Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Как век закручивал сюжеты

18.02.2011
Как век закручивал сюжеты
Вышли в свет два исторических романа Михаила Щукина, посвященные Новониколаевску В конце прошлого года и в начале нынешнего в московском издательстве «Вече», в серии «Сибириада», вышли в свет два романа известного сибирского писателя, нашего земляка Михаила Щукина — «Конокрад» и «Черный буран». Пожалуй, впервые в сибирской литературе столь ярко и зримо представлен наш старый Новониколаевск, нынешний Новосибирск.
Действие первого романа «Конокрад» разворачивается еще до революции: «История эта началась в молодом сибирском городе Новониколаевске в тысяча девятьсот тринадцатом году, на третий день после Рождества. Рано утром, толком еще и не рассвело, в полицейском участке обнаружилась пропажа: бесследно исчезла из конюшни тройка самолучших лошадей. Два гнедых жеребца и одна кобыла, тоже гнедая...» С первых своих страниц роман захватывает самого искушенного читателя. Интрига закручена так мастерски, а быт и нравы Новониколаевска в начале прошлого века переданы так живописно и достоверно, что возникает своего рода «эффект присутствия». Здесь, в бурно растущем молодом городе, стремительно сколачивались огромные состояния, здесь зажиточные семьи удивительным образом сосуществовали с «темным элементом», здесь волею службы бедовый конокрад, спасаясь от полиции, прячется под кроватью избалованной гимназистки Тонечки Шалагиной, и этот поступок сплетает в тугой узел судьбы невинной девушки, отчаянного похитителя и облеченного властью мерзавца-полицмейстера...

В романе «Черный буран» действие происходит уже в иное время, в страшную зиму 1919—1920 годов, но опять же в Новониколаевске. И уже полюбившиеся читателям герои, бывшая гимназистка Тонечка Шалагина и бывший конокрад Василий Конев, снова оказываются в центре сложных и трагических событий. Но так же, как и в «Конокраде», в «Черном буране» есть еще один герой — город, также вовлеченный в страшный вихрь Гражданской войны.

Вот об этом мы и беседуем с автором.

— Михаил Николаевич, сюжеты «Конокрада» и «Черного бурана», как всегда в ваших произведениях, построены таким образом, что от книги невозможно оторваться. Но вот в интернете прочитала отзыв одного литературного критика, правда там речь идет о вашем романе «Ямщина», но сути это не меняет. Приведу лишь одну маленькую цитату: «Текст затягивает с первой минуты. Он, как воронка, всасывает читателя, не давая оторваться. Дергает. Тянет. Что дальше? Чем кончится? И это именно достоинство текста, а не лихо закрученного сюжета...» Так что же для вас все-таки важнее — сюжет или сам текст?

— Скажем так: важнее всего — музыка слова. Как только она зазвучит в полную силу, значит, все получится. А если не зазвучит, ничего толкового и не будет. Что же касается разделения текста и сюжета, здесь однозначного ответа нет. Иногда текст диктует сюжет, а иногда наоборот. Какая рука для вас важнее — правая или левая? Правильно, обе при деле. Так и в нашем случае. А вообще, все рассуждения — ссылаюсь только на собственный опыт — приходят лишь после того, как книга написана. В процессе работы об этом не задумываешься.

— В том и другом романе вы смело вставляете в художественный текст целые главы с использованием даже конкретных документов, из которых складывается образ еще одного героя — нашего города. Вы этим преследовали какую-то определенную цель?

— Для меня всегда важно обозначить место действия. Не просто как некий фон, картонную декорацию, а как неотъемлемую часть того времени и той жизни. Поэтому и конкретные названия улиц и даже зданий, старая реклама и газетные цитаты — все это помогает воскрешать давно ушедшую жизнь, которая бурно кипела в Новониколаевске 1913 года. Что же касается уже иного времени, описанного в романе «Черный буран», зимы 1919—1920 годов, то довелось немало прочитать архивных документов, и должен признаться, что порою несколько казенных строк из какой-нибудь служебной записки впечатляют сильнее, чем самый изысканный текст. В них сквозит такая бездна трагедии, что порою перехватывает дыхание. Так что вставные главы, о которых вы говорите, — это не формальность, а неотъемлемая часть романа, действие которого, как уже сказано, происходит в Новониколаевске, на тех самых улицах, по которым мы ходим сегодня, даже не задумываясь о том, сколько горя, крови и слез впитала земля под нашими ногами...

— В «Черному буране», который является непосредственным продолжением «Конокрада», мы открываем, на мой взгляд, именно ту страницу в истории города, которая малоизвестна, хотя о событиях Гражданской войны в Сибири написано довольно много...

