Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Экзамен по предмету «Общежитие»

2011-09-01
Павел Красин

Начать знакомство со студенческими общежитиями я решил с Новосибирского государственного университета. НГУ, безусловно, самый демократичный вуз, что подтверждает его общежитие № 4. Для человека студенческого вида (меня к таким пока отнести можно) попасть внутрь не составляет никакого труда: главное — целеустремленно пройти мимо вахтера с независимым видом. За три дня до начала учебного года общежитие № 4 выглядит, как объект из покинутого города Припять: в пустынных коридорах встречаются видавшие виды холодильники, разобранные кровати и какие-то мешки. В одном из закутков можно обнаружить даже детскую коляску — вдруг пригодится молодой ячейке общества!

На первом, втором и третьем этажах — ни души. В большинство комнат ведут настолько хлипкие фанерные двери, что, кажется, толкни ее посильней — она с хрустом вывалится. В щели между некоторыми дверьми и косяками можно просунуть шариковую ручку, через эти же щели в коридор пробивается свет. Слышимость абсолютная: вот за этой дверью бряцают ложки, здесь — смеются, там — слушают музыку на такой громкости, что она звучит на весь этаж. На каждой двери надпись: «Маленькая комната — стучать три раза, большая комната — стучать много раз». При этом сколько ни стучи, никто не открывает.

Дополнительный вопрос троечникам

Апартаменты студентов спланированы, как европейская компактная квартира. За входной дверью — нечто среднее между прихожей и кухней. На пятачке в два на два метра умещается электроплита, холодильник и тумбочка, а стены густо увешаны полками. Когда здесь в последний раз делался ремонт, сказать трудно. Ребята дружно сожалеют о том, что я не пришел к ним вчера — тогда бы увидел, в каком плачевном состоянии были их плита и холодильник, а так они хотя бы помыли бытовые приборы.

Из прихожей ведут три двери: налево пойдешь — в ванную попадешь, прямо — в маленькую комнату, направо — в большую. В жилых комнатах ничего интересного, обычный молодежный беспорядок. А вот ванная — как декорация из старых советских фильмов о коммунальных квартирах. Проржавевший бачок установлен под потолком, очевидно, его поставили еще 50 лет назад при строительстве общежития. Металлическая раковина потрескалась и облупилась, унитаз тоже в плачевном состоянии — понятно, что студентам нужно его почаще мыть, но он просто физически очень изношен. Зато стены недавно покрашены в насыщенный оранжевый цвет. Студентам, судя по всему, нравится — недаром на стене наклеена улыбающаяся рожица и надпись «Универ!».

На прощание ребята посоветовали заглянуть в душевую, которая находится в подвале. Это единственное в общежитии место общественного пользования. От первого этажа подвал отделяет решетка, которая, впрочем, настежь распахнута в дневное время. Спускаюсь в полутемный подвальный коридор с низким потолком и натыкаюсь на неожиданное препятствие. Через проход пролегают какие-то трубы, с которых капает холодная вода. Чтобы попасть в душевую, надо согнуться чуть ли не пополам — такая вот экстремальная гигиена. Вопрос на засыпку: даже если такие неполадки и недоделки существуют только в одном общежитии НГУ, разве это повод не устранять их годами?

«Хорошо» с недочётами

После увиденного в общежитии № 4 НГУ и от других вузов ожидаешь чего-то подобного. Отправляемся на другой конец города и попадаем в общежитие Новосибирского государственного университета экономики и управления. Демократией здесь и не пахнет. Пройти внутрь можно только через блокпост, состоящий из турникета, вахтера и охранника, которые пропускают лишь счастливых обладателей пропуска. Аргументы «я к друзьям», «пропуск забыл» и «мне на одну секунду» на них, увы, не действуют, так что за безопасность студентов можно быть спокойным.
Часть комнат и коридоров отремонтированы, часть нет, но в целом опрятно. Стены облуплены только на «курительных» лестницах, двери не рассыпаются, никаких юморных табличек о том, сколько раз и куда стучать, не висит. Комнаты сгруппированы в своего рода блоки по четыре в каждом. Перед тем как попасть в апартаменты, нужно зайти в кухонный предбанник с электроплитой и раковиной. Плиты старенькие, но пока еще чистые. Хотя с точки зрения общепита каждая комната автономна, у всех ребят есть микроволновая печь и холодильник. Из прихожей двери ведут в четыре комнаты, где и живут ребята — по два или три человека. Кое-кто уже успел придать своим жилищам колорит: в апартаментах студенток-первокурсниц замечаю сбитую гардину. Девочки смущаются.

— Это не мы! Это… столяр ее плохо прикрепил!
Идем дальше, на сей раз к второкурсникам. У Ани и Леши весь второй ярус кровати заполнен сумками, пакетами и коробками. Судя по виду, в нераспакованном виде они уже не один день. Да и зачем еще парню и девушке второй ярус, раз уж они живут вместе?

Твердое «отлично»

Приободренный положением дел, отправляюсь дальше — в общежитие № 3 Сибирского государственного университета телекоммуникаций и информатики. Оно могло бы побороться за звание образцового, хотя, как утверждает его заведующая Евгения Севостьянова, многим родителям все равно не нравится. Это, очевидно, — родительское стремление дать своим детям все самое лучшее, потому что общежитие СибГУТИ больше похоже на санаторий-профилакторий. В холле есть даже небольшой продуктовый магазин, а на входе — бдительный, но добрый вахтер. Если человек имеет студенческий вид, опрятно одет, вежлив да еще и говорит, к кому пришел, его могут пропустить.

Кухонные блоки, туалеты и душевые недавно отремонтированы, и можно только порадоваться за ребят, которым так повезло. Никаких многофункциональных прихожих здесь нет, и попасть в комнаты можно из обычных коридоров. За малейший намек на беспорядок следует небольшая воспитательная работа. Заведующая, пожалуй, чересчур строга к ребятам, поскольку в комнатах и так почти идеальная чистота: мусор в ведре, продукты на столе, вещи почти не разбросаны. Такой порядок встретишь не в каждой квартире, где за чадами неустанно надзирают родители. Домашние животные категорически запрещены, и одной из первокурсниц даже пришлось отправить домой свою любимую кошку. У парней можно встретить гитару, а у девочек — холодильники, оформленные в стиле хиппи. Ребята живут душевно и креативно.

Впрочем, современным студентам, как и их предшественникам десять, двадцать и сто лет назад, совсем не важны условия общежитий. Главное, что живут самостоятельно, от родителей зависят только финансово, а соседи наверняка будут хорошие.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
Термин «сомнительный анализ» теперь исчезнет из результатов тестирования на COVID-19 в лабораториях Новосибирска. Теперь лаборатории получили новый референтный статус, позволяющий им ставить либо положительный, либо отрицательный анализ. Ранее результаты местных лабораторий приходилось подтверждать в Роспотребнадзоре.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^