Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Алексей Федорченко — мастер загадок

25.11.2010
Алексей Федорченко — мастер загадок
«Овсянки» свердловчанина Алексея Федорченко — единственный русский фильм в главном конкурсе 67-го Венецианского кинофестиваля. Автор мистификации «Первые на Луне», премированной в Венеции в 2005-м, он перенес в наши дни обычаи и верования древнего народа меря — финно-угорского племени, которое населяло Верхнее Поволжье до прихода славян и ассимилировалось с ними в XVI — XVII веках. Кино получилось загадочным и экзотичным. Действие фильма происходит в наши дни и все герои совершенно современные люди, однако основной сюжет истории связан с прошлым. Авторами делается предположение, что часть меря сохранилась до настоящих дней. Они одеты и говорят так же, как их современники, но в толпе всегда узнают друг друга…
Сегодня с фильмом, побывавшим в Венеции, получившим там несколько призов — за лучшее изобразительное решение, приз FIPRESCI и приз экуменического жюри, а также продолжающим получать призы по всему миру, в кинотеатрах нашего города могут познакомиться новосибирцы.

Для тех, у кого эта картина вызвала интерес (до или после просмотра), мы публикуем интервью с режиссером, опубликованное на www.rusrep.ru.

— Весь фильм построен на странных ритуалах вроде омовения водкой и кремации на природе. Они действительно свойственны народу меря или все это придумано?

— В России есть люди, до сих пор считающие себя меря. Имеют право, потому что в русских более пятидесяти процентов финской крови и живем мы на территориях, которые когда-то занимали угро-финны. Но данные о том, как они жили, не сохранились. У нас многое выдумано, хотя, возможно, их языческие обряды были именно такие. Меря — это тайные, скрытые стороны каждого русского человека.

— Это работает на укрепление мифа о загадочной русской душе или вы относитесь к нему с иронией?

— Конечно, я не бываю до конца серьезным, но кино честное. Надеюсь, иронии в нем нет. Я не люблю ярлыки — «притча», «мистификация». Все гораздо сложнее. Россия, конечно, загадочное место, но не думаю, что это какая-то особая загадочность. Все души загадочны. Поэтому мне столь же интересны и корейцы, и евреи, и чеченцы, и все остальные народы.

— Фильм снимался в реальных местах, где когда-то жили меря. Насколько он достоверен в этом смысле?

— Просто снимать нашу реальность мне неинтересно: мы это видим каждый день по телевизору в сериалах и фильмах. И ничего нового там давно нет. А мой друг, писатель Денис Осокин (автор сценария «Овсянок»), видит глубину и миф как раз там, где бараки, какое-нибудь оборонное предприятие, хрущевка или НИИ. Он создает мифологию — тот мир, который рядом с нами и которого одновременно нет. Мы уже сделали документальную сказку о марийских жрецах: кино называется «Шошо». И еще документальный фильм о болгарских лесорубах в тайге Коми, которые когда-то строили там города — и они до сих пор стоят в лесах как необитаемые острова советской цивилизации. У нас есть сценарий под названием «Небесные жены луговых мари». Меря и мари — два соседних народа. Это двадцать три новеллы о марийских женщинах. Есть еще история о самоедском восстании и сценарий о городских легендах Свердловской области…

— Не исключено, что ваш фильм будут сравнивать с традиционным русским кино о духовности, идущим еще от Тарковского. Как вы к нему относитесь?

— Тарковского люблю, особенно раннего. Тарковщину, естественно, нет. Но мысли, что можно туда скатиться, появляются. Вот в «Первых на Луне» такую опасность для меня представлял Такеши Китано, чьи фильмы я знал наизусть. Я даже выбросил несколько планов, в которых увидел его влияние. В «Железной дороге» я ужасно боялся сравнений с Феллини и Кустурицей — просто потому, что там у меня бродячий цирк, цыгане, курицы.

— В фильме много эротических сцен. Тяжело они вам дались?

— Мне кажется, это красиво — эротика в высоком смысле слова. Там хоть и стоит ограничение «детям до восемнадцати», но даже если двенадцатилетний человек посмотрит картину, ничего страшного он там не увидит. Только хорошее.

— Эротизм и русская духовность — вещи, на ваш взгляд, совместимые?

— Конечно, это не свойственно православной культуре с ее аскезой и боязнью язычества, которое как раз не боится телесности. А фильм языческий.

— Вам самому свойственно языческое мироощущение?

— Я вообще-то атеист. И считаю, что атеисты могут видеть и ценить красоту мира. Я могу не верить в бога, но любоваться исламскими, буддийскими или православными обрядами. Мне кажется, атеизм открывает простор для художественного осмысления реальности.
Резонанс
Новости
В жаркую погоду сотни новосибирцев отправляются к водоемам, как результат - всплеск несчастных случаев. Где категорически нельзя купаться, и почему старая пословица «Не зная броду, не суйся в воду» сегодня актуальна как никогда, узнали корреспонденты ОТС.
Бывший ДК «Строитель», а ныне КТЦ «Евразия» около станции метро «Березовая роща» может лишиться мозаичного панно «Строители коммунизма» на фасаде. Известный советский и российский художник-монументалист, скульптор и профессор Зураб Церетели отправил письмо главе региона Андрею Травникову с просьбой сохранить панно времен соцреализма.
Предложения по проекту развития Новосибирского научного центра «Академгородок 2.0»  обсуждались в рамках информационного дня мэрии в администрации Советского района 19 июля. Встреча была малочисленной, в основном известные общественники и зампредседателя СО РАН Иван Благодырь. Но дискуссии получились жаркими, особенно вокруг маршрута Восточного объезда и радикальных идей, типа выноса научных институтов за пределы Академгородка.
Соседи одной из самых старых улиц Сузунского района Новосибирской области устроили себе праздник. Они так долго живут вместе, что посторонние люди отмечают даже внешнее сходство. Все как в семье – тайн не бывает, все достижения на виду.
На выезде из Новосибирска скоро станет меньше пробок - строители начали монтировать вторую очередь путепровода в Ленинск-Кузнецком направлении.
«Я невиновен, это произвол и беспредел», — заявил 35-летний хоккеист из Куйбышева Новосибирской области Роман Л., которого обвиняют в расстреле наряда полиции. Это случилось в марте 2013 года после переименования милиции в полицию. Младший сержант Виктор Кабак стал первым в России погибшим полицейским после реформы МВД.  
x^