— Вы правы, написано действительно много. Но это, как правило, взгляд с одной стороны — победившей. Но ведь были и побежденные. Те же самые русские люди. Они тысячами умирали, оказавшись в плену, в казармах военного городка, замерзали в брошенных вагонах, а по самому Новониколаевску разгуливал черный буран смерти — трупы просто валялись на улицах, и даже Никольская часовня была приспособлена под морг, или, как тогда их называли, под ледянку. В истории нашего города не было более трагичного времени, чем зима 1919—1920 годов.

И еще. Я, пожалуй, неверно и неправильно сказал о победивших и побежденных. Да, формально именно так, но я убежден, что в гражданской войне, по глубинной сути, не может быть победителей. В гражданской, братоубийственной, войне все — побежденные. И шрамы, нанесенные такой войной, еще долго не заживают в народной памяти.

— А как же с любовной линией, так ярко обозначенной в «Конокраде»? Она не потерялась?

— И «Черный буран», как это ни покажется странным, тоже прежде всего роман о любви. О той самой любви, которая всегда спасала человеческое в человеке, даже несмотря на невыносимые, казалось бы, обстоятельства. Долгий, тяжкий путь моих главных героев друг к другу в конце концов венчается встречей. Впрочем, не буду пересказывать сюжет, дело это довольно не интересное, скажу лишь о том, что расставаться со своими героями было довольно грустно, словно сроднился с ними: «... сырость и неприютность на улице Коммунистической, и болит, не утихая, сердце, словно силится вспомнить и оплакать всех, кто жил под этим небом, ходил по этой земле, и был счастлив, сохраняя до последнего часа в своей душе такую горькую и невыразимо сладкую любовь...»

— Вы сразу задумывали продолжение «Конокрада»?

— Если честно, ни о каком продолжении изначально я не задумывался. Просто поставил точку, простившись со своим героем на пустынной барабинской дороге. Но на встречах с читателями неизменно возникал вопрос: «А что будет дальше?» И чем чаще мне этот вопрос задавали, тем я больше начинал задумываться. И вот результат — роман «Черный буран». Можно сказать, что на продолжение меня подвигнули читатели.

— «Ямщина», «Конокрад», «Черный буран» — все эти романы посвящены истории Сибири. Похоже, эта тема вам очень близка. А вы не задумывались над романом о современности?

— Задумывался. И если даст Бог, такой роман со временем появится. Но пока я нахожусь в той теме, которую вы определили как историческую. На самом деле, освоение и обживание огромных пространств русским человеком — это на сегодняшний день обстоятельство не столько историческое, сколько именно современное. Мы должны знать сердцем и родовой памятью чувствовать, что в землю, на которой живем, в сибирскую землю, вложены труды, плоть и кровь многих и многих поколений наших предков. И отдавать кому бы то ни было нашу землю и ее богатства — значит совершать преступление перед своими предками и перед собственной историей. А развитие событий в современном мире убеждает: желающих поживиться сибирскими богатствами весьма изрядное количество.

— И, конечно, традиционный вопрос о ваших планах.

— Планов, как всегда, много, да только, к сожалению, не все и не всегда выполняются. Поэтому я стараюсь о них помалкивать. А вот о том, что сделано, можно и сказать. Буквально на днях я закончил новый роман, который называется «Лихие гости». Надеюсь, что в скором времени он выйдет в свет.
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Патрульная группа центра защиты населения Искитимского района провела рейд в двух местах отдыха у воды, проверила работу спасательных постов 4 августа. Спасательные посты созданы в самых популярных местах массового отдыха на воде. Спасателям приходится останавливать нетрезвых купальщиков. Печальный антирекорд: только в июле в водоемах области утонули 37 человек.
Пилотный проект по чипированию крупного рогатого скота реализуют в Новосибирской области. Данные о животном, информацию из медицинской карты отправляют в Единый федеральный реестр.
Семеро скончались, в реанимации 67 инфицированных, выписано 72 пациента. Новые данные о ситуации с COVID-19 в Новосибирской области опубликовал оперативный штаб.
На границе Новосибирской области и Казахстана задержали иностранца, который, по некоторым данным, сбежал из новосибирского ковидного госпиталя и пытался прорваться в соседнее государство.
Жестокие разборки случились в СНТ «Лилия» в Первомайском районе Новосибирска. Там глубокой ночью вспыхнула дача заместителя председателя товарищества. Несчастный случай полиция исключила сразу: едва перепуганная Татьяна Светцова выбралась из горящего дома, как по ней открыли огонь из пистолета.
Списывать на ЕГЭ выпускники школ пытаются каждый год. Не исключением стало и «коронавирусное» лето 2020. Как организаторы ЕГЭ в Новосибирске ловят нарушителей и как реагируют дети, попавшиеся со шпаргалкой или телефоном? Почему маска-шпаргалка бесполезна, а учителям нельзя «понять и простить». Об этом VN.ru рассказал руководитель Регионального центра обработки информации Сергей Кондратьев.

x^