Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Эдиповы мечты и радости

2006-01-16
Татьяна Марголис



(В этом смысле тоже ничего не изменилось.) Хорошо, хоть неподъёмных сумок не было, потому что люди давно перестали снаряжать в последний путь своих близких. Никаких глиняных горшков, горностаевых мантий и заколотых, ни в чём не повинных лошадей мне вслед не накидали.

Я возилась с замком. И потому, как именно заклинивало ключ, пыталась сообразить, с каким единственным и любимым мне придётся коротать свою вечную жизнь. Дело в том, что у меня было три мужа. И все — любимые. Но чтобы с кем-нибудь из них остаться навеки? Об этом даже подумать страшно…

Замок не открывался категорически. Эдип за сотню высадил мне дверь. Навстречу вышли вальяжный кот Багир, жизнерадостный ротвейлер Барни. А попугай Изя сказал, как отрезал: «Перезвоните!» Кота мне подарили, когда я выходила замуж за Игоря, Барни подобрал на помойке мой «муж номер два» Макс. А «перезвоните» попугай перенял от младшего из мужей, Жени.

Я прошла в комнату с работающим телевизором. На диване спал Игорёк. «Значит, дверь мы не поставим НИКОГДА, — поняла я, — каждый день будем жрать перловку и бдительно следить за своим здоровьем. Господи, за что?»

Я выключила телевизор. Игорь сразу проснулся.

— Тусик, — сказал он, — я болею. У меня температура.

Он взял мою руку и приставил к своему лбу. Лоб был горячим. Я встала и пошла на кухню: за лекарствами, за ужином, за всем этим вечным кошмаром. Гора грязной посуды! Как будто обедали семь богатырей, а не один болящий Игорь. Я собралась открывать краны, и тут услышала, что из ванной доносятся плеск воды и довольное фырканье.

Дверь в ванну не была закрыта изнутри. «Макс никогда не запирался», — подумала я и вошла. «Привет, — сказал Макс, — мыться будешь?»

Я приготовила ужин на троих. Игорь отказался вставать и просил принести еду в постель. Макс и сам не понёс, и мне запретил. Мы сели за стол вдвоём. У меня кусок в горло не лез.

— Он же голодный и больной, — пыталась я давить на жалость.

— Притворяется! — отрезал Макс. Что ж… Он больший специалист по спасению животных, а не людей!

Разразился бы скандал. Но в дверь позвонили. Несмотря на то, что она не была закрыта! Более того — дверь просто приставлена к стене. Я хорошо знала эту манеру. Неужели…

— Кого чёрт принёс? — пробубнил Макс, по-хозяйски вставая из-за стола.

— Перезвоните! — радостно заорал Изя. И я поняла, что не ошиблась. Чёрт принёс младшенького из мужей, Женю.

— Это тоже наш? — поинтересовался Макс.

Я кивнула.

— Ну и где мы будем жить?

«В самом деле, как-то неудачно вышло: три мужа, две комнаты. И ещё я сама», — запульсировала в голове мыслишка. Но говорить я начала уверенно:

— Вы будете жить в комнате с телевизором, собакой и котом. А я — отдельно, — видя, как круглеют от возмущения Максовы глаза, я добавила голосу металла: — Это моя квартира. Не нравится — можешь уходить.

— Куда это я пойду? — возмутился «второй номер». — Здесь мой дом и моя жена.

— И моя! — поддержал разговор Женя.

— А ты вообще заткнись! — вконец рассвирепел Макс.

Я тем временем проскользнула в свою комнату и закрылась. Вот влипла так влипла! Что буду делать с этими тремя бугаями? Я не выдержу. Я умру! Ах, да… Я уже умерла. Значит, выхода нет. А Женя совсем не бугай. Они же его заклюют!

Судя по звукам, голод одержал победу над Игорем. Кашляя и страдая, простуженный пожаловал на кухню. Зазвенели ложки-вилки. Всё-таки хорошо, что я приготовила ужин на троих!

Мальчики поели и принялись колотиться в мою дверь:

— Тата, ты будешь телевизор смотреть? — интересовался Макс.

— Туся, мне плохо! — стонал Игорь.

— Лапа, у нас есть новый замок? — спрашивал Женя.

Нет, мои мужья решительно не признают, что человек (значит, и я тоже) имеет право на личностное пространство. И сейчас мне просто необходимо побыть одной. Я предпочла не реагировать на вопли по ту сторону комнаты. Я тихо сидела и (вот глупость!) захотела в туалет. Мужчины увлеклись телевизором, и я решила незаметно прошмыгнуть мимо. В конце концов, умудрились же они не услышать, как Эдип выламывал дверь!

Я уже было встала, но вдруг услышала за дверью шаги. Потом грохот. Голос Жени:

— Макс, у нас есть новый замок?

«Господи, ну откуда он знает?» — проворчала я про себя. Макс, если он чего-то не знал, то никогда не признавался, а забивал противника парадоксами.

— Может, мне тебя ещё усыновить? — ответил Макс Жене.

Уже ночью, когда замолчали телевизор и три моих мужа, я, полуживая, выбралась из комнаты. Сами понимаете, куда я отправилась первым делом. А потом — тихо-тихо — собрала кое-какие вещи, в последний раз оглядела свой дом…

— Перезвоните! — пробормотал во сне Изя.

— Обязательно! — пообещала я и открыла дверь.

Точнее, не открыла. Замок-то был новый! Первый раз в жизни (клянусь!) обшарила карманы своих мужей. Ключа не было! Я села на коврик под дверью и заскулила. Никто не проснулся. Никто!

И только на утро я узнала почему: Макс и Женя заразились от Игоря. Теперь все трое лежали с температурой, аспирин закончился, а ключи всё ещё не были найдены. Женечка забыл, куда положил их.

Я сидела под дверью и прислушивалась, не возвращается ли с работы Эдип. Щель под дверью оказалась достаточной, чтобы просунуть сотню. Эдип стал выбивать дверь.

— Что за шум, Тата? — застонал Игорь. — Я же болею!

— Я только новый замок поставил, — обиделся Женя.

— А ты вообще заткнись, — может быть, заступился за меня Макс.

И вдруг я открыла глаза. Всё плывёт, качается, язык тяжёлый. Я отхожу от наркоза. Вспоминаю: операция. Весь этот кошмар вечной жизни — только бред под наркозом. Вот всегда так! У кого-то — свет в конце тоннеля и ангелы, а у меня — две комнаты в панельном доме и мужья.
Игорь, Макс и Женя пришли на следующий день.

— Туся, ты спишь? — спросил Макс.

— Тата, а у твоего доктора есть аспирин? — изрёк Игорь.

— Лапа, не знаешь, где у нас дома корм для попугая? — поинтересовался Женя и доложил: — Изя уже три дня ничего не ел!

Я не открывала глаз. Я вдруг поняла, почему бомж Эдип работает слепым. И вовсе не потому, что так больше подают. Просто он закрывает глаза и сладко мечтает. Может быть, о возвращении домой…

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Похожие новости
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
08.04.2021 Видео
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год