Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Хлеб — это не бизнес!»

«Хлеб — это не бизнес!»
Сарыбалыкская земля Доволенского района уже давно стала родной Николаю Басову. Он основательно здесь укоренился. Его родители, крестьяне, научили сына любить и уважать землю. Поэтому он выбрал самое нелегкое крестьянское ремесло — выращивать хлеб. Около двадцати лет трудился в совхозе и уже более десяти лет фермерствует. Здесь, на этой земле, крепла его семья и росли сыновья. А два года назад обратился Николай Степанович к младшему сыну: «Саша, останься здесь, со мной…» Сейчас они вместе косят сено, сеют, радуются первым всходам, с надеждами ждут осени.
«Меня свернуть с намеченного пути невозможно…»

— У меня характер такой: свернуть с намеченного пути невозможно, — говорит Басов. — Супруга и дети знают. Я много сам работаю, того же требую и от тех, кто рядом. На уборку собираю своих друзей, сын зовет своих. Многие из моих друзей механизаторы и уже десять лет со мной. Они меня без долгих уговоров понимают. Просто приезжаю и говорю: «Надо».

Николай Степанович с благодарностью говорит о людях, которые работают с ним. В этом году Басов начал молотить свой хлеб 28 августа. Большую часть урожая убирал раздельным способом. Преимущество в уборке отдал жаткам — комбайны старые, их продуктивность невысокая. Только в середине сентября появилась возможность прямого комбайнирования. Восемь дней специально стояли, ждали, когда влажность из колоса уйдет.

— На 1300 гектаров мне двух новых комбайнов «Полесье» достаточно, чтобы в любой год быть уверенным, что урожай я уберу, — твердит Николай Степанович.

Не особо порадовала нынче урожайность — 14 центнеров с гектара. На парах брали и по 20 центнеров, но редко. Земле, как объясняет фермер, просто не хватило влаги, поля изрезаны трещинами — такая сушь была. Поэтому он поднимал зябь по старинке, отвальным способом. Пусть идет перерасход топлива, но так влаги больше сохраняется в почве. Красногривенские поля специфические: на них много солонцов-пятаков, в этих местах трактористы стараются пахать неглубоко. Организация труда здесь тоже своя. Не приветствует Николай Степанович ночную уборку:

— Позже одиннадцати какая нужда молотить? Человеку отдыхать надо. Можно, конечно, одну-две ночи поработать, но мы-то на уборке двадцать-тридцать дней. А человек ведь не железный.

Хотя сам «вкалывает», не глядя на часы. Все время на полях. Осень нынче выдалась замечательная. Однако по прогнозам и опыту, считает фермер, на следующий год урожай может быть хуже. Мало выпало дождей. У Басова все готово: засыпано хорошее зерно на семена, вывезены излишки хлеба на элеватор, поставлена по всем правилам на хранение техника, доставлены с покосных угодий тюки сена для своего хозяйства.

Есть мечта…
У Николая Степановича своя конеферма. К лошадям у него вообще отношение особое:
— Я сам с шести лет в седле, помогал пасти скот. Пять лет в совхозе работал бригадиром, а средством передвижения у меня были две лошади. Один конь с характером попался, понимал только меня и конюха, но бегал, что машина.

И не думал фермер заниматься животноводством — случай подвернулся. Когда-то Николай Степанович занимался мясом, принимал его у населения и сдавал в город. Однажды пригласил его один хозяин из Купинского района, сдал мясо. Потом предложил забрать кобылу и жеребенка. Пожалел Басов животных и выкупил для себя. Так и завел лошадей.

Сначала поставил себе задачу иметь двадцать пять конематок. Сейчас идет на пятьдесят. Поэтому появилась необходимость заготавливать для них больше сена. Позднее свои работники начали просить помочь с заготовкой кормов для подворий, пенсионеры стали охотно брать сено в счет оплаты за земельные паи. Но сенозаготовка — одна из самых трудных кампаний.

— В деревне нелегко найти хорошего работника, отвыкла молодежь трудиться. Соберешь мужиков, они два-три дня пометали и «отдыхают». А летом время не ждет. Поэтому я купил пресс для сена и косилку роторную за 360 тысяч рублей. Теперь вдвоем с сыном можем сено заготавливать. Как только уборку заканчиваем, начинаем тюки сена с полей вывозить, — делится житейским укладом фермер.

Есть у Басова мечта создать в райцентре конноспортивную школу.

— Ребята рядом с животными многому научатся, — верит он. — В Довольном есть и место, где можно обустроить конюшню, ипподром. Дети здоровее будут.

В отношении этого у Басова своя философия: надо трудиться и тренировать свой организм. Население хилое, считает он, от сидячего образа жизни, работают только мозги, а сердце и тело рыхлое. Люди, которые физически трудятся, более здоровые.

— Корову доить и пахать компьютер не сможет. Я всегда сыновьям говорю: никакая физическая работа организм не износит. Нужно за собой следить и питаться простой крестьянской пищей. А работа должна приносить удовольствие — моральное и материальное, — считает он.

Фермеру нужен госзаказ!
Много работает на земле Николай Степанович. Свои комбайны знает не хуже, чем механизаторы, не гнушается сесть за трактор, вымазать руки в мазуте… Еще больше он думает. Как дальше жить? Зачем оставил сына в деревне? Для чего тянут отопление и водопровод в деревнях, осваивают бюджетные деньги, когда разрушено сельское хозяйство? Люди устают больше от этой обстановки, понимая, что живут в России-матушке, на родной земле, а ощущение, что в России-мачехе. Вокруг реки, озера, леса, а сети не поставь, сушняк без разрешения не возьми. Сельский житель обложен флажками, как волк.

— Для каждого человека святая святых — это хлеб и мать. Как мы, наше общество, относимся к старикам и хлебу?.. Вопрос риторический! Вот и все беды отсюда. Нельзя к выращиванию хлеба относиться, как к бизнесу. Хлеб — оружие, обороноспособность страны, основной продукт питания. Это благо для нас. Сейчас сельское хозяйство сделали бизнесом, и что мы имеем? Я на встрече с министром сельского хозяйства сказал: «Мне все равно, выгоден наш труд государству или нет, но у меня — человека, который работает на земле, — должны быть средства для выплаты рабочим зарплаты (высокой!) и для внедрения новых технологий. Я не должен идти и просить у власти помощи!

Да и что это за бизнес, если государство в прошлом году вынудило хлеборобов сдать зерно за копейки?! На сегодняшний день в средствах массовой информации много говорят о поддержке сельского хозяйства. А крестьянину-то нужно другое — твердые, прогнозируемые цены на хлеб в начале сезона, чтобы планировать свое производство, в частности, посевы сельскохозяйственных культур.

— На зерно у меня должен быть госзаказ, — уверен Басов. — В 2010 году нам здесь перекупщики могли бы дать цену от 6000 рублей и более за тонну продовольственной пшеницы, но границу закрыли для экспорта зерна и мы не можем реализовать наш продукт по выгодной цене. Она сразу же упала до 4600 рублей. По прошлому году с каждой тонны зерна было 1000 — 1500 рублей убытка! У каждого! А с валового сбора это уже миллионы рублей потерь. И опять на нас нагрели руки.

Николай Степанович подводит меня к своей технике.

— Вы видите эту рухлядь? За любые деньги на двадцатилетнем комбайне никто не хочет работать. Я не могу уйти от устаревших машин. И при этом у меня еще десять миллионов рублей кредиторской задолженности. Сколько на эти деньги мог бы набрать техники? Мне не нужны компенсации! Дайте кредит, например, под пять процентов годовых, а в банк переведите проценты компенсации. Не должен я куда-то ходить, собирать кипы документов и справок на получение льгот, компенсаций. Я хочу работать на земле, готовить технику.

Бывая часто по фермерским делам на элеваторах, предприятиях, не перестает Басов удивляться одной и той же картине: в кабинете у начальников евроремонт, а в цехах — оборудование 60-х годов! Все хотят красиво жить, но кто будет делать черную работу?

— Объявлено, что всерьез беремся за животноводство, строим комплексы. А с нами кто-то посоветовался? С директорами хозяйств, с фермерами? Нет! — горячится Николай Степанович. — Пройдите, посмотрите на ферму, кто там сейчас работает, много ли молодых? Через пять лет работать ни на земле, ни в животноводстве будет некому!

Выход один, уверен он: надо объединяться руководителям хозяйств и фермерам, чтобы ставить вопрос о будущем села перед депутатами, перед правительством. Крестьянам нужны государственный заказ на зерно, стабильная цена. Тогда они сами свои сёла поднимут, помогут строить дороги, школы и будут здесь жить.
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
«До дури затягивают гайки на сервисе пневмопистолетами! Нужно тупо стоять над механиком и требовать, чтобы подтягивал вручную!». Ажиотаж по смене резины на зимнюю стартовал в Новосибирской области, все спешат «переобуться», но итоги шиномонтажа ужасны – гайки на колесные болты (шпильки) намертво прикручивают пневмоинструментом. Резьбу перетягивают с силой, превышающей нормативные моменты. Это прямой риск сложной ситуации на трассе при замене колес, а то и путь к аварии, если болт сломается. Что нужно требовать от мастеров шиномонтажных СТО?
Пожар по повышенному номеру сложности ликвидировали спасатели в городской клинической больнице скорой помощи Октябрьского района вечером 19 октября. Сотрудники МЧС России вместе с администрацией медучреждения эвакуировали 160 пациентов, в том числе 14 маломобильных.
К переменам готовится новосибирский зоопарк. На его территории намерены построить вольер для крупных африканских животных. Архитекторы и дизайнеры разработали уже несколько проектов. По предварительным подсчетам, новшества обойдутся в сотни миллионов рублей. Но на пути реализации масштабных планов появились препятствия.
Молодой следователь-криминалист отдела криминалистики следственного управления СКР по Новосибирской области раскрыл преступление, совершенное в 2005 году. Преступника нашел в Тогучинской колонии, где тот отбывал срок за другое изнасилование. О самых интересных делах и этической стороне профессии Андрей Салин рассказал корреспонденту VN.ru.
Три автомобиля столкнулись на автодороге Р-254 на территории Чулымского района в субботу, 19 октября. В результате аварии на месте от полученных травм скончались трое мужчин – водитель и пассажиры «Nissan».
Выпускник аспирантуры факультета автоматики и вычислительной техники Новосибирского государственного технического университета Алексей Приходько не слышит с рождения.
x^