты нашего века (в интерпретации постановщиков) — сказочный райский сад за оранжерейными стеклами и утопающим в красных и белых розах фонтаном. Мир, в который доступа нет никому — перед посягнувшим на его границы тотчас возникнет группа молчаливых, но решительных людей с автоматическими винтовками американского образца (нет-нет, не с «калашниковыми»). Это мир, искусственно созданный могущественным человеком, чтобы оградить любимую дочь не столько от разоблачения тайны ее слепоты, сколько от правды реального мира.

Героине этого спектакля очень подходит титул инфанты: она — большой ребенок. В белом — кроя детской матроски — платье. Ласковая, послушная, нежно лелеемая многочисленной челядью — девушками в белых чепцах-наколках и одинаковых форменных платьицах, а также кормилицей Мартой и подругами Бригиттой и Лаурой (чьи «протокольные» костюмы наводят на мысль, что эта работа оплачивается). У Иоланты до сих пор есть игрушки: проснувшись, она выходит к Водемону с большим плюшевым мишкой…

А мир за стеклами оранжереи вовсе не мирен: на экране-заднике возникают в проекции не только прекрасные виды и розы, но пламя пожарищ и чей-то горем опаленный взгляд; Роберт — нареченный жених Иоланты и его друг Водемон в полувоенной одежде… Можно догадываться, что и слепота Иоланты — следствие каких-то непростых коллизий, связанных с прошлым ее отца. (Не случайно, отдавая Иоланту в руки врача, с надеждой на исцеление, он называет дочь агнцем божьим, отданным на закланье).

Причем режиссер не настаивает на актуализации каких-либо моментов, они прочитываются так, а не иначе самым органичным образом — через музыкальную драматургию оперы (оркестр, солисты, хор находятся здесь в гармонии подчинения единому замыслу), актерские работы (в частности, великолепно яркое исполнение роли Иоланты Ириной Чуриловой), а также сценографическое решение спектакля.

… Мир открылся перед прозревшей героиней не солнечным многоцветьем, а истеричными всполохами электрических огней гигантской автострады и темными закоулками ночного города, где обитают униженные и оскорбленные, о существовании которых в своем оранжерейном раю Иоланта и не подозревала:

Я никогда здесь не была! Мне страшно!..
Врач, где ты? Страшно!
Меня теснят кругом... вот что-то падает...
Как будто все обрушиться готово...
Я погибаю!.. Врач! Спаси меня!


— Посмотри на небо! — отвечает Эбн-Хакиа.

Следующее за тем обращение к Всевышнему, исполняемое всеми героями спектакля коленопреклоненно, воспринимается здесь как нельзя более уместно и… актуально — люди столько накуролесили, наломали дров и сложили голов на этой земле, что им остается положиться и уповать лишь на божью милость.

В данной прозрачности режиссерской концепции, как нам представляется, с главным ее достоинством ненасилия над классикой, видится и некая прямолинейная иллюстративность в ее воплощении: главным средством создания образного строя спектакля стала тут все-таки не режиссура, а точная, художественно-информативная и активная сценография Игоря Гриневича (которая, разумеется, является лишь одной из составляющих постановки). Мизансцены, может быть, слишком традиционны, в ткани спектакля не хватает воздуха для метафоры, почвы — для вторых планов и художественных находок. Хотя музыка премьерной «Иоланты» выше всех похвал: оркестр под управлением Евгения Волынского выразителен, романтически страстен и даже экспрессивен, но ни на минуту не перекрывает вокал. Изумительные по красоте чередования арий, дуэтов, терцетов, многоголосных и хоровых фрагментов и их сочетания непрерывностью своего совершенства даже исключили возможность стихийных — во время действия — аплодисментов. Помешала ли бы певцам более сложная режиссура, не знаю…

Наверное, у больших знатоков и профессионалов оперного искусства, которых в нашем городе вполне наберется на несколько премьерных аншлагов, всё-таки найдется немало претензий и к этой постановке: а как же иначе, ведь это Чайковский, которого у нас знают, любят и почитают не меньше Пушкина! Нам же, несмотря на высказанные замечания, представляется, что очередной музыкальный праздник всё-таки состоялся. Новая «Иоланта», безусловно, — шаг вперед в развитии новосибирской оперы.

Действующие лица и исполнители (премьера 14 ноября):

РЕНЕ, король Прованса — лауреат всероссийских и международного конкурсов Андрей ТРИЛЛЕР.

РОБЕРТ, герцог Бургундский — лауреат всероссийского и национального конкурсов, дипломант международного конкурса Павел ЯНКОВСКИЙ.

ВОДЕМОН, граф, бургундский рыцарь — заслуженный артист России, дипломант Национальных театральных фестивалей «Золотая маска» Олег ВИДЕМАН.

ЭБН-ХАКИА, мавританский врач — заслуженный артист России, лауреат всесоюзного конкурса, лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска» Александр ЛЕБЕДЕВ.

БЕРТРАН, привратник дворца — заслуженный артист России Иван ПОТРИЦАЕВ.

ИОЛАНТА, дочь короля Рене — лауреат всероссийских и международного конкурсов Ирина ЧУРИЛОВА.

МАРТА, жена Бертрана, кормилица Иоланты — народная артистка России Галина БИБИЧЕВА.

Подруги Иоланты:
БРИГИТТА — лауреат международного конкурса Юлия НИКИФОРОВА, ЛАУРА — лауреат всероссийского конкурса Светлана ТОКАРЕВА.
Резонанс
Новости
Пока одни птицы пережидают зиму на юге, другие перебираются поближе к людям. В Новосибирске заметили длиннохвостых неясытей. Летят в мегаполис в поисках еды синицы, снегири, свиристели, дрозды-рябинники. Чем лучше угощать пернатых гостей, и почему синиц называют зомби, узнали корреспонденты ОТС.
Самые актуальные песни, посвященные мамам – в специальной подборке VN.ru. От нестареющей классики в исполнении Валентины Толкуновой «Поговори со мною, мама», до современных перепевок от участников шоу «Голос. Дети».
Главную театральную премию Новосибирска «Парадиз» вручили накануне Года театра в 29-й раз. В понедельник, 19 ноября, в Камерном зале филармонии состоялась торжественная церемония. Спектакль «Подонки» по пьесе Максима Горького «На дне» получил сразу четыре награды.
Много лет терпели жители двухквартирного дома в Доволенском районе Новосибирской области неприятное соседство. Предприимчивая фермерша завела целое стадо копытных, отходы жизнедеятельности которых складировала под соседский забор, игнорируя жалобы соседей. В дело вмешались судебные приставы.

Чин освящения церкви в Новосибирске совершил Верховный католикос всех армян Гарегин II. Армения первой в мире приняла христианство в качестве государственной религии, но церковные службы отличаются от привычных нам православных. И новый храм в Сибири - уникальное строение.
116 аварий из-за некачественного содержания городских дорог произошло в Новосибирске в зимние месяцы 2018 года. 666 аварий - из-за плохой видимости дорожной разметки. Состояние работы по обеспечению условий для безопасного дорожного движения на территории столицы Сибири обсудили в мэрии, на заседании городской межведомственной комиссии по профилактике правонарушений